Феномен Ольги Родионовой

Ольга РодионоваЕсли забить в поиск имя «Ольга Родионова» сразу станет ясно, что речь идет об очень красивой модели/актрисе/телеведущей, много снимающейся в обнаженном виде. Без труда выясняется и другое: Ольга – девочка из благополучной семьи, которая рано вышла замуж за скромного банковского служащего Сергея Родионова (ставшего впоследствии банкиром и издателем),  и вот уже много лет успешно совмещает смелые съемки со статусом добропорядочной матери семейства. То есть нарушила базовый порядок вещей – сначала определилась с личной жизнью, а уже потом показала себя миру во всех подробностях под грифом «произведение искусства – руками не трогать». Доказав тем самым, что и добродетель имеет право на красоту.

В мире искусства ее отвагу конечно же оценили по достоинству, только российский полусвет всполошился не на шутку – пошлые люди не терпят  нарушений правил. Да и просто не любят красивое. Что  четко сформулировано в великой драме Марселя Карне «Дети райка», где один из персонажей предостерегает героиню Арлетти, напоминая, что  убожество ненавидит все прекрасное и будет всеми силами пытаться ее уничтожить… Особенно задевает пошлого человека красота, которой нечего скрывать и нечего стыдится, красота, которой нельзя обладать и которую нельзя унизить. Та, про которую можно сказать ровно одно: «видит око, да зуб неймет…». Поэтому Ольге неоднократно приходилось сталкиваться с агрессией, но она особо по этому поводу не переживает, равно как и ее супруг, который не видит ничего зазорного в том, что его красавица жена снимается обнаженной. “Саркози никак не повредили фотографии ню Карлы Бруни, его супруги и первой леди Франции. Кстати, многие из тех, кто вслух критикуют подобные фото, впоследствии, или снимаются сами (женщины), или снимают своих подруг (мужчины)” – говорит Сергей Родионов.

Одним словом, как бы ни относились к экстравагантной фотомодели представители московской недознати – Ольга стала культурологическим казусом, так как оказалась первой в истории человечества добропорядочной женщиной, показавшей миру свое прекрасное тело во всех его анатомических подробностях. И если раньше, обнажившись до предела, девушка признавала собственную доступность, читай порочность, то теперь, когда существует феномен Родионовой, все выглядит совсем иначе.

А что по этому поводу думает сама Ольга Родионова, она  рассказала в интервью МП.

Вас называют моделью, актрисой, телеведущей, хозяйкой модного бутика, светской львицей и рублевской женой. Кто же вы на самом деле?

Я не согласна только с двумя позициями  – “светская львица” и “актриса”. Хоть я и снималась в кино, но актрисой себя не считаю, а уж светской львицей тем более. Хозяйкой бутика Вивьен Вествуд я действительно была на протяжении 10 лет, пока не продала его, была и телеведущей и моделью. Рублевская жена? Наверное… Я действительно замужем уже 16 лет, только вот с Рублевки мы съехали лет 8 назад…

А кем вы хотели стать, когда были ребенком?

Актрисой. Однозначно. Я постоянно доставала вещи из бабушкиного сундука, наряжалась, представляла себя в разных образах. После школы хотела поступать во ВГИК, но мама с папой были против – в их понимании актерство было чем-то ужасно неприличным. Поэтому я поступила в экономический ВУЗ, но, детские мечты есть детские мечты – когда мне представилась возможность попробовать себя в кино, я с радостью согласилась.

Любили ли вас мальчики в школе?

Как положено… Дергали за косички… Помню как самый отпетый хулиган и двоечник весь третий класс таскал мне портфель до дома, да еще свистел под окнами, чем сводил с ума мою маму. И мне все девчонки завидовали, а я никак не могла понять, почему?! Но в целом, отношения с мальчиками у меня в школе не очень складывались: во-первых, мне всегда нравились мальчики, которые были старше, а они в школьные годы, как правило, не обращают внимания на девочек младше; во-вторых, я была слишком самоуверенной и заносчивой и мальчики меня побаивались.

Когда вы почувствовали себя женщиной?

Когда родила дочь.

В чем принципиальное отличие женщин от мужчин помимо анатомии?

 

Мужчина и женщина – две планеты которые вращаются на одной и той же орбите, но в абсолютно разные стороны! Как говорят арабы “женщину нужно принимать сердцем, понять ее невозможно”. То же мы можем сказать про мужчин. Мужчина – крепость, добытчик и глава семьи. Женщина – мудрое существо, ее задача грамотно управлять всем, что приносит в дом мужчина.  Кстати, поработав с мужчинами-актерами на площадке, я поняла что в них практически нет ничего мужского! Это “Облако в штанах”…  У них постоянные истерики, нервы, кризисы. А для меня мужчина – это человек который решает проблемы, а не создает их.

