МОСКВА. КГБ. ГЕНЕРАЛ САВОСТЬЯНОВ. ОПЫТ НЕФОРМАЛЬНОГО ИНТЕРВЬЮ С ЧЕЛОВЕКОМ В “ФОРМЕ”

Поскольку он – зам. директора отечественной контрразведки, Евгения САВОСТЬЯНОВА можно числить лишь входящим в десятку чиновников, дирижирующих “силовыми министерствами”. Впрочем, все эти калькуляции так же условны, как переименования улицы Дзержинского, которая для всей Москвы (России, Евроазии, Вселенной) была и осталась Лубянкой… Савостьянов, право, заслужил титул Первого демократа, преуспевшего на руководящем посту Российской ГосБезопасности. Начальник Управления ФСК по г.Москве и Московской области…

По восточному гороскопу он – Дракон.

Из гороскопа:

“В ДРАКОНЕ избыток здоровья, жизненной силы, активности. Открытый и чистый, как золото, он не способен к мелочности, лицемерию, злословию, даже к самой элементарной дипломатии. Дракон чувствителен. Часто беспокоится по ложным причинам. Его стремление к совершенствованию делает его требовательным как к себе, так и к другим. Он скрупулезен. Много требует, но приносит намного больше.

Раздражителен. Дракон несдержан на язык, и слова у него часто опережают мысли. Вместе с тем следует считаться с его мнением, хорошо или плохо изложенным, так как он дает хорошие советы.

Неудержимый энтузиаст, он легко увлекается. Гордец. Разносторонне способный человек, интеллигентный, волевой, выносливый, великодушный. Его слушают, он влиятелен.”

ЦК КПСС БЕССМЕРТЕН?

– Евгений Вадимович, буквально через пару недель после нашей предыдущей встречи читаю в “Независимой газете”: Савостьянов, мол, уходит из КГБ в большую политику, а вы ведь (во время беседы) настойчиво отказывались от статуса “общественного деятеля”…

– Ну, мой “уход” я могу прокомментировать следующим образом: это был возможный и, с моей точки зрения, целесообразный вариант развития событий. Но я, человек военный, не получил обязательного для меня согласия Президента. Что касается “общественного деятеля”… Я, собственно, в этом качестве пришел сюда. Конечно, многие навыки потеряны.

– Новые приобретены…

– Да, таков закон сохранения, своего рода…

РЕМАРКА 1. Генерал Савостьянов – идеальный объект прежде всего для ТВ-интервью, поскольку на газетной полосе теряются его лукавые полуулыбки и этакая британская ирония, на которые, быть может, стоило делить некоторые из савостьяновских реплик.

– Но, честно говоря, меня не оставляет некоторая душевная боль: движение, в котором я начинал свою политическую деятельность, находится сейчас в весьма плачевном состоянии. Однако я продолжаю верить в возрождение тех идеалов и принципов, которыми демократы руководствовались в 1989 году.

– Вы, стало быть, идеалист?..

– Более того, я – Абсолютный Идеалист.

– Это не помеха работе нынешней?

– Наоборот – помогает. Потому что работать здесь из чисто прагматических соображений – невозможно.

– Работая в КГБ, невозможно не быть и аналитиком. Полагаю, что вы, Евгений Вадимович, анализируете причины, приведшие демдвижение в его нынешнее, незавидное положение?

– Конечно… Первое – роль “политического охвостья” властных структур, второе – забвенье интересов своих избирателей, третье – уход из демдвижения в аппарат всех идеологов и многих организаторов.

Вот что меня расстраивает: основной нашей концепцией была Идея Свободного Человека, доминанта общества над государством, а сейчас, грубо говоря, государство продолжает доминировать над обществом. И, к сожалению, разрыв между Властью и Народом (на мой взгляд) – ничуть не меньше, чем в 89-м году.

– С позиций государственника, коим вы обязаны являться по должности своей, – такая дистанция не есть трагедия.

– Именно с точки зрения государственника это и есть трагедия. Ведь государственник – не тот, кто три раза в день или почаще бубнит: “Мы великая держава”. Мы защищаем государственную безопасность, а это прежде всего – совпадение того, чего “хотят низы” и что “могут верхи”.

Всегда должна быть их связь.

Вы ведь сами жалуетесь на бездейственность общественного мнения: никто не реагирует, как бывало, на ваши публикации, в газетах вымерла сакраментальная рубрика “По следам наших выступлений”, а лейтмотив многих публицистических стонов: никто ничего не боится, повсюду беспредел.

И действительно: у рядового человека сегодня нет эффективных (да что там: никаких!) рычагов влияния на государственные институты. Безысходность.

Но – возвращаясь к демдвижению – замечу еще раз: я разочаровался не в тезисах, не в курсе, а в исполнении. Здесь нами совершено много ошибок.

Что, пожалуй, естественно, по большому счету. Возьмем тех же большевиков. У них на подготовку к Октябрьскому перевороту 1917 года было 15 лет: подготовка кадров, планомерная работа в эмиграции, относительная свобода для выступлений в периодике. А крушение коммунистической Системы в конце 80-х – начале 90-х произошло с невероятной скоростью.

Людей со стороны, способных хоть как-то управлять происходящими процессами, вести государственную работу – практически не было.

