АНДРЕЙ НИКОЛАЕВ: ОТ РУЛЯ!

Андрей ВАНДЕНКО

Вчерашний глава пограничного ведомства России, а ныне депутат Госдумы и лидер движения “Союз народовластия и труда” убежден, что знает, чего соотечественникам не хватает для счастья

Я РАЗОШЕЛСЯ С ВЛАСТЬЮ

– Андрей Иванович, за что с вами так?

– Умоляю, только не заводите разговор об отставке с поста директора Федеральной погранслужбы России. Больше не могу этого слышать. Все, иссяк. Полгода лишь об одном этом и спрашивают. Сколько же можно?

– Собственно, я не об отставке, а о вашем досрочном увольнении из рядов Вооруженных сил. Президент Ельцин недавно подписал соответствующий указ, хотя вы имели право до шестидесяти лет оставаться действующим генералом.

– Я же сам настаивал, предпринимал усилия, чтобы Борис Николаевич узнал об этом! Наверное, вы не знаете: когда я баллотировался в депутаты Государственной Думы, то сразу заявил: в случае избрания подаю рапорт об увольнении с действительной службы. На выборы шел генерал армии Николаев, а политикой будет заниматься рядовой гражданин Николаев. Как сказал, так и сделал: 12 апреля, после того как стало ясно, что я победил, написал на имя Верховного главнокомандующего. Кстати, так и полагается поступать по закону, правда, большинство генералов, перешедших в политику, предпочитает не оставлять службу, а лишь на время приостанавливать ее. Я посчитал, что будет правильнее, если сведу свою зависимость от власти к нулю. Для меня завершился большой и важный этап жизни, я отдал ему тридцать один год, теперь же начинается новый период, и лучше входить в него свободным от долгов и обязательств.

– Значит, погоны сняли навсегда?

– Если не случится экстремальная ситуация, которую можно выразить одной фразой: “Родина зовет”.

– Не дай Бог!

– Это и от нас зависит. Если сможем гарантировать безопасность России, то Бог даст.

– У вас после увольнения, наверное, и автомобиль служебный отняли, и дачу, и ординарцев?

– Абсолютно все. Но я не делаю из этого трагедии. Видите? Под окнами стоят машины. Если потребуется куда-то поехать, есть на чем. Но я могу и на метро. А что в этом такого? По выходным мы с женой нередко ходим на Новый Арбат в магазины. Иногда люди на улицах узнают, подходят. Некоторые удивляются: “А почему вы без охраны?” Я всегда спрашиваю в ответ: “А вы?”

Понимаете, всех этих внешних привилегий тяжело лишаться человеку, который морально не готов к таким переменам в своей жизни, а я выбор делал сознательно. Я по-прежнему остаюсь генералом, никто меня звания не лишал, но момент выхода в отставку был принципиален. Представьте: завтра президент своим указом распускает Государственную Думу, и все генералы, в том числе оппозиционные, вынуждены будут просить критикуемую ими власть о трудоустройстве. Они пойдут за куском хлеба к тем, кого пинали. А я более не завишу от кремлевских чиновников, мне от них ничего не нужно.

– В вашем голосе, Андрей Иванович, слышна обида.

– Наверное. Но это обида особого свойства. У нас часто пытаются свести все к личностному конфликту, однако я твердо заявляю: Николаев от других отличается тем, что всегда – напишите это слово большими буквами – ВСЕГДА личное ставит позади общественного, государственного. Да, мне обидно. Но не за себя, а за державу.

– Да-да, генерал Лебедь это уже говорил.

– И не только он! Важны ведь не только слова, но и то, что за ними стоит.

