Открытое письмо Елене Исинбаевой

Елена Исинбаева

Дорогая моя Елена, Лена, мне даже физически плохо от того, что я не могу Вам помочь.

Я так воспринимаю этот фарс, что меня унизили вместе с Вами, я тоже проглотил эту пилюлю, и слова мудреца, что «два элемента, которые наиболее часто встречаются во Вселенной, — водород и глупость», — даже если «глупость» переписать на «подлость», — меня совсем не утешают.

Эти идиоты, во время выступлений кажущиеся бессвязными говорунами, обидели и Вас, Солнцеподобную, и всех нас, и я не согласен с хорохорящимися, утверждающими, что сильного изобидеть нельзя; еще как можно.

Лена, однажды я брал интервью у Катрин Денев, она была уставшей, но держалась, как и подобает Приме, и на вопрос о качестве собственной жизни улыбчиво ответила: «Каждый день моей жизни трудный, а все вместе — прекрасные».

Пытаясь хоть как-то Вас утешить, напоминаю Вам, что у Вас впереди предолгая и архисчастливая жизнь, а Вы уже такие вершины покорили, что Денев — вот она, рядом. Вы обставили всех, а теперь обставили Вас, меня, всех нас: у глагола «обставить» несколько значений, некоторые так и вовсе малопочтенные.

Лена, я учился в ТГУ, даже там, в сверхэмоциональном Тифилисе, меня учили: «Про факты, потрясающие душу, пиши как можно сдержанней и суше».

Как видите, безуспешно.

Когда Вы заплакали на приеме у Верховного, не сдержался и я, и мои детки (я очень рад, что они отзывчивые и эмоциональные).

Я, как и Вы, не умею, хотя уже слишком долго живу, коль скоро речь идет о несправедливости, реагировать «с хорошо отмеренной долей гнева».

Лена, Вы и без меня, преклонного ферлакура, знаете, что Вы изумительная Леди; но ведь мне не воспретит никто об этом напомнить Вам и всем, даже тем, особенно тем, кто, лишив Вас возможности поехать в Рио, преумножил 3ло, которого и без них кругом хоть лопатой разгребай.

Теперь, когда разразился бред и про Вас уже не скажешь только «Она вся буквально сделана из уверенности в себе», Вы, парадоксальным образом, стали мне еще ближе, еще милее; поздно, конечно, раздувать кадило, остается кадить, но я искренен, как в унисон с Вами рыдавшая моя дочь: не забывайте о миллионах людей, которые преклоняются пред Вами, совсем молодой и очень, очень красивой.

В ответ на эсхатологическое «Бывали хуже времена, но не было подлей» затяну кутаисски-волгоградское босяцкое: «…но во все времена Исинбаева Лена всех сильней и милей»; корявенько, зато без допинга.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий



«««
»»»