В результате власть автоматически вернулась к тем, кому она и принадлежала.

Единственный, пожалуй, нюанс: от идеологического отдела ЦК КПСС бразды правления перешли в отдел экономический. И сегодня, как никогда, важно растить новые кадры, способные управлять государством в новых условиях.

ХРУЩЕВ ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ

– Вот вы говорите: “свободный человек”. А что это, по-вашему, такое?

– Есть внутренняя свобода (свобода мыслить), от государства непосредственно не зависящая. И она, как это ни причудливо, возможно, прозвучит, гораздо сильнее выражена при тоталитарном режиме. Мы с вами прекрасно знаем, что любой тиранический строй дает гораздо больше примеров духовных взлетов, чем демократическое правление. Поэтому я-то говорю о другом: о нынешней зависимости (в повседневной жизни) от мнения и настроения мелкого чиновника.

А это ведь вопрос многоплановый. Чем больше налогов, чем больше средств отчуждается государством от конкретного человека, тем активнее идет перераспределение этих денег через чиновничество.

И гражданин, труженик может быть облагодетельствован. Но уже не своим трудом, а волей чиновника.

Ведь есть разница: заниматься своим делом по собственной воле или по разрешению чиновника. У нас, увы, масса вопросов продолжает весьма искусственным образом регулироваться.

Целые регионы зависят от капризов и настроений все тех же чиновников.

РЕМАРКА 2. В устах человека государственного, чиновника – рассуждения эти, вполне стандартные и абсолютно разумные для рефлексирующего обывателя, – звучат почти радикально.

– Безусловно, свободы, как бы поточнее выразиться, межиндивидной, что ли – стало больше. Но в остальном мы почти стоим на месте. И характерным показателем, еще раз повторяю, является процент валового дохода, отчуждаемого в виде налогов.

Впрочем, подозреваю, что тезис этот более чем неоригинален. Хотя большинство видит в этом лишь неточность экономической политики…

Мы все пропитаны доктриной Никиты Сергеевича Хрущева о необходимости увеличения общественных фондов потребления.

А что это значило? У тебя меньше шансов купить путевку самому, больше – выпросить ее у профкома. И это мы стали воспринимать как некую данность. Есть кому подумать о нашем отпуске, о досуге наших детей, о нашем здоровье. Есть к кому пойти: попросить, пожаловаться, посоветоваться. И мы, во всяком случае многие, страдаем ныне от того, что не к кому пойти и попросить. Мы до сих пор не сумели проникнуться философией личной ответственности. И не потому, что мы-де ленивые и безответственные. Инерция привычки.

Скажем, мэр Москвы Лужков и московские профсоюзы “решили вопрос” о летнем отдыхе столичной ребятни. При этом мало кто задумывается о том, что система соцстраха выведена из-под профсоюзов, а средства последних – средства их членов.

– Я, Евгений Вадимович, слышу в речах ваших интонации западника, человека, игнорирующего общинный менталитет россиянина, привыкшего (и привыкавшего к этому веками!): за него решают, что и как.

– Итак, вы считаете, что русским чужд индивидуализм и имманентна соборность? Давайте вспомним. Когда Россию сотрясла земельная реформа, когда настал черед столыпинской – это что, люди, обременные соборными традициями, бросились осваивать Сибирь, создавать там систему вольного землепашества?

– Их же, людей этих, в Сибирь послали…

– Ничего подобного. Это в наше время “посылают”…

РЕМАРКА 3. См. Ремарку 1.

– …А в те времена предоставляли возможность получить землю. Фактически бесплатно. Т.е. была введена американская модель. Что, дело Артамоновых заводилось людьми, склонными к общинному мышлению? Ломоносов, Третьяков – общинники? Вы найдете в русской истории (и, в частности, в отечественной литературе) массу примеров того, как успешно (когда давалась такая возможность) развивались русские Индивидуалисты.

Увы, государство Российское нечасто такой возможностью баловало своих граждан.

Поэтому-то я и считаю, что нынешняя революция гораздо масштабнее революции 17-го года.

Тогда лишь вернулись к той самой пресловутой форме обобществления, свойственной Руси. Ведь страна пережила небольшой (в рамках мировой истории) этап, во время которого стала отходить от этой формы. С 1861 по 1917 годы.

И не надо думать, что русский человек просто билогически не способен думать и действовать самостоятельно.

– Как вы относитесь к тезису, что каждый народ имеет именно то правительство, которое заслуживает. Вот, например, у Градского в “Антиперестроечном блюзе”: “Мы заслужили эту власть, бэби”.

– Я отношусь к этому утверждению как к банальности.

Это вполне известный журналистский прием. Вы ведь близки к тому, чтобы навязать мне свою аксиоматику!

– Хорошо, перехожу к делам и фигурам конкретным: вас считают человеком из команды экс-мэра Попова…

– С Гавриилом Харитоновичем Поповым нас познакомил Андрей Дмитриевич Сахаров в мае 1991 года, когда формировалась московская депутатская группа.