Понимаете, я разошелся с нынешней властью по принципиальным позициям, но не стал делать свой развод скандальным. Поводом для рапорта об увольнении послужили те самые тысяча триста метров российско-грузинской границы, которые нам пришлось оставить, подчиняясь приказу. А причины моего ухода из армии – они совершенно иные. Я не мог больше работать с властью, которая довела страну до предела. Даже если бы я продолжал делать все абсолютно правильно (или стремиться к этому), если бы руководствовался в работе исключительно интересами государства, это все равно не спасло бы страну. Один участок, на котором наведен полный порядок, не в силах противостоять всеобщему развалу. Для меня совершенно очевидной стала задача по изменению власти. Без решения этого вопроса рассчитывать на какие-либо позитивные изменения не приходилось. Но я не мог полемизировать, а тем более бороться с властью, оставаясь на государственной службе. Поэтому и зашел разговор о переходе в публичную политику. Когда решение созрело окончательно, я как порядочный человек положил президенту рапорт на стол. Считаю, что людей за такие поступки надо уважать. У нас ведь в публичную политику зачастую идут после того, как лишаются прежнего места работы в исполнительных структурах. Много вы знаете случаев, когда чиновники добровольно покидают занимаемый пост? А должность у меня была, как вы догадываетесь, не последняя…

– Как мне кажется, военным по роду занятий положено быть прагматиками…

– Не только военным, но и любому ответственному лицу.

– Так вот, продолжу вопрос. Как прагматик, вы должны были прекрасно понимать: возможности исполнительной власти несоизмеримы с тем, что вам давал депутатский мандат. В конце концов, директор ФПС один, а депутатов сколько? Верно, четыреста пятьдесят…

– Величайшее заблуждение, будто публичная политика хоть в чем-то ограничивает мои действия. Сегодня я могу позволить себе говорить то, чего никогда не сказал бы, останься на службе.

СВОБОДА ДОРОГОГО СТОИТ

– Но речь-то не о словах, а о делах. Согласитесь, что прежде властных рычагов у вас имелось поболее.

– Не соглашусь. У меня есть свобода, она дорогого стоит.

– А что же все так бегут от этой свободы, стремясь нацепить на шею хомут исполнительной власти? Стоит поманить депутата пальцем, и он уже мчится: хоть в министры, хоть в заместители…

– Я не побегу… Да, вернуться в исполнительные структуры могу, но не раньше, чем власть вернет себе доверие людей. Посмотрите: сегодняшнему правительству не верит никто – ни красные, ни белые, ни правые, ни левые. Статистика показывает, что с Кабинетом Кириенко надежды на перемены к лучшему связывает менее десяти процентов населения страны. Куда это годится?

– Откуда у вас такие цифры?

– Элементарные подсчеты: суммарный рейтинг доверия депутатам Госдумы составляет двадцать процентов. Дума половиной голосов утвердила Сергея Кириенко в должности премьера – вот и вся арифметика. Получается, интересы подавляющей части россиян во властных институтах вообще никто не представляет. Кому нужно такое правительство? Работать в нем – значит дискредитировать собственное имя. А я им дорожу. Нет, с такой властью мне не по пути.

Можно вопрос? Вот вы лично что хотите от власти?

– Пожалуй, ничего. Чтобы жить не мешала.

– Правильно! Пусть создаст нормальные условия для работы и жизни, а мы уж сами себя прокормим, оденем, обуем.

В то же время никто не хочет содержать армию нахлебников. Налогоплательщики готовы пополнять бюджет своими кровными, если будут уверены, что чиновники не бесцельно штаны протирают и о взятках мечтают, а занимаются конкретными делами, призванными облегчить и улучшить жизнь граждан. Важно, чтобы обладатели самых важных постов помнили: они всего лишь наемная сила, нанятая для защиты своих интересов теми, кто исправно платит налоги. Азбучный тезис: правительство для народа, а не народ для правительства.

Только что в этом кабинете я встречался с одним из богатейших людей России. У человека есть бизнес, но как его развивать в нынешних условиях, если вместо законов в стране всем правит произвол? Пока не наведем порядок, пока власть не обретет силу, любые планы и антикризисные программы так и останутся благими пожеланиями, изложенными на бумаге.

Кстати, этот самый посетитель подарил мне сборник стихов своего отца, ныне покойного. Пролистал я книжку и поразился, насколько написанное созвучно моим мыслям. Хотите прочитаю?

– Пожалуйста. Только сначала назовите фамилию автора.

