ПОЛНЫЙ… ЦУГЦВАНГ

РУСЛАН КИРЕЕВ,

главный консерватор «НВ»

Цугцванг – это из шахматной лексики и означает положение на доске, когда каждый следующий ход ухудшает ситуацию. Но ход-то делать надо (либо ход делать, либо сдаваться), часы тикают, флажок зависает и вот-вот, гляди, упадет… Примерно то же самое у нас сейчас, разве что не на черно-белых клеточках, а на просторах державы. Я понял это после того, как в предпоследнем номере «Нового Взгляда» за прошлый год появилась моя статья “Перчатки”.

Речь в ней шла о Егоре Тимуровиче Гайдаре, тогда еще первом вице-премьере. Не знаю, регулярно ли читают наши вице-премьеры «Новый Взгляд», но ЭТОТ вице-премьер с ЭТИМ номером «Нового Взгляда» был ознакомлен, причем произошло сие знаменательное событие на глазах миллионов телезрителей, в самое “смотрибельное” время, когда по российской программе шел популярный “Момент истины”.

Ведущий Андрей Караулов надел очки, взял газету, тот самый номер «НВ», и произнес с хорошо отработанной интонацией доверительного простодушия: смотрите-ка, Егор Тимурович, что пишет о вас в «Новом Взгляде» Руслан Киреев, человек уважаемый. (Спасибо, Андрей Викторович!)

И далее на всю страну с выражением зачитал пассаж о том, что Гайдар – это Ленин сегодня, с поправкой, разумеется, на время, ибо что тот, что другой ради воплощения в жизнь своей заветной Идеи (с большой буквы!) готовы пожертвовать интересами миллионов людей. Перешагнуть через эти самые миллионы…

“Вы на это просто обязаны ответить”, – снимая очки, с непривычной твердостью в голосе заявил искатель Истины. (Тоже с большой буквы.)

И Гайдар ответил. Правда, не тогда – тогда он заговорил взахлеб о чем-то другом, возвышенном, – а спустя некоторое время. Ответил своим громовым – Европа с Америкой вздрогнули – отказом войти в новое правительство.

Есть основания считать, что это был также ответ на какие-то иные вещи, о чем Егор Тимурович подробно информировал мировую общественность в многочисленных интервью, но в числе прочего – и на публикацию в «Новом Взгляде», отчего ж нет! Ну, прямо как в добрые старые времена, когда во всех газетах была рубрика “По следам наших выступлений”. (Либо грязное: “Меры приняты”.)

Итак, “меры приняты”, “следы выступления” увели ох как высоко, в заоблачные прямо-таки дали, автор, человек отнюдь не злорадный, должен испытывать по крайней мере удовлетворение – ан нет! Нет удовлетворения. Почему? А потому, что в стране, повторяем, – типичнейший цугцванг, и каждый следующий ход, в том числе и катапультирование из правительства первого вице-премьера, ухудшает ситуацию. Мало этого. Чем решительней ход, чем дерзостней и внезапней, тем ситуация делается тяжелее.

А ход действительно был неординарный, лично я после этого стал уважать Гайдара еще больше. Я не кощунствую, упаси Бог. Не иронизирую. Мне действительно симпатичен этот умный, честный, очень образованный человек. Уж теперь-то, когда он больше не у власти, я могу заявить об этом во всеуслышание.

Зачем же тогда, скажете, ругал? По доброй, что ли, российской традиции пинать власть – какой бы ни была она – за то лишь, что она власть?

Нет, не поэтому. Гайдар – прекрасный человек, Гайдар – блестящий специалист, но вот беда: не на своем месте.

Строго говоря, у нас все блестящие люди не на своем месте, на что, помните, обратил внимание еще Пушкин, обронив, что угораздило же его, дескать, родиться в России с умом и талантом… Но будем скромны, удержимся от широких обобщений. Мы не это имели в виду. Одно дело, имели мы в виду, изыскания кабинетного ученого, где чистота опыта необходима, а другое – жизнь, в которой опасные, с малопредсказуемыми последствиями опыты лучше не ставить. Тем паче – над людьми.

Прежде из академических кабинетов в кабинеты номенклатурные граждан обычно не перетаскивали. Могли с руководства рыбным промыслом перебросить на руководство культурой, но в любом случае это была одна тусовка, высоколобых теоретиков в нее, от греха подальше, не пускали.