РЕМАРКА 4. Поскольку это, конечно же, не последнее интервью с хозяином кабинета №514 в строгом здании на Лубянке, оставляю коллегам наводку: КАК и ГДЕ будущий генерал ГБ Савостьянов познакомился с маршалом от науки и генералиссимусом диссидентского движения Сахаровым, чью предвыборную кампанию организовывал Евгений Вадимович.

– Потом мы с Поповым по нарастающей, я бы сказал, взаимодействовали. По мере формирования межрегиональной депутатской группы, ДемРоссии. С должности его помощника и началась моя бюрократическая работа.

По рекомендации Попова я, собственно, и занял свое нынешнее кресло. По его рекомендации и с согласия двух президентов: Михаила Сергеевича Горбачева (СССР. – Е.Д.) и Бориса Николаевича Ельцина (Россия. – Е.Д.).

Впоследствии Борис Николаевич переназначал меня на эту должность многократно. Ведь КГБ несколько раз переименовывалось: МБ, ФСК.

– Вы в своем лексиконе по-прежнему (как и большинство соотечественников) используете аббревиатуру КГБ?

– Редко. Чаще просто ГБ – госбезопасность.

– Возвращаясь к Попову: сейчас вы с ним общаетесь?

– Да, довольно часто, по масштабам нынешнего свободного времени: обычно не реже раза в месяц. Встречаюсь для того, чтобы выслушать его точку зрения на ту или иную проблему, ситуацию. Гавриил Харитонович действительно очень интересный человек.

– А с кем вообще вы дружите?

– Дружу? Когда речь идет о таких материях, всплывает сразу несколько нюансов: духовная близость, чистота воспоминаний… Частые встречи со старыми друзьями – это для меня роскошь.

Работа отнимает очень много времени.

Я и детей-то своих вижу только по утрам. Когда возвращаюсь со службы, они уже спят.

ГОЛЛИВУДСКИЕ МОТИВЫ

– В школе делают скидку на то, ЧЬИ они сыновья?

– Не думаю. Старший как-то опоздал на дежурство, так ему такую взбучку устроили…

И вообще, пиетета к власти уже не осталось, мы же с вами об этом говорили.

– У ваших “наследников” есть какое-нибудь совместное хобби?

– Да нет. Возрастная дистанция. Кирилл (старший сын, 14 лет. – Е.Д.) – фанатик автотранспорта. Уже 7 лет за рулем.

– У него своя машина?

– Да. Он считает наш семейный “Москвич” своим . И порой разрешает мне на нем прокатиться.

Ну а младший (Алексей Евгеньевич, 10 лет. – Е.Д.) автомобилями не очень интересуется. У него масса других увлечений:

– все, что стреляет и напоминает о киногероях типа Рэмбо;

– наша собака.

Последняя, кстати, тоже член семейства. Она пришла к нам в этом году, в год Собаки, в день рождения жены, так что мы восприняли это как своего рода знак.

Кроме того, она сама выбрала себе имя.

– ?

– По тому, что я начал рассказывать о младшем сыне, вы можете догадаться, что собака получила имя Джерри Ли, как пес из известного фильма “К-9”. Пусть и дворняга, но довольно интеллигентная, поэтому на подаренное имя вежливо откликалась. Но в один прекрасный вечер старший сын, готовясь к урокам, вслух читал текст, где упоминалось озеро Байкал. И как только слово “Байкал” прозвучало, животное вскочило, радостно засуетилось и вообще всем своим видом дало понять, какое имя оно себе отныне выбирает.

– А что вы имеете в виду, говоря о собаке “пришла к нам”?

– Мы шли по улице, она к нам подошла и решила составить компанию.

АНТИПЕРЕСТРОЕЧНЫЙ БЛЮЗ

– Чем занимаются сыновья, более-менее ясно, а кто (по профессии) ваша супруга?

– Экономист.

– А родители?

– Отец работал в аэрокосмическом комплексе. Поэтому когда за дружеским столом собирались коллеги, то часто мелькали фамилии, которые позже стали известны всей стране.

А мать – переводчик. Английский, немецкий, испанский. Поэтому когда я закончил английскую школу и учился в горном институте, у меня была возможность подрабатывать техническими переводами.

– В какой школе вы учились, если не секрет?

– Школа №29, у Кропоткинской площади.

– Ваши одноклассники не собираются, как это называется, “классом”?

– Нет, связи эти довольно быстро распались.

Я поддерживаю приятельские отношения с ребятами, с которыми работал в Грузии, и позднее – в своей лаборатории в Институте проблем комплексного освоения недр.

– Те навыки и знания, которые вы приобрели в вузе и на научной работе, хотя бы раз пригодились вам здесь, в КГБ?

– Не раз. Работа здесь и работа в академическом институте имеет поразительно много общего. По подходам к решению проблем, по формулировкам, общеметодическим постановкам. То, как крутятся мозги, не зависит от номинальной должности.

РЕМАРКА 5. Вечерний наш разговор прерван был звонком младшего сына, доложившего домашнюю обстановку и поинтересовавшегося папиными делами.

– Часто ваши родные прозванивают?

– Самое забавное происходит, когда “детский” звонок вклинивается в ответственное совещание. Звонок ведь проходит напрямую, минуя приемную.

– У вас в приемной дежурят люди, доставшиеся вам в ”наследство” или они – ваша собственная креатура?