Ольга Родионова

Какие книги вы предпочитали, когда были подростком?

Как всякая девочка, я любила книжки “про любовь”. Перечитала всего Дюма, обожала “Мастера и Маргариту” Булгакова, “Алые паруса” Александра Грина, а еще любила “Принца и нищего” Марка Твена, “Человека, который смеется” Гюго и “Звездного мальчика” Оскара Уайлда. Еще умирала от “Одиссеи Капитана Блада” Сабатини, романов Жорж Санд и, конечно же, “Поющих в терновнике” Колин Маккалоу.

А какие актрисы вам нравились в юности?

 

Моей любимой актрисой всегда была и остается Софи Лорен. Я сама по-натуре южанка, поэтому мне нравиться и ее типаж и манера игры. Еще люблю Грета Гарбо, Любовь Орлову и Клару Лучко, а из современных  – Скарлет Йохансон и Кейт Уинслет.

Глядя на ваши фотографии трудно поверить, что вы счастливы в браке… Как вам удается перевоплощаться?

 

Меня часто спрашивают , глядя на мои фотографии: “Это ты????”. И я устала повторять: «Нет, это роли!!!!» Я живу в гармонии с собой и окружающими, и просто люблю примерять разные образы. В творчестве ведь все дозволено, это территория фантазии. Место, где ты имеешь полное право играть с собой и другими, оставаясь внутри тем, кто ты есть.

Я читала на kompromat.ru что ваши первые фото ню сделал ваш муж…

 

Я тоже читала. Эта байка уже давно гуляет по Москве, хотя он никогда такого не говорил. Мои первые фотографии ню были сделаны Сергеем Косьяновым. Это очень хороший фотограф, и я неоднократно у него снималась для разных журналов.

Карьеру фотомодели вы начинали с традиционных съемок?

 

Да, конечно. Первые съемки состоялись в Париже с Жаном Даниенлем Ларье. Это очень известный фотограф, он недавно приезжал в Москву, я опять у него снималась. А в тот первый раз он делал съемку для какого-то французского журнала.

В чем заключается специфика съемки ню? Есть в этой области секреты, которые знают только опытные модели?

Для такой съемки нужна специальная подготовка. Тело должно быть готово, чтобы все выглядело достойно и красиво. И секреты есть, но я не буду их открывать – это профессиональная тайна….

А как вы познакомились с Беттиной Раймс, автором книги The Book of Olga?

Формально мы познакомились в Москве, когда они приехала со своей выставкой по приглашению Ольги Свибловой. Нам с мужем уже тогда очень понравились ее работы. Потом мы не раз пересекались в Париже, но лишь несколько лет спустя пообщались в профессиональном ключе, после чего и появилась наша первая совместная фотосессия.

Чья была идея сделать столь экстравагантный альбом?

Идея родилась у Беттины. Она дружит с издателем Бенедиктом Тешеным, владельцем компании TASCHEN (крупное американо-немецкое издательство, занимающееся книгами об искусстве – Прим. Ред. ), которому и показала нашу съемку. Она ему очень понравилась и вскоре последовало официальное предложение сделать книгу. Выпуск The Book of Olga полностью профинансирован издательством TASCHEN.

Ольга РодионоваА как складывались ваши с ней отношения во время работы над книгой?

По-разному… Беттина – человек жесткий, работать с ней сложно. Она четко видит картинку, хорошо понимает, чего хочет. Я же прекрасно знаю, что могу сделать в кадре, а чего не могу. И некоторые композиции оказались для меня слишком жесткими. Мы многое обсуждали, часто спорили, отдельные кадры приходилось переснимать. Но, поскольку она была и автором концепции и главным творцом, мне приходилось подчиняться.

В результате книга получилась ровно такой, какой она и должна была быть. А я лишь сыграла в ней ту роль, которую отвела мне Беттина.

Бывали случаи, когда вы сами предлагали тот или иной сюжет?