Первым колоду (простите за нешахматный термин) смешал Горабчев. Но Горбачев был осторожен, Горбачев был аккуратен, Горбачев знал, что может наступить цугцванг (в отличие от своих как предшественников, так и преемников, он все же был в политике шахматистом), и делал ходы в высшей степени осмотрительно. За что его и долбали постоянно наши радикальные демократы и демократичные радикалы. А он? Он лавировал, чтобы спасти ситуацию (”Ату его! – кричали вокруг. – Он лавирует!”), он лукавил (“Долой, – стоял визг, – он лукавит!”), он честно предупреждал, что ждет всех нас, если страна развалится, а когда глас его оказался, по российской опять-таки традиции, гласом вопиющего в пустыне, достойно, с высоко поднятой головой ушел с политической арены.

А теперь давайте наберемся мужества и признаем: пророчество Горбачева сбылось. Оно сбылось на все сто процентов, в том числе и относительно человека, который с двумя другими вогнал некогда великую державу в состояние цугцванга. Собственно, тот беловежский ход был первым в серии ходов, которые, набирая темп, продолжаются и поныне; каждый следующий, естественно, ухудшает ситуацию.

Наша политическая жизнь и в лучшие-то времена не отличалась грацией (грация, по определению одного умного человека, это когда для достижения той или иной цели делается наименьшее количество движений), теперь же мы и вовсе выписываем, на изумление всей планеты, какие-то чудовищные, феноменальные по своей неуклюжести па. Эти безумные обмены денег; эти взаимоисключающие заявления о Курильских островах, когда первый человек в государстве говорит одно, второй – другое, прямо противоположное, а Страна восходящего солнца, умеющая вроде бы ничему не удивляться, очумело моргает своими узкими мудрыми глазами; этот дикарский разгон парламента, чтобы взамен получить другой, еще хлеще; это скоропалительное, в пожарном порядке, принятие конституции, о чем мы подробно говорили в предыдущем выпуске «Нового Взгляда»; это реформирование одних ведомств и создание других, которые ничем не отличаются от предыдущих. Движение налицо, но это – броуновское движение, иначе говоря – хаос. Темп тем не менее нарастает, делаются все новые и новые ходы, то бишь издаются указы, распоряжения и т.д., однако ситуация цугцванга имеет свои законы, и законы эти работают безотказно (кажется, единственное, что работает у нас): положение с каждым днем ухудшается. Когда я начал вчера этот материал, кефир стоил четыреста шестьдесят рублей, сегодня за него уже дерут четыреста восемьдесят, а в день выхода газеты с этой статьей – проверьте! – перевалит за полтыщу.

Пишу все это, а в голове: зачем? Какой от всего этого прок? Разве что Караулов зачитает в очередном “Моменте истины”, потребуя ответа от высокопоставленного собеседника. Да и потом, понятие “цугцванг” для нашего первого человека – пустое понятие. Если верить Владимиру Вольфовичу, постоянному партнеру его, играют они не в шахматы, а в шашки.

Ах, как много нынче развелось игроков – азартных, лихих, напористых! Осторожнее же, господа! Прежде чем сделать очередной ход, встаньте, пожалуйста, из-за стола, подойдите к окну и, отодвинув шторку, взгляните на снующих по серым улицам замордованных вконец граждан. Посмотрите на их тусклые лица, на их потухшие глаза, на их обувку и на их одежку.

Осторожнее, господа: на дворе цугцванг.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АЛИБАСОВ НЕ ОДОБРЯЕТ ВЫБОР ПУГАЧЕВОЙ
У КОБЗОНА НЕТ ДЕНЕГ НА ФОНОГРАММУ
Веденеева. Хит-парад
ЭКСТРЕМИСТОВ – НА СЦЕНУ
Политковский. ТВ-парад
ПАРФЕНОВСКИЙ ПРИЩУР
ПЕЙЗАЖ ВМЕСТО БИТВЫ
Владимирская. Любимый мужчина
ОКАЗЫВАЕТСЯ, КАШПИРОВСКОГО “ОТКРЫЛ” ШАХИДЖАНЯН
ГОРЬКИЕ ГЛАЗА АХМАДУЛИНОЙ
…НЕ ЗАРАСТЕТ НАРОДНАЯ ТРОПА?
ОХОТНИКИ ЗА ЗНАМЕНИТОСТЯМИ
НЕПРАВИЛЬНЫЕ МЫСЛИ О ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЯХ
Лоза. Любимая женщина
Черный юмор


««« »»»