– По-разному… Вообще кадровые подвижки заметны. (Пауза. – Е.Д.) Даже более чем хотелось бы. Многие ушли… Но в принципе я работой (тех людей, которые находятся, скажем, в радиусе досягаемости) – удовлетворен. Не могу сказать в вашей газете, что – полностью. Иначе – как же я тогда здесь буду стружку снимать? (Шутка. – Е.Д.)

– Вокруг вас нет людей, с которыми вы были бы знакомы с младых, что называется, ногтей. Разве это правильно для политического деятеля?

– Видите ли… Есть две основных стратегии формирования команды. Первая: как можно больше приводить своих однокашников, сокурсников и т.д. (Хороший пример – свита Брежнева.) Вторая заключается в том, чтобы из имеющихся людей создавать “команду”. И у той, и у другой стратегии есть плюсы и минусы. Но я все-таки сторонник стратегии №2. Во всяком случае, история знает массу примеров того, как лидер с трудом расчищает место на Олимпе для верных соратников, а потом тратит массу времени и усилий, чтобы их заменить.

Впрочем, повторюсь: нельзя категорично утверждать, что какой-то из методов лучше, какой-то – хуже. В противном случае “худший” давным-давно исчез бы.

– Не кажется ли вам, что у разочарованного обывателя создалось устойчивое впечатление, что политика – чрезвычайно грязное дело?

– Я бы не стал создавать вокруг политики ореол некоторой отстраненности, потусторонности и недостижимости. Это такой же вид деятельности, как и любой другой. Мотивация, быть может, порой отлична. Хотя, по большому счету, она тоже всюду одна – и в бизнесе, и в живописи… Везде – самовыражение.

РЕМАРКА 6. Один из любимых отечественных исполнителей шефа столичной ГБ – с которым он, кстати, знаком, – Александр Градский в одном из своих концептуальных произведений утверждает: “Давайте самовыражаться, не дожидаясь ПЕРЕМЕН”. И это утверждение, бесспорно, аполитично.

Ван Гог выплескивал себя на полотна, не дожидаясь реакции потенциальных созерцателей продукта его самовыражения, Ротшильды уже несколько поколений самовыражаются, накапливая капитал, политик же самовыражается, увлекая людей своими идеями и тезисами.

ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ

– Вот вы в генеральском звании. А мундир-то генеральский у вас есть?

– Честно говоря, когда я увидел этот мундир, у меня возникло ощущение, что носить живым мне его никогда не придется, но зато это идеальный костюм для собственных похорон.

РЕМАРКА 7. Здесь уже нельзя было оставаться в пространстве вежливых улыбок, и я не мог не расхохотаться, словно находился не в здании КГБ (ну хорошо, экс-КГБ), а на концерте Жванецкого.

– Но если серьезно, то первый раз я надел мундир на новогодний бал, а второй – 9 мая этого года, когда возлагал венки к могиле Неизвестного солдата.

– А кто вообще занимается вашим гардеробом?

– Не я, во всяком случае.

– А гардеробом жены вы занимаетесь?

– Пытаюсь. Но она все мои попытки решительно пресекает, обвиняя меня в отсутствии чувства вкуса.

– Странно. Вы производите впечатление человека стильного почти по-голливудски, у которого есть визажист, стилист, лауреат-парикмахер.

– Это комплимент?

– Нет, констатация.

– Полагаю, моей жене это было бы узнать небезынтересно.

– Ей нравится ваша борода?

– Надеюсь. Осенью этого года моей бороде будет 20 лет. Собственно, впервые я ее отпустил еще раньше, но поскольку в институте была военная кафедра, то пришлось сбрить.

– А что, по-вашему, проще: регулярно бриться или следить за бородой?

– Бриться? Я забыл. Я просто забыл, как это делается.

– У вас, тем не менее, постоянный парикмахер?

– Относительно. Недавно в Управление пришел новый мастер, и она, видимо, станет, как вы выражаетесь, “постоянным парикмахером”.

– Шрам на лбу – полагаю, не результат парикмахерской неловкости?

– Драка. Удар палкой с гвоздями по голове. Где и когда? На Ленинском проспекте в новогоднюю ночь. Какой год? Ну, поскольку помню, что, промыв рану, сел в четыре утра смотреть матч ЦСКА – “Монреаль Канадиенс”, это была середина семидесятых.

– А из-за чего, собственно, драка?

– В новогоднюю ночь? Вопрос, конечно, интересный. И вообще, не хотите ли вы, чтобы сейчас завели уголовное дело и нашли того парня?

ПЕЛЬМЕНИ И ПИСТОЛЕТЫ

– У вас есть ощущение, что ваша нынешняя профессия – небезопасна?

– Покушение на руководителя контрразведки? Даже в голову такое не приходит.

– А стрелять любите?

– Знаете, это очень хорошая психологическая разрядка. Выплеск адреналина. Снимает накопившуюся усталость. Хотя посещать наш тир удается лишь раз в квартал. Примерно.

– Какой у вас пистолет?

– Обычный “Макаров”.

– Зная мальчишескую тягу к оружию и учитывая страсть вашего младшего ко всему “рэмбовидному”, не могу представить, чтобы вы отказали ему в игре с настоящим пистолетом…

– Хотите напечатать такого рода признание в газете? А вы знаете, что Закон запрещает передачу табельного оружия в чужие руки?

