ДУХОВНОЕ ДВОЕМЫСЛИЕ

Православная церковь все наглее вмешивается не только в экономику и политику, но и в сферу общественного сознания. Ей уже требуется официальное признание своей роли духовного пастыря, руководителя, ориентира для всего российского народа. Хотя других оснований, кроме исчезновения из поля зрения КПСС и всей машины псевдокоммунистического агитпропа, нет. Церкви под предводительством Второго Алексия уже мало того, что закон “О свободе совести” принят в ее пользу и пользу еще нескольких “законных” конфессий на территории России. Ей мало того, что она имеет изрядное число налоговых льгот на свой отнюдь не религиозный бизнес, включая импорт табака и алкоголя, а также возможные операции с нефтью, включая спекуляции с недвижимостью, алмазный бизнес, банковскую деятельность – далекие от “божьего промысла”.

Почему-то православные попы высшего ранга и рангом поменьше всерьез посчитали, что вправе решать или даже советовать народу, что ему смотреть, слушать, читать. Потом, вероятно, встанет вопрос, о чем и КАК думать россиянам, которых попы теперь рассматривают не иначе как потенциальных прихожан, как потенциальные источники гарантированного дохода. Поскольку право решать и советовать в сочетании с “платностью информации” приведут к значительному росту финансового могущества церкви, основанием которому будет служить только лишь “общепризнанная” правота церковных иерархов и служителей культа по основным и неосновным вопросам духовной жизни народа. Словом, монополия на “производство духовных ценностей” в стране может быть материализована в триллионы рублей (миллиарды – в новых ценах). Понятно поэтому, что Алексий обратился с заявлением в связи с демонстрацией “Искушения” по НТВ. Он, в частности, сказал:

“Несмотря на неоднократные протесты священноначалия (!), духовенства и верующих Русской православной церкви, представителей других религий, телекомпания НТВ показала на общедоступном канале фильм “Последнее искушение Христа”…

Из сказанного Алексием можно сделать выводы: 1) фильм “Искушение” обращает людей к явным и скрытым порокам; 2) телекомпания переступила грань добра и зла. Иными словами, церкви позволено решать, где эта грань проходит и кто ее переступил; 3) именно “Искушение” стало “последней каплей”, переполнившей чашу терпения служителей культа. Если же рассматривать обстоятельства религиозной истерии более внимательно, то обнаруживается не только явное, но и тайное, скрытое от глаз обывателей.

Что больше всего взбесило попов и всяких иных самозваных представителей Бога в России? Главные идеи фильма, его конструкция, совершенно неожиданные акценты в характерах главных героев древней трагедии, не совпадающие с догматами церкви и “официально признанным” прочтением текстов евангелия. Фильм, поставленный по книге Никоса Казанацкиса, рассказывает о Христе не как о Боге, а скорее как о человеке, со свойственными смертному желаниями, страстями, мечтами, ошибками. Фильм не об иконе, а о человеке, хотя и выполнившем особую миссию – Спасителя. Далее Иуда любимый ученик Христа, настоящий бунтарь, революционер, пользовавшийся особым доверием и расположением Иисуса. С самых первых кадров фильма мы видим, как Иуда в буквальном смысле торопит Иисуса в дорогу, на революционную борьбу с рабством и угнетением. И в финале мы понимаем, что “продажа Христа” и выкуп Креста стоят много больше тридцати номинальных иудиных сребреников, мы понимаем, что их совместный тайный с Иисусом план сработал, и сатана попался в тело Иуды, как в ловушку (см. евангелие от Иоанна. Гл. 13, ст. 27). Решившись на века опозорить любимого ученика Христа и тем самым бросить тень на всю его группу, сатана подал пример будущим своим подражателям, в числе которых оказалась многочисленная армия попов, “удушившая в объятиях” Христа и вечно клеймившая Иуду. Но дело было сделано: искупительная жертва совершена, появился нравственный ориентир для человечества на многие поколения. А церковь из века в век, так же как и сатана, вошедший в тело Иуды, всячески поносят славного бойца Революции, сделав его имя обозначением подлого предательства.

Церковное ханжество не может также перенести и другого обстоятельства. Иисус любит Марию Магдалину. Церковь “ревнует” Иисуса к Марии, с которой Христос нежен и ласков. Ведь, по их мнению, она проститутка и ей нельзя быть рядом со Спасителем. К счастью, в тот момент служителей культа не было поблизости. И скорее всего, они были бы заодно с первосвященниками, лояльными Риму. Не лишним будет напомнить, что именно Мария помазала Иисуса на царство. Стало быть, ее роль не менее важная, чем у Иисуса и Иуды. Такое не под силу признать церковникам: падшая женщина – ровня Иисусу!

Вспомним эпизод из фильма, в котором ученики идут по дороге в Иерусалим. В центре композиции Троица: посередине – Иисус, по левую руку – Иуда, по правую – Мария. Замысел художника становится понятным. Христос посередине между нежной, трудной любовью Марии и дерзким революционным порывом Иуды. Задача Иисуса удержаться между двумя этими крайностями: не стать кроткой, смиренной овечкой, отдавшись всецело земной любви, и не превратиться в революционного фанатика, забывшего о счастье любить и быть любимым. Только пройдя по лезвию бритвы меж этими крайностями, можно было воплотить великий замысел – пойти на Крест в момент “Икс”, известный только Ему. О тайном смысле происходящего знала только эта троица. Остальные ученики должны были слушать, смотреть, запоминать и оставить документальное свидетельство великого события.

Странно, но именно церковники почему-то взяли на себя смелость решать, какие евангелия будут каноническими, а какие нет. Тем самым они оспорили выбор Иисуса Христа, сына Бога, который нашел всех своих учеников для важной миссии: записать и сохранить информацию. Попы, вопреки мнению божьего сына, решили, что только четыре евангелия могут считаться каноническими, “законными” (современным жрецам православия так полюбилось уже это слово), остальные – вне закона. В том числе, евангелие от Фомы, от Иуды, от Марии и другие, считающиеся апокрифами. Они несут колоссальное количество информации, разрушающей некоторые религиозные догматы, дающей уникальные знания о материальном мире и о предназначении Человека. Поскольку церкви и властям было трудно их “отредактировать” их решили отвергнуть и не признавать в качестве составных частей евангелия.

Такой же произвол, самоуправство, если не сказать самозванство демонстрирует Русская православная церковь (РПЦ) в отношении информационной политики независимого телевещания. Удивительно, что за последние 5 – 7 лет РПЦ практически не реагировала на “насыщение” отечественного телевидения регулярными порциями насилия, порнографии, ужасов и всяческого духовного растления. А умный и многослойный фильм Скорсезе с великолепной музыкой Питера Гебриэла привел их просто в бешенство. Значит, дело в самой церкви, а не в фильме. Значит, церковь сама исполнена смрада, а идеи и позиция фильма поражают нашу транснациональную корпорацию религиозного лицемерия и узаконенного принародного вымогательства, разрушает самые ее основы, срывает маску со служителей трона сатаны. Это может говорить только за то, что большинство служителей культа в страшной панике, которая бывает перед близким и страшным концом всей их многовековой лжи. Словно муха, попавшая в липкую паутинку, мировая церковь задергалась в страшных конвульсиях, чуя неминуемое разоблачение и смерть.

Священники настолько напуганы, что даже боятся посмотреть этот фильм целиком. И вслед за своим вождем Алексием полагаются на мнение “видевших рекламные кусочки из него”. Так, не видя фильма и призывая не смотреