Реквием по содержанкам

Есть горестное словосочетание «cost reduction», знакомое бизнесменам всего мира. Означает «сокращение расходов». Российская деловая элита употребляет свой вариант перевода – рубить косты. У нашей славной элиты пресловутая рубка костов прошла не только по глобальным лекалам. Наши не просто сэкономили на семейных фестивалях и ремонте порше-движков для катеров. Нет, они в массовом порядке слили содержанок. Поредела гламурная армия пинапизированных красавиц, живущих под девизом «Чтобы мы имели то, что имеют те, кто имеет нас».

Год назад я прогнозировал именно такую рубку на страницах симпатичного делового еженедельника. Там же бегло сочинил классификацию исследуемого девичьего контингента, условно разбив его на три возрастных группы. Каюсь, это было по-репортерски поверхностно. Превентивно хочу уточнить терминологию. Потому что в разряд куртизанок читатель с литературным багажом от Дюма может отнести и чахнущих от сифилиса куртизанок, и могущественных манипуляторш а-ля мадам Помпадур, через койку Людовика XV в известном смысле рулившей внутренней политикой Франции.

В нашем случае это совсем другой подход к отношениям. Иная энергетика. Мне доводилось дискутировать на данную тематику с неглупыми людьми. Консенсус найден не был, увы. Абсолютно не согласен с теми, кто ставит ремесло содержанки в один ряд с первой древнейшей. Считаю, что брак по расчету гораздо ближе к проституции, чем доля содержанки. Проститутка обязана исполнить служебные обязанности независимо от внешности или других параметров клиента. Содержанка – это по любви. Хорошо, может быть, иногда это лишь игра в любовь, не суть. На уровне объяснений все едино речь о союзе, выстроенном на взаимосимпатии. В странах, где узаконено многоженство, вопрос решается традиционно. А мы позиционируемся как европейцы. Но! Мы – скифы. Живем-то в восточной стране на самом деле. И подход к завуалированному многоженству соответствующий. Любой уважающий себя депутат или генерал ФСБ по статусу обязан гордиться парой-другой проплаченных спутниц. Иначе в его кредитоспособности (а значит и компетентности) коллеги усомнятся. Как-то так.

Современных российских содержанок – достаточно условно – можно разбить на пять категорий.

Первая, номенклатурная. Возрастной ценз – до 35. Это девушки не просто из хороших семей. Из именитых.

Напомню, что согласно словарю Ожегова содержанкой называют женщину, живущую на содержании любовника. Наследницы прославленных фамилий, как правило, не бывают просто домохозяйками в золотых клетках. Во-первых, их такими клетками с рождения не удивить. Во-вторых, зачем МГИМО или Сорбонна, чтобы потом просто детей нарожать? То есть эти всегда работают. Даже если такая работа составляет приличную долю расходов содержанта. Хорошо, когда передачу на кабельном ТВ для своей любимой удалось купить, и она теперь у нас теледива. Это порой как бы инвестиция в собственный престиж.

Далее. Категория номер два. Рейтинговые. Происхождение неважно. Абсолютно. Могут быть хоть с помойки, но на обложках глянца и ТВ-экранах хотя бы разок, но мелькнули. В основном это усталые пташки отечественного шоу-бизнеса. Певицы, киноактрисы, модельерши… реже девушки других творческих ремесел.

Третья группа. Выполнившие долг. Родила – получила стабильную ренту. Когда постельный аспект перестает доминировать в отношениях пары содержант/содержанка, наступает разумный договорной этап. Подразумевается, что пожизненный. Размеры отступных зависят (хоть и не прямо пропорционально) от количества контролируемых нефтевышек, банков или звезд на погонах. Амплитуда компенсаций размашиста. Например, стандартный контракт для подруги владельца региональной сети сосисочных: трехкомнатная квартира в столичной элитке, «бэха» или «мерс» (чтобы было на чем ребенка в школу), небольшой домик в Хорватии или Болгарии (чтобы было куда ребенка на лето возить) и тысяч пять ежемесячно (чтобы было на что ребенка кормить). Плюс подарки на все праздники, включая конфессиональные. Часто за отдельную одноразовую плату оговаривается гарантия, что отец с ребенком… никогда (даже случайно) не пересечется. Мотив «Боюсь привязаться».

Четвертая категория. Строго до 21 года. От 15. Порода учитывается только биологическая, родословная значения не имеет. Свежесть нимфеточная – вот главный козырь.

И пятая, самая многочисленная. От 22 до 27 лет. К ним требования как к элитной службе эскорта. Знание как минимум одного европейского языка. Манеры. Смешливость адекватная. Способность поддержать разговор в любой компании.

Наконец, шестая. Условно говоря «стайные». Возраст значения не имеет. Имеет значение манера охоты. Их места обитания – светские рауты и социальные сети типа «Одноклассников» и Facebook’ов. Всякий социально-значимый обитатель этих заповедников знает, что каждый карьерный подъем сопряжен с всплывающими красотками в купальниках (это я про фото), которые расточают вздохи-комплименты. И представлены в ассортименте. Они так и группируются. Блондинка, шатенка, брюнетка. Высокая и приземистая. Подростково-угловатая + пышнотелая в комплект. И атакуют по сговору. В расчете, что кто-нибудь да приглянется. А остальные станут в очередь. Эта категория как переходное знамя. Кочуют от одного к другому. Совмещают. Называется: иметь параллельный проект.

Так вот. Как продемонстрировал кризисный год, жертвами сакраментального «cost reduction», стали три из пяти групп. Нечетные. По рейтинговым и малолеткам ударило не так основательно. Они по-прежнему востребованы. Остальные попали под массовые увольнения.

Категория номер раз. Премиум-класс (представительниц коего, право, на перечет) почти поголовно лишен финансовой поддержки любвеобильных нефтяников, металлургов и силовиков. Возможно, потому, что связи такого масштаба на виду. Сорить деньгами стало немодно. Чревато.

Третья категория. Большинству тех, кто воспитывает нецелованных детей, оставлена недвижимость, но в пенсии отказано. Многим сказано – давай, мужа ищи. Кстати, даже в благополучные времена с довольствия женщины снимались только после регистрации брака: на сексуальные интрижки глаза снисходительно закрывались. Более того, знаю одну красивую актрису, которая на спонсорские деньги выхаживала тяжелобольного коллегу. И спонсорский мальчик называл актера «папой». А биологический отец был просто счастлив: за цену матери получил для чада и отца. Два в одном флаконе. Ревности никакой.

Почему так, а не иначе – пища для размышлений.

И вот еще. Не всегда приятно, когда прогнозы сбываются. Вот как-то не ощущаешь себя чемпионом. «Я могу предвидеть, но не могу предсказать», – утверждал прекрасный Костя Кинчев в незабвенном «Моем поколении». Вот. Здесь ровно наоборот.

Евгений Ю.ДОДОЛЕВ.

Редуцированный вариант статьи опубликован в еженедельнике Михаила Леонтьева «Однако» (№10, 2009).

Создай свой бизнес в интернете


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Эффект зеркала
В честь Мельпомены
Самая капризная звезда
Тайное увлечение Ивана Урганта
Планы «Алисы»
В отличной форме
Леннон целовал ноги Льюису
Готовы к всемирному туру
Концертные легенды


««« »»»