– Нет, этого делать пока не стану. Еще не время обнародовать имена наших партнеров и союзников.

Так вот стихи:

Главенствовать в державе должны закон и труд,

И ни одной персоне нет исключенья тут.

Судьбу родной России мы не поворотим,

Пока закон не станет для всех неотвратим.

Российский свод законов – святейший документ,

Пред ним мы все в ответе – парламент, президент.

Тогда лишь благоденство народ наш обретет,

Когда в делах порядок законом наведет…

И так далее. Можно читать до бесконечности. Впечатление, будто кто-то подслушал мои мысли и перенес их на бумагу, между тем, автор родился много лет назад, в начале века, его уже нет с нами… А сын пришел ко мне и принес эту книгу, ибо разделяет взгляды отца. Тех, кто думает так или примерно так, много – среди рабочих, интеллигенции, предпринимателей. Важно, чтобы люди объединились и поставили управлять страной тех, кто может, хочет и умеет защищать их интересы.

ДОГОВАРИВАТЬСЯ НАДО!

– Верно говорите, Андрей Иванович. Лишь один нюанс: на словах все правы. Покажите мне программу любой партии, общественно-политического движения или даже независимого депутата – везде найдем красивые фразы о благе народа и так далее, и тому подобное. Короче говоря, объясните, чем вы лучше всех прочих, сулящих мне, избирателю, рай земной взамен за поддержу на выборах?

– Начнем с того, что я постараюсь вас разуверить в ошибочном тезисе: не все программы одинаковы. Возьмем, к примеру, то, что декларирует КПРФ, по сути, единственная на сегодняшний день массовая партия в нашей стране. Если вы не коммунист, то вы не наш. С учетом того, что за компартию голосует не более четверти населения страны, получится, что семьдесят пять процентов россиян для коммунистов остаются чужаками.

– Разве КПРФ обещает выписывать входной билет в коммунизм только членам партии? Не встречал и утверждений, что инакомыслящих будут высылать, истреблять или делать с ними еще что-нибудь в этом роде.

– Вы не поняли. Коммунисты намереваются строить счастливую жизнь именно для тех, кто разделяет их взгляды и идеологию. В первую очередь КПРФ позаботится о своих, а затем уже обо всех остальных. Если до них, остальных, очередь когда-нибудь дойдет.

Понимаете, в стране сейчас зарегистрировано около двухсот партий и движений, каждое из которых тянет одеяло на себя. Кто не с нами, тот против нас. В результате вся страна состоит из не наших. Белым не по дороге с красными, красным с зелеными, правым с левыми, левым с правыми… Заколдованный круг!

– И именно вы готовы его разорвать?

– Да. Все очень просто: для нас нет чужих. Мы не собираемся никому ничего навязывать. К примеру, у вас есть собственные убеждения?

– К примеру, есть.

– А есть в ваших взглядах такое, что может нас с вами объединить?

– Наверное.

– Наверняка! Стоит нам только заговорить о земле, о собственности, о системе государственного управления в России, о будущем нашей страны, и, не сомневаюсь, по принципиальным вопросам мы сумеем найти общий язык. Расхождения могут быть только в частностях.

Договоримся с вами, потом с вашим соседом, затем – с моим… Если разобраться, всем нормальным людям нужно одно.

– Зря вы, Андрей Иванович, пренебрегаете частностями. На уровне общих понятий союзников найти – не проблема, но как только встанет вопрос конкретики…

– Мы дошли до точки, когда не можем позволить себе роскошь утопить страну в согласовании деталей. Надо договариваться об основополагающих правилах игры. Сегодня не время для нюансов. Людям есть нечего, а мы частности обсуждаем! Общество расколото, правительство бесконечно сочиняет новые планы, президент заверяет, будто в стране нет кризиса… Пока мы не консолидируемся, эти двести партий и движений и будут плодить ряды наших и не наших. Это путь в никуда.

– А вы, значит, учредите двести первую партию, которая и объединит всех?