Редко. В основном все предлагала она. Но некоторые кадры получались спонтанно, то есть рождались непосредственно в процессе работы.  Например, фотографии, где я стою около зеркала в распахнутой одежде. Ну и кадры с мальчиком и девочкой, которые выглядят как куклы-игрушки. Но в целом, все было тщательно продумано заранее. Кстати, фотографии Беттины Раймс – это, как правило, интерпретации произведений классической живописи. Перед каждой съемкой она ходит по музеям, пересматривает любимые картины. Поэтому люди, хорошо разбирающиеся в изобразительном искусстве, находят в фотографиях Беттины массу аллюзий и скрытых смыслов.

Ваши самые яркие воспоминания о той работе?

Однажды на фотосессию приехал очень странный мужчина. У него были необычные, словно горящие глаза. Мне его представили как специалиста по бондажу – в тот день мы снимали кадры, где я связанна ремнями (бондаж – эротико-эстетическая практика, заключающаяся в связывание партнера для достижения психосексуального и/или эстетического удовольствия – Прим. Ред.) Так вот он меня реально напугал, и не случайно – потом выяснилось, что кто-то из его предков, то ли дедушка, то ли прадедушка, был настоящим палачом!

Но самый тяжелый съемочный день выдался, когда мы снимали кадры, где по мне ползет краб. Было очень жарко, краб протух и стал безобразно вонять. А я мало того, что должна была с ним лежать в обнимку на траве, да еще трава эта кишела кусачими мошками. И они меня изгрызли! А Беттина, бегала вокруг меня с фотоаппаратом и приговаривала: “Потерпи еще немножко…”.

За границей ваш альбом был очень высоко оценен специалистами и критиками. Почему было принято решение не выпускать его в России?

Книга изначально была задумана как западный проект – там люди более раскрепощенные, понимают, что такое условность. Для России это слишком жестко. Конечно, я отдавала себе отчет, что несколько экземпляров могут попасть в Москву, хотя тираж был  всего 1000 экземпляров  и моментально разошелся.

Помимо Беттины Раймс Вас снимали такие звезды как Хельмут Ньютон,  Давид Лашапель, Питер Линдберг. Каково работать с настоящими мастерами?

С ними легко работать – у каждого сложившаяся команда, никогда не возникает проблем, когда, тебе звонят перед съемкой и просят захватить туфли, колготки, или еще что-нибудь из белья или одежды, что постоянно происходит, когда я работаю в России. Там это никому даже в голову не придет! Все продумывается и подбирается заранее, если съемка должна начаться в 3, то она в 3 и начнется. А у нас недаром говорят “когда ни придешь на съёмку – всегда рано”. И чем у нас “мельче” фотограф, тем большей звездой он себя чувствует. Поэтому мне приятнее сниматься на Западе. Хотя и здесь есть мастера, с которыми мне нравитя сотрудничать.

Как Вы вообще попали в мир моды и почему открыли первый в России бутик “Вивьен Вествуд”?

Пятнадцать лет назад я решила открыть мультибрендовый магазин, где продавалась бы одежда разных марок,  тогда еще мало известных в Москве. Я стала часто ездить на показы, постепенно познакомилась с многими фотографами и в какой-то момент я получила из оффиса Вивьен Вествуд письмо с предложением о сотрудничестве. Она пригласила меня в Лондон, мы подружились и я переформатировала магазин под нее. Вивьен – потрясающий человек, очень умная женщина и приятный собеседник. У нее замечательный муж, намного, кстати, моложе, но, несмотря на разницу в возрасте, у них отличный творческий тандем и он ее правая рука. Даже после того, как год назад я продала бутик, у нас с Вивьен сохранились очень теплые отношения. Она отнеслась с пониманием к моему решению, зная про мои бесконечные съемки.

Вы довольно долго вели телевизионную передачу о высокой моде на канале “World Fashion”, но как Вы попали на ТВЦ в деловое ток-шоу “Цена вопроса”?

Мне всегда очень нравилась телевизионная работа и три года, которые я была связана с телевидением были для меня самыми счастливыми. Я часто слышала, что люди, работавшие когда-либо в формате ток-шоу, больше не хотят заниматься ничем другим. И это чистая правда. Ток-шоу – очень живой формат, в рамках которого можно общаться с очень разными людьми, задавать им вопросы, обсуждать интересные темы. Можно и себя проявить!  Очень жалко, что ту программу закрыли, когда на ТВЦ пришел новый владелец.

Ольга Родионова
Телевизионная карьера отнимает много времени и сил. Как Вам удавалось совмещать работу на телевидении с заботой о семье?