Из гороскопа “РЫБЫ”.

“Родившийся под этим созвездием наделен большой чувственностью. Его богатый внутренний мир полон переживаний и контрастов. Он хорошо понимает ту истину, что женщина “любит ушами”, и способен свести своими речами с ума. В брак вступает вполне сознательно, хотя не испытывает потребности ни в жене, ни в детях. Супружеская жизнь у него вполне устойчива, но жене не будет хватать его искренности”.

– Кто вы по европейскому гороскопу?

– Рыба. Жена – Водолей, младший – Близнец (10 июня). А Кирилл родился в один день с Егором Кузьмичом Лигачевым и установлением Советской власти в Армении.

– Какова ваша философская доктрина?

– Диалектический дуализм. Это мое собственное детище.

– Изложено где-нибудь?

– Чтобы писать о таких материях, надо все детали оттачивать. Для меня самого более-менее ясны кое-какие базисные моменты, но какие-то вещи еще требуют работы и осмысления.

– Как философ с обаятельной внешностью сибарита вы, наверное, заняв этот суперкабинет, устроили кардинальные перестановки?

– Да нет, никаких особенных передвижек не произошло. Вот только разве эти старинные часы вытащили из каких-то запасников. Каждый раз, когда я их вижу, думаю: за ними, с их-то возрастом стоит не одна жизненная драма.

– А вот эти заграничные головные уборы в шкафах за стеклом?

– Они – дань нашему взаимодействию с коллегами из Польши и Англии. Зато что касается многочисленных колокольчиков, то легко сознаюсь: это моя страсть. Первый я сам принес из мэрии (во времена работы там им очень удобно было дирижировать совещанием – в мэрии народ не знаком с воинской дисциплиной). Здесь он мне ни разу не пригодился, но зато стал своего рода фундаментом для нынешней мини-коллекции.

– Вижу рядом с колокольчиком “вертушку”. А вот зачем дублирующая “вертушка” во главе этого длинного стола? Чтобы можно было, не вставая из-за стола, выслушать ЦУ?

– Давайте сформулируем так: для того, чтобы сидящие за столом с трепетом слышали, с кем и о чем я говорю.

– С чувством юмора у вас, конечно, все в порядке.

– Работники правоохранительных органов сталкиваются в своей работе с нерадостными проявлениями мироздания, поэтому умение иронизировать и подшучивать над собой просто-напросто подспорье в работе… (Пауза.)

– Вы в прошлый раз говорили, что Ваше любимое блюдо – пельмени.

– Ну и? Вы принесли пельмени? Нет? Видите, какая бестактность… Давайте не будем о грустном. О семейном меню побеседуем как-нибудь в другой раз. Мы тут с сыном отравились. Купили по дороге кусок свинины, а она оказалась заражена.

– Вы что, сами покупаете провизию?

– Нет, продукты покупает жена, но трагедия заключается в том, что приобретение именно этого куска обсуждалось со мной, поэтому у меня даже нет возможности кого-либо упрекнуть.

– Разве ваше ведомство не “прикреплено” к какой-нибудь правительственной спецбазе №3?

– Нет. У меня, как у всех военнослужащих, есть паек. Кроме того, у нас свой магазин. Говорят, что неплохой. А в целом все гораздо проще – когда что-нибудь нужно, идем в магазин без всякого блата и без всяких “спец” – их время, к счастью, кончилось.

“Я МЫЛ ЗОЛОТО НА ЧУКОТКЕ”

– За границей вы бываете?

– Бывал. Я дважды был в загранкомандировках. Первый раз – в США. Я вылетел в Сан-Франциско 11 августа 1991 года, перелетел в Вашингтон, оттуда на машине в Нью-Йорк…

Когда улетал, то думал: хорошо, что прилечу в понедельник, 19-го.

– ?

– Потому что, думал я, если суждено случиться перевороту, то произойдет это, естественно, в выходные, когда заводы стоят, люди на дачах. Поэтому узнав в пункте промежуточной посадки (г.Шеннон, Ирландия – Е.Д.) о ГКЧП, изумлен был беспредельно. Горячие головы, да и только. Я и мои спутники (префект Центрального административного округа Москвы Александр Музыкантский и тогдашний активист ДемРоссии Сергей Труббе) всю вторую половину перелета уничтожали записные книжки и морально готовились к наручникам в аэропорту Шереметьево.

– Полет навстречу предполагаемому аресту, стало быть, вершина вашей биографии?

– Вершиной своей биографии я считаю тот момент, когда 23 августа в 15.13 я сел за микрофон системы радиовещания гражданской обороны здания ЦК КПСС и самым строгим голосом объявил, как матрос Железняк, о закрытии этого самого здания.

А 25-го августа я улетел во вторую и последнюю (на сегодняшний день) загранкомандировку в Швейцарию. Должен был там пробыть неделю, но почувствовал, что настолько увлечен ходом событий, что, поменяв билеты, спешно вернулся. И узнал, что представлен на должность Московского Управления КГБ.

– Учитывая знание языков, могу предположить, что в Америке вы обходились без переводчика?