– Во-первых, я не создаю новых партий, во-вторых, не собираюсь объединять старые. Зачем? Нужно привлечь на свою сторону тех людей, кто сегодня не доверяет ни одним, ни вторым, ни третьим. Скажем, вы входите в какую-нибудь политическую организацию?

– Уже нет. С 91-го года.

– А есть в обществе сила, отражающая ваши взгляды?

– Надеюсь, я их сам в состоянии отразить.

– Но вы хотите, чтобы к власти пришли те, кто наведет порядок страны?

– Кто бы стал возражать?

– Вы поддержите усилия, направленные на возрождение великой России?

– Конечно, да. Но к чему эти вопросы? Мы поменялись ролями, и теперь вы берете интервью?

– Хочу понять вашу гражданскую позицию. Вы ведь не с Марса прилетели.

– Нет, поэтому и говорю, что вам не избежать решения конкретных вопросов, не обойтись без упоминания фамилий.

– Каких фамилий?

– Людей, чьим именем вы будете рекрутировать сторонников своего движения.

– Вы опять тянете меня к персонификации.

– А вы можете…

– Могу!

– Уверены, что…

– Уверен!

– И как же вам это удастся?

– Вы спросите: кого из известных политиков я готов взять в союзники? Отвечу: если они известные, почему до сих пор не сделали того, что предлагаю я, почему не объединили людей?

– У каждого найдется объяснение: у Явлинского это, у Лужкова то…

– Заметьте, фамилии назвали вы – не я… “Яблоко” ведь возникло не вчера, Явлинский имел возможность доказать всем правильность своих идей. Не смог. А Лужков, он не представляет никаких партий, а защищает интересы всех москвичей, горожане платят ему доверием. Как раз Юрий Михайлович представляет прообраз того, к чему мы стремимся. Его, Лужкова, не волнуют всякие “измы”, он доказывает собственную состоятельность делом.

– Это ведь тоже своего рода идеология – мужик с пониманием.

– Лужков – прагматик, он хочет, чтобы Москва не выживала, а жила. Юрий Михайлович строит, реконструирует, ремонтирует, создает новые рабочие места. Занимается той самой конкретикой, о которой вы говорили. Юрию Лужкову не хватает лишь политической силы за спиной, гарантирующей преемственность проводимых преобразований.

– Знаком с вашим, Андрей Иванович, умением не отвечать на поставленные вопросы…

– Нормально. Так и должен вести себя политик. А вы хотели, чтобы я распахнул душу? Другое дело, что надо всегда говорить честно. Так и поступаю, чем отличаюсь от многих, считающих, будто политика – грязное дело, поэтому можно сказать одно, думать другое, а делать третье.

НЕ В КОМАНДЕ, А ВМЕСТЕ

– Правильно. Но я продолжу вопрос в надежде получить конкретный, а не округлый ответ. Можно ли говорить, что с недавних пор вы, Андрей Николаев, и Ваше движение входят в предвыборную команду Юрия Лужкова, который пока, правда, не заявил о желании выставлять кандидатуру на пост президента России?

– Вы неправильно формулируете. Мы – не в команде, мы – вместе. Если вы спросили бы мое мнение о том, может ли Юрий Михайлович баллотироваться на президентскую должность, я ответил бы утвердительно. И следующий вопрос: поддержите ли вы его? Ответ: да!

– Третий вопрос: в каком качестве?

– Руководителя движения. Могу считать себя единомышленником Лужкова.

– А что вы имеете против команды?

– Это некрасиво. Такие вещи надо понимать.

– Честное слово, не доходит.

– В командах обязательно существует подчинение, а мы с Юрием Михайловичем – вместе.

– Это до первого листа бумаги.

– Какого листа?

– На котором придется писать фамилии, выстраивая их в определенном порядке.

– Куда писать, кому?

– Да хотя бы мне, вашему потенциальному избирателю.

– Вот когда придет пора писать, тогда и с порядком определимся…

Вы все время говорите о выборах президента, совершенно забывая, что не за горами 99-й год, в котором будет избираться новый состав Государственной Думы. Кто получит доверие народа, тот и окажется вправе вести речь о кандидатуре на пост президента.

