Смех сквозь слезы

С Будапештом Франческу ГААЛЬ связывало многое. Здесь в 1918 году четырнадцатилетняя Фанни Зилверич (артистический псевдоним появится позже), скрыв свой возраст, поступила в театральную школу. Путь ее в искусстве не был простым и гладким, но она успела сделать много.

Амплуа травести ей очень подходило. Худенькая, угловатая, невысокая девочка отлично играла мальчишек – задиристых и непокроных. А мечтала о другом. С детства влюбленная в русскую литературу, Франческа с упоением читала Пушкина, Толстого, Достоевского и особенно Чехова. Играть на сцене Будапештского театра драмы в чеховских пьесах почитала за счастье. Аня в “Вишневом саде”, Ирина в “Трех сестрах” надолго остались ее любимыми ролями. Вероятно, имеено тогда, когда Франческа перечитывала пьесы и рассказы любимого Чехова, она поняла, что главное для нее в любой комедийной роли – “смех сквозь слезы”.

Театр принес успех актрисе. Но она была только в начале поисков своего жанра. Еще в театральной школе Гааль с упоением занималась хореографией и пением. Поэтому с восторгом согласилась исполнить роль веселой бесприданницы Лизы в новой оперетте Имре Кальмана “Графиня Марица”. А дальше в ее репертуаре появилась наездница Сьюзи в “Принцессе цирка” и трепетная Виолетта в “Фиалке Монмартра”. И в каждой из этих ролей она пыталась отыскать то, что вызывало бы “смех сквозь слезы”.

Резко изменил ее планы приход звука в кино. Начавшееся в США увлечение музыкальными фильмами захватило и Европу. Студии искали актеров, умеющих не только играть в комедиях, но танцевать и петь. Судьба Гааль была предопределена. Знаменитая немецкая компания “УФА” заключила с ней контракт на участие в музыкальной комедии “Паприка”. Фильм покорил зрителей. У касс кинотеатров Праги, Вены, Берлина, Будапешта выстраивались очереди. Немецкий знали все. Он не служил препятствием, а проделки героини фильма оказались близки и понятны всем.

Но наступил 1933 год. На “УФА” пришло распоряжение о строжайшем соблюденгии расовой чистоты. С актрисой расторгли контракты. Она покидает Берлин и уезжает в Вену, которая демонстративно игнорировала указания рейха. В Австрии Франческа сыграет лучшие свои роли в фильмах “Чиби – задорная девчонка”, “Маленькая мама”, “Катерина последняя” и “Петер и Ева”. Последние ленты были проданы в СССР – ведь в них не было пропаганды Запада, а элементы социального неравенства героев картины вполне устраивали ревнителей идеологической чистоты. А для советского зрителя каждая встреча с Гааль была встречей с актрисой, покорившей их сердца. Ей подражали: появились стрижки “под Петера”, раскупались шляпки “маленькая мама”, песни в исполнении Гааль звучали с грамофонных пластинок, комедии с участием Франчески ставили у нас рекорд популярности.

Вскоре актрису пригласили в Голливуд. Работала она легко, быстро выучив английский. Но в начале Второй мировой войны Гааль внезапно начала собираться в Европу, ее беспокоило положение матери, сестры и брата. Хотелось им помочь перебраться в Америку.

Понимала ли она, куда едет, когда в начале 1941 года пересекала на самолете океан? Похоже, не до конца. Приехав на свою виллу на Балатоне, Франческа не застала там никого. Разгул антисемитизма загнал мать в будапештское гетто, где ее вскоре замучили нацисты. Сестра умерла в концлагере Прессбург. Сына брата убили во время облавы. Сама Франческа, бессильная что-либол сделать, скрывалась четыре года.

Советская Армия освободида Будапешт. На улице курортного поселка близ Балатона Гааль встретила советских солдат песенкой “Сегодня я чувствую себя чудесно” из “Петера” – фильма, который у нас любили все. По приглашению командования Советской Армии и Общества культурных связей с заграницей актрису пригласили в Москву.

В столице было лето. Сохранился цветной фильм о первом физкультурном параде. В нем есть несколько крупных планов Гааль: сверкающая улыбка, какой ее запомнили по увиденным фильмам, она радостно приветствует идуших по Красной площади спортсменов в трусах до колен. Актрису пригласили в Госкино, свозили на “Мосфильм”, любезно выслушав ее пожелание сыграть в советском фильме “Пигмалион” роль Элизы Дулитл. Пообещали “согласовать вопрос” и вскоре дать ответ.

В ожидании она предложила свои услуги Малому театру, где шел “Пигмалион”. У нее поинтересовались: А на каком языке вы собираетесь играть?”. На немецком, конечно, – ответила Гааль. – Я сыграла ее более ста раз. – Увидев смущенные взгляды, она добавила: Но я могу выучить по-русски. В Америке я играла на незнакомом мне английском, который выучила за месяц.

Гааль улыбалась, ее глаза светились. В Малом театре ей также сказали, что “надо согласовать вопрос”, и пообещали дать скорый ответ. Ответа она так и не дождалась. Ее проводили на аэродром и посадили в военный самолет, другие тогда просто не летали.

Прилетев в Будапешт, актриса начинает играть в театре “Вигсинхаз”, однако, приход к власти коммунистов, разогнавших все другие партии, заставил ее вернуться в США. В Гааль уж слишком был велик страх оказаться в руках нового тоталитарного режима.

Франческа Гааль не смогла вписаться в послевоенную американскую кинематографию. Почти незамеченной осталась и ее смерть 2 января 1973 года. Но зрители еще долго будут помнить, во всяком случае российские, девушку по имени Петер, которая могла удивительно показать на экране смех сквозь слезы.

Владимир СЕРГЕЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

DVD-обзор
Илья Резник и его проекты
Коротко
Из жизни Ольги Кормухиной
Валерий Струков: в Новый год с новым диском!
Александр Перов: Я еще не соскучился жить
Концерт в честь Горбачева
Первая леди документального кино
Такие разные планы «машинистов»
“Виагра” или любовь


««« »»»