– Случилось так, что мне самому пришлось выполнять функции переводчика.

– Машину вы сами водите?

– Права я получил в 24 года (Учитывая 1952 г.р., легко рассчитать водительский стаж генерала. – Е.Д.)

– Какая у вас служебная машина?

– “Вольво”.

– “Волга”?

– И “Волга”, и “Вольво”.

– Обе, как “положено”, черные?

– Обе не черные. Белая “Волга” и серая “Вольво”.

– “Вольво” обычная или с какими-нибудь спецхитростями?

– Машина, скажем так, не совсем стандартная. Руководство МБ получило несколько таких автомобилей, и один достался мне.

– У вас есть дача?

– Служебная.

– Когда вы туда едете, вас сопровождает эскорт или – скромно, на серенькой “Вольво”?

– Государственная тайна. (Шутка. – Е.Д.)

– Ну а почему у вас не такие шикарные часы, как, допустим, у Руцкого?

– С часами вообще отдельная история. Когда я мыл золото на Чукотке, смены были 12-часовые. Уставал так, что засыпал моментально. Приезжаю как-то после работы, слышу: гулянка идет вовсю. Спрашиваю, что, мол, за шум? Объясняют: старатели успешно сезон закончили и обмывают. (По тем временам 25 тысяч, которые “намывали” те ребята, – деньги были колоссальные…) Только заснул – стук в дверь. Открываю. Стоят два мужика. Один, так же, как я – бородатый. Второй – просто растрепанный. Водкой разит и табачищем.

Спрашивают: “Вас сколько в комнате? Трое? Держи на всех”. И протягивают три футляра с чудесными позолоченными часами “Восход”. Короче, они на весь барак накупили сувениров. Носил подарок долго.

Потом мой тесть, который в часах разбирается, приговорил “старательские” часы: плохо ходят. И поменял мне на вот эту “Славу”, которую я ношу, наверное, лет 15.

– Ваш тесть – часовщик?

– Любитель. По основной специальности он был начальником отдела сбыта на одном из заводов.

– Теща?

– Была мастером по ремонту кассовых аппаратов.

– Как часто вы видитесь с родителями супруги?

– Не реже, чем раз в месяц.

– Где вы отдыхали в последний раз?

– На даче. Мне дали отпуск за прошлый год в марте этого с условием, что я никуда из столицы не уеду.

БЕЛЫЙ ДОМ, ЧЕРНЫЙ ДЫМ

– Вам доводилось общаться с кем-либо из ваших предшественников?

– Да. В частности, во время горячих октябрьских событий в этом кабинете мы встретились с моим непосредственным предшественником Виталием Михайловичем Прилуковым. Он в ту пору достаточно активно действовал в Белом доме и поскольку я предпринимал все, что мог, для стабилизации положения – пригласил его сюда.

К сожалению, почти все разговоры того периода были безрезультатными. Они заканчивались: в лучшем случае – ничем, в худшем – прямым обманом.

Например, 23 сентября в 6 часов вечера у Белого дома я встречаюсь с Тереховым. Его автоматчики взяли меня с заместителем под прицел – боевик голливудский! Разговариваем. Заручаемся словом Терехова, что в 9 вечера мы вновь встретимся, а до этого времени он никаких действий предпринимать не будет. Приезжаю в 9, узнаю: Терехов уехал штурмовать здание Объединенных сил СНГ на Ленинградском проспекте.

Еще пример. Несколькими днями позже Лужков и я встречаемся с Зорькиным (председатель Конституционного суда. – Е.Д.). Говорим ему: “Валерий Дмитриевич, позиция суда по новому указу Президента (№1400) явно не сбалансирована. Вы проанализируйте, пожалуйста, все нарушения Конституции со всех сторон за 1993 год и напишите постановление о конституционном кризисе в России”. Хорошо, сказал Зорькин, обязательно это сделаю. Обманул.

Далее. Еще несколькими днями позже опять же с Лужковым встречаемся у него в кабинете (точнее – на 2 этаже Дома на Тверской) с Баранниковым и Дунаевым. В частности, речь идет о том, насколько нелепо выглядят они: один в роли министра безопасности Белого дома, другой – министра внутренних дел БД. Баранников как человек, на мой взгляд, более разумный, говорит: “Да что там, я все и сам понимаю. Я уже написал заявление о том, что не принимаю на себя этих обязанностей, завтра с утра его опубликуют”. Не сделал обещанного.

Ну и так далее.

– С помянутым вами Зорькиным в конце 1989 года меня познакомил тогдашний ректор МАИ Юрий Рыжов, порекомендовав его для интервью во “Взгляде” как будущего председателя КГБ “от демократов”? Вам что-нибудь об этой версии известно?

– Никак нет, гражданин начальник. (Шутка. – Е.Д.)

В начале 1990 года я был свидетелем любопытной предвыборной кампании в Калининском районе Москвы. Владимир Иванович Олейник и Илья Сергеевич Глазунов баллотировались по национально-территориальному округу. Валерий Дмитриевич Зорькин, Михаил Александрович Бочаров, тогдашний командующий Внутренних войск Юрий Васильевич Шаталин и ряд других политиков баллотировались по территориальному. Я – баллотировался в Моссовет. Зорькин произвел на меня в ту пору самое хорошее впечатление. Было даже как-то жаль, что не он идет по спискам ДемРоссии. Партийная дисциплина диктовала: надо поддерживать Бочарова. И он выиграл. Но тем не менее, Валерий Дмитриевич, по-моему, крепко поработал. И во время выборов и позднее – во время создания Конституционной комиссии, вообще по подготовке съезда. Жаль, что так сложилось…

– С ним произошла какая-то досадная метаморфоза?