– Боюсь, никто не получит, опять голоса избирателей окажутся распылены.

– Зря боитесь. Через полтора года в обществе появится сила, которую поддержат не менее половины россиян.

– Есть такая партия?

– Хотите, чтобы я процитировал Ленина? Могу сказать, что уже сейчас идет работа над тем, чтобы наше движение получило необходимое преимущество на выборах.

– Допустим, вы получите большинство. Но репутация у Думы такова, что…

– А причем здесь репутация? Вам не нравится Дума?

– Нет.

– А кто ее выбирал? Что хотели, то и получили.

– Не я один выбирал, но и вы тоже. И в 99-м, кстати, не нам двоим голосовать.

– Только не надо все валить на людей. Ведь за Лужкова девяносто два процента москвичей голоса отдали.

– Вы же не хуже меня знаете, что Москва – это не вся Россия.

– У народа выбора не было! Часто голосовали против всех по принципу: чем хуже, тем лучше. Наша задача в том и заключается, чтобы показать: есть люди, которым можно верить. Многие беды наших политиков проистекают от того, что они не в состоянии отрешиться от текущих проблем, поднять голову и заглянуть хотя бы на пару лет вперед. Когда нет перспективы, любой шаг воспринимается правильным. Только позже замечаешь, что топчешься на месте. Посмотрите, к примеру, на действия правительства Кириенко. Именно так ведет себя пожарная команда, которую вызвали на объект. Да, пожарные знают, как бороться с огнем, они готовы залить все водой и сбить пламя, но не требуйте от них заново отстраивать вам сгоревший дом. Это не их забота.

Сегодняшний Кабинет министров решает аварийные задачи. Допустим, аврал закончится. А дальше что? Нам не продвинуться вперед, пока не будут найдены ответы на вопросы: кто мы, откуда и куда идем.

– Вы нашли?

– Конечно.

– Скажете?

– В программе все прочитаете. Мы готовим концепцию вывода России из кризиса, с которой пойдем на выборы 1999 и 2000 годов.

МЫ ПРИДЕМ И ЗАЛЬЕМ БЕНЗИН

– Вы богатый человек, Андрей Иванович?

– Очень.

– И чем же, интересно?

– В первую очередь, тем, что родился в России. Ощущаю себя представителем великой страны, переживающей временные трудности. Если же говорить в бытовом смысле, то богачом себя не чувствую, живу весьма и весьма скромно.

– Я спрашивал не о дачах, квартирах, машинах, а о тех программах, на которые вы замахиваетесь. Представляете, какие средства понадобятся, чтобы прийти к власти?

– Для меня власть не цель, а средство.

– О том и речь: по средствам ли вам это средство? Власть – дорогая игрушка.

– Если мы получим поддержку 80 процентов россиян, то любая задача окажется выполнима.

– Но ведь как-то вы продекларировали, что не возьмете ни копейки у тех, кто сегодня входит в российскую финансовую элиту, в том числе, у так называемых олигархов. Где же тогда отыщете деньги, Андрей Иванович, на убеждение и агитацию?

– Я говорил, что ни при каких условиях мы не будем иметь дело с теми, кто нажил богатство неправедным путем.

– Значит, окажетесь в изоляции.

– Напрасно так думаете. Знаю массу людей, которые занимаются коммерцией, предпринимательской деятельностью, но при этом не подвержены коррупции.

– Полагаете, они скинутся и вам хватит?

– Без всякого сомнения. Общество готово востребовать идеи, которые я вам сегодня изложил. Люди хотят объединиться, они устали от бесконечных противопоставлений, выяснения отношений. На первом этапе общенациональной идеей должна стать мысль о консолидации.

– Вы готовы к тому, что вас будут по-всякому прессовать?

– Обязательно. Давить попробуют и слева, и справа.

– В своем избирательном округе вам удалось сплотить против себя всех, включая даже центристов.

– Нет, их как раз и не было. Мне войну объявили только крайние радикалы, то есть те, кто может рассчитывать на поддержку не более двадцати процентов населения. Со всеми остальными можно было договориться.