Совмещать действительно было сложно. Тем более, что мой муж тоже очень занятой человек. Но мы всегда находили время для семейных дней. Сейчас я гораздо меньше работаю, сказала себе “хватит!”. Устала. Был даже период, когда я заперлась дома и углубилась в чтение. А в последнее время много путешествую и стараюсь как можно чаще видеться с дочерью – она учится в Швейцарии. Раньше мне казалось, что когда дочь уедет, я буду очень тосковать, но теперь понимаю, что есть и определенная прелесть в том, что ребенок стал взрослым – мы с мужем снова оказались вдвоем!

В одной из финальных сцен фильма “Лифт” вы с Игорем Верником занимаетесь любовью в лифте. Съемки в эротических сценах в кино должно быть существенно отличаются от аналогичных фотосессий. Трудно ли было сниматься в той сцене?

Трудно. Сыграть любовь с совершенно посторонним тебе человеком очень сложно. Особенно в таком месте, как тесная кабина лифта, где убирали сначала одну стену, потом другую, а над головой все время висели операторы и звуковики. Да еще эпизод разворачивался на трупах, то есть на живых актерах… Но мы с Игорем старались быть максимально корректными по отношению друг к другу, хотя от нас требовали жесткости. После этих съемок я два дня приходила в себя, а когда увидела фильм на большом экране, у меня сразу мурашки по телу побежали. Я съезжала в кресле все ниже и ниже, а когда дошло до любовной сцены, рванула из зала. Мне вообще показалось, что это не я, а какая-то посторонняя женщина.

Вы снялись в восьми кинофильмах, только что в прайм-тайме Первого канала прошел сериал “Химик” с вашим участием, и тем не менее вы не считаете себя актрисой?

Кино для меня хобби, а не способ зарабатывания денег. Актриса – это профессия. Нельзя называться актером и сниматься время от времени. Ведь актерство это особый образ жизни. И посмотрев на кино с изнанки, я поняла что не хочу быть актрисой, просто потому, что не смогу так жить. Я профессиональная модель, эта работа тоже требует особых навыков, в том числе и актерских. Но там все по-другому, и потом мне очень нравится фотография как вид искусства. А съемки в кино были для меня лишь способом реализовать свои детские мечты.

Ольга РодионоваВашими партнерами по съемочной площадке были такие голливудские звезды как Эрик Робертс, Стивен Болдуин, Дэвид Кэррэдайн. Какого было работать с ними?

Они такие же актеры-мужчины, как и наши…. Но, конечно, отличаются большим профессионализмом и у них совсем другая школа. Кино для них – конвейер. Они всегда слушаются режиссера, не бывает споров, как у нас, когда актер может до одурения препираться с режиссером, доказывая свою правоту.

Видела ли ваша дочь фильм “Лифт” и книгу “The book of Olga”? Как она относится к вашей работе?

Еще в середине фильма “Лифт” она залезла под стол, и так из под него и не вылезла  – сказала, что этот кошмар смотреть не будет. Ей было реально страшно. А книгу “The book of Olga” она не видела. Но я обязательно ей ее покажу, просто позже. С некоторыми другими моими фотографиями в журналах она конечно же ознакомилась. Раньше я брала ее с собой и на фотосессии, и на киносъемки, но насмотревшись на то, что скрывается за внешней красотой, она пришла к выводу, что не хочет работать в шоу-бизнесе,  и выбрала для себя журналистскую карьеру. Моя дочь принимает мой образ жизни, но она, как и любой другой ребенок, хочет, чтобы мама была мамой. Дети любят чтобы мама готовила борщи, ходила с ними за руку и читала им книжки. А у меня на это не всегда хватало времени.

Ваш муж вас поддерживает во всех ваших проектах?

Если не поддерживает, я отказываюсь от проекта. Для меня семья важнее чем все мои работы вместе взятые. И если что-то вызывает у меня или у мужа сомнение, я отказываюсь.

Вы сказали, что сейчас работаете гораздо меньше чем раньше. А какие у вас планы на будущее?

Планируется выпуск еще одной книги. Проект находится на стадии обсуждения, и я пока не могу сказать с каким фотографом буду работать, но это будет не Беттина Раймс, а другой очень известный мастер. Кроме того недавно было создано агентство Сonstellation by Olga Rodionova. Эта компания будет занимается эвентами и пиаром. Мы уже провели ряд успешных мероприятий,  и планируем много интересных проектов на следующий год.

Беседовала Мария Разлогова

 


Мария Разлогова


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Коротко
Не ищите женщину
Проблемы звездных детей
Синема
Дихотомия-2010
Томаса Андерса обманули дважды
«Копы в глубоком запасе»: Будет очень смешно


««« »»»