– Метаморфозы произошли с нами всеми. Не хотелось бы обсуждать что-либо за спиной человека. Тем более я возглавляю такую структуру… Но главная (хотя и не единственная) проблема Зорькина в том, что он так и не понял своей исторической роли – остался формальным блюстителем ЦеКашной Конституции в эпоху слома предыдущего строя.

Из гороскопа:

“Всю свою жизнь ДРАКОН не будет нуждаться ни в чем. Сможет преуспеть в любом деле. Выберет ли карьеру артиста, священника, воина, врача или политика, всегда будет блистать. Если ему придется посвятить себя великому делу, он всегда добьется цели. К несчастью, он с таким же успехом может пойти на плохое дело и выиграет – он победитель!”

ОБО ВСЕХ – ПОНЕМНОГУ

– Как вы относитесь к “делу Гдляна – Иванова”. Тельман Хоренович рассказывал, что вы его приглашали на не вполне внятную должность “контролера”.

– Я к ним обоим хорошо отношусь. Прекрасно понимаю (особенно после того, как поработал здесь), что если есть желание, особенно поддержанное с самого верха, то любое дело можно развалить. Тем более, используя нечестные методы, которые были применены к Тельману Хореновичу Гдляну и Николаю Вениаминовичу Иванову.

Дело, которое, кстати, начинало Московское управление КГБ и которое вели Гдлян и Иванов, было, с точки зрения Закона, чистым делом. То, что его сумели развалить… Ну, для этого приложены такие старания, с такого уровня, что результат был предопределен. Следователи этой группы напоминали японских камикадзе.

– Ваше отношение к другой легендарной фигуре такого же масштаба – Олегу Даниловичу Калугину?

– Знаете, разведка всегда была очень самостоятельна, хотя и входила в КГБ. У них свои правила игры.

Насколько я знаю мнение специалистов, работающих сейчас в Системе, они считают, что Калугин нарушил некоторые этические нормы.

Но с другой стороны, может быть, в определенный исторический период такого сорта действия где-то были и необходимы.

Повторяю: ПГУ – настолько своеобразная система, что даже люди, хорошо знающие предмет, не ведают, что же действительно происходит по соседству. Я был бы очень осторожен с выводами.

– С Владимиром Вольфовичем вам доводилось общаться?

– Первый раз с Жириновским я увиделся в 1990 году. У нас тогда была штаб-квартира в Доме ученых, и он заявился туда вместе с Ворониным. Предлагали они создать… Союз демократических сил имени Сахарова! Естественен был вопрос по Ильфу-и-Петрову: “А ты кто такой?”

Когда он основал Либерально-демократическую партию, мы сетовали: вот шельма, как ловко отхватил столь любое сердцам демократов название.

Потом он ударился в центризм.

Словом, в какие он только не вступал альянсы и союзы, стараясь обратить на себя внимание сверху. И обратил, судя по тому, как оперативно его продвинули кандидатом в Президенты СССР, как ему помогали.

– Кто?

– Кто надо, тот и помогал. (Не шутка. – Е.Д.)

– Довелось мне общаться с тетенькой Шиван Дэрроу (Siobhan Darrow), звездой Си-эн-эн (CNN), и она просто не то что вопрошала, но утверждала: Жириновский – создание КГБ.

– Давайте я отвечу вам дипломатично: я вполне понимаю ее точку зрения.

– Хорошо, посмеялись и ушли от Жириновского. По поводу прочих асов тайной полиции: как вы относитесь к тому, что бывший зампред КГБ СССР Бобков и многие другие офицеры секретной службы заняли ключевые места в таких сверхмощных коммерческих структурах, как “Группа Мост”, и ей подобных?

– Отношусь я к этой практике совершенно нормально, хотя о “ключевых местах” речь не идет. Во всем мире это дело обычное и, с позиций здравого смысла, оправданное. Для нас это некоторый эпатаж. Но лишь пока.

Это взаимополезный симбиоз. Одни приобретают грамотных советчиков и консультантов, другие – возвращают возможность влиять. Не вижу я признаков того, что за этим стоит некоторый организованный процесс. Но есть проблема: через пришедших ветеранов эти структуры пытаются получать нашу закрытую информацию. И эта проблема очень остра.

Будем говорить откровенно, не упоминая конкретных фамилий: из системы ГБ ушли многие люди, сделавшие для страны очень много и не получившие в награду даже элементарное “спасибо”.

– Вы, говорят, были знакомы со знаменитым Отари Витальевичем?

– С Отари Квантришвили знаком я не был. Но несколько раз встречался. Первый раз – в Останкине. Он подошел ко мне и сказал, что очень хотел бы со мной встретиться и многое рассказать, потому что-де боится, что у меня о нем неверное представление… Но встреча по душам не состоялась.