– На центристов, людей умеренных взглядов, делают ставку и нынешние обитатели Кремля и Белого дома.

– Господь с вами! У них нет ни опоры в обществе, ни сильной партии власти.

– Но рычаги управления по-прежнему находятся в руках Ельцина и его команды.

– А что толку, если в баке нет бензина, двигатель давно заглох, а колеса голые, без резины? За ручки дергать и баранку крутить можно сколько угодно, но машина-то все равно не поедет!

– Но вы же понимаете, что никто добровольно не покинет салон пусть даже стоящего автомобиля.

– Ничего, придется уйти. После выборов – парламентских и президентских. Все будет сделано легитимно. А мы придем и зальем бензин, отладим механизмы, наденем шины, посадим за руль опытного водителя.

– А вы, кстати, рулить умеете?

– А как же! У меня большой водительский стаж. Езжу я хорошо, не сомневайтесь.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЧЕШИРСКИЙ КОТ В ЛИЦЕ ВУПИ ГОЛДБЕРГ
СПАСЕТ ЛИ УАЙНОНА РАЙДЕР МИР ОТ ДЬЯВОЛА?
ЯГОДЫ ВЕЗДЕ КСТАТИ
УМЕРЛА МАМА АРНОЛЬДА ШВАРЦЕНЕГГЕРА
БУКЕТ АКТЕРОВ В КАРТИНЕ НАУМОВА
В ЗЕЛЕНОМ ГОРОДКЕ, В 15 МИНУТАХ ОТ МОСКВЫ
ТЕЛЕМАГНАТ РОБЕРТ РЕДФОРД
ИВАН ДЫХОВИЧНЫЙ С МЫСЛЬЮ О “КОПЕЙКЕ”
КТО ЖЕ РАЗДРОБИЛ ЯИЧКО?
НЕ ВСЕ ОПЛАКИВАЛИ СМЕРТЬ ДИАНЫ
«ЧЕТЫРЕ ХОДОЧКИ» ЮРИЯ АЛМАЗОВА
МИХАИЛУ ГОРБАЧЕВУ ВРУЧИЛИ ПРИЗ МУЗЫКАЛЬНОГО КАНАЛА VIVA
АЛЕН ДЕЛОН ПРОТИВ АКУЛЫ ПЕРА
АРМЕНИЯ ГЛАЗАМИ КАРЕНА ГЕВОРКЯНА
И СМЕРТЬ ПРОДАЕТСЯ
БРИЖИТ БАРДО ПРОТИВ КРОВОПРОЛИТИЯ
ГРУППА «МГК» ВЫСТУПИЛА НА ФЕСТИВАЛЕ «СЛАВЯНСКИЙ БАЗАР В ВИТЕБСКЕ».
МЕД – ЧУДО ПРИРОДЫ
ВОТ ЭТО ЛЮБОВЬ!
«ДОБРЫ МОЛОДЦЫ» ВЕРНУЛИСЬ
ЗАЖГЛАСЬ ЗВЕЗДА КЕЙДЖА
ЭНТОНИ КУИНН НАШЕЛ ПЕРВУЮ ЛЮБОВЬ
ДВА НОВЫХ АЛЬБОМА ВОРОНА
«ИЗБРАННОЕ» ПЕТЛЮРЫ
ЧЕМ БОЛЬШЕ ДИНОЗАВРОВ, ТЕМ ЛУЧШЕ
ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ ЗАПЕЛ…
КАТРИН ДЕНЕВ: США – СТРАННАЯ СТРАНА!
КУРТ РАССЕЛ В РОЛИ “ОТЦА ТУРЕЦКОЙ НАЦИИ”
У ГРУППЫ «МЕСМЕР» НАЧАЛСЯ ГОД ИДЕАЛЬНОЙ ЛЮБВИ
ОБНАЖЕННЫЙ ЛЕОНАРДО ДИ КАПРИО
КИНОКОМПЬЮТЕРНЫЙ АЛЕКСАНДР ПУШКИН


««« »»»