– Нет сомнений, что в архиве вашей конторы есть досье и на вас, активиста демдвижения. Вы с этим файлом ознакомились?

– Я не захотел даже ставить этот вопрос. Когда я пришел сюда, здесь и так обстановка была накалена. Начни я со “знакомства”…

Мне рассказывали, как за мной организовывали наружное наблюдение, этого достаточно.

РЕМАРКА (ПОСЛЕДНЯЯ). “Достаточно”. Один из традиционных журналистских приемов – метод закольцовки: материал заканчивается тем же, чем начинался. Я начал эту беседу с “демгенералом”, упомянув публикацию в “НГ”; в день, когда закончил расшифровку этого интервью, “Комсомолка” опубликовала:

“Сегодня Президент России заслушает контрразведчиков на предмет единой концепции их деятельности. Так сложилось, что с демократически победного 91-го в России как таковой не было одной на всех доктрины безопасности страны, в том числе и в сфере противостояния иностранным спецслужбам.

А именно это обстоятельство, как информируют конфиденциальные источники в ФСК, послужило причиной всеобщего саммита руководителей российской контрразведки. В самом ФСК скупо прокомментировали это событие: совещание пройдет за плотно закрытыми дверями.

Последний раз Ельцин встречался с чекистами год назад, когда вовсю поползли слухи о грядущей отставке тогдашнего министра безопасности Виктора Баранникова. Однако президент твердо заверил, что Баранникова он ценит и никому не отдаст. Через два месяца шефа МБ “ушли”. Об изменении на высших постах ФСК пока речь не идет, за исключением лишь только начальника Московского управления ФСК Евгения Савостьянова”.

Достаточно?

Позволю себе еще одну репортерскую банальность. Стало уже общим местом, обсуждая выдвиженцев 91-го, проводить бодрую параллель: двое из демкогорты Попова возглавили силовые структуры Москвы (Мурашев – милицейскую, Савостьянов – гебэшную) и… одного схарчили, другой преуспел. Я бы не стал бить по больному. И не только потому, что бесспорна некоторая дистанция между чекистами и милицонерами. Ведь то, что случилось – лишь очевидная верхушка айсберга мощных подвижек и ледяных трений в свистящих недрах могучего механизма Власти… Как бы то ни было, знаю не понаслышке: если Савостьянов покинет Лубянку, многие вспоминать о нем будут с ностальгией. Впрочем, это уже банальность литературная, а проза – не самый уместный жанр здесь и теперь.

Из гороскопа:

“У ДРАКОНА будут небольшие трудности и в первой фазе его жизни, потому что он потребует много от своих близких. Его артистический темперамент послужит причиной многих проблем во второй фазе его жизни. Превосходящего свое окружение ДРАКОНА часто будет сопровождать чувство непонятости. В действительности же им будут восхищаться, его будут слушаться. Насколько малы будут его печали, настолько велик его успех. У него трудный характер, он страдает от неудовлетворенности. Но он будет счастлив в последней фазе своей жизни, которая принесет ему все, что он пожелает. Это знак удачи, знак небесного могущества и самого благородного астрологического влияния. Он символизирует жизнь и рост. ДРАКОН приносит четыре благополучия: богатство, добродетель, гармонию и долголетие.”

Достаточно.

Евгений Ю.ДОДОЛЕВ.

Фото из семейного архива.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“КАР-МЭН” ПО 3 “БАКСА”: ПУБЛИКА ДЫМИЛАСЬ
НАКАЖЕТ ЛИ ИХ БОГ?
В ПОИСКАХ АНТИЖИРИНОВСКОГО
BONEY M РАЗОГРЕВАЕТ ПУБЛИКУ ПЕРЕД “НА-НА”
Господин Додолев!
ТАТЬЯНА БУЛАНОВА БЕРЕТ ТАЙМ-АУТ
СОЧИ ПЛЮС КИНО: ЧЕТЫРЕ “ДА”, ОДНО – “НО”
СПОР О РОДСТВЕ
“ПРОСТОДУШНЫЙ” ДЛЯ ПРОСТОДУШНЫХ
“МАШИНА ВРЕМЕНИ” ВОСПЕЛА ФУТБОЛ НА ДЕНЬГИ “СНИКЕРСА”
ИРИНУ ДЮКОВУ ОБОКРАЛИ
“НАУТИЛУС” ВЗЯЛ “АВРОРУ”, НО УСТУПИЛ ПРЕЗИДЕНТУ
Е.Е И “СТЫДОБИЩА”
ВАЛЕНТИН ЮДАШКИН. Хит-парад
КИРСАН ИЛЮМЖИНОВ
ДВУЛИКИЙ ВАДИК
ГРУППА “РОНДО” ВЫБРАЛАСЬ ИЗ ТЮРЬМЫ
РЕБЯТА, НЕ МОСКВА ЛЬ ЗА НАМИ?!
“Янг Ганз” прерывают молчание
ФИЛ “СУК” НЕ ЗНАЕТ
ВОЖДЬ И ЕГО ДВЕНАДЦАТЬ ЖЕН
НАНИ БРЕГВАДЗЕ. ТВ-парад
Наших поп-музыкантов скормят канарским быкам?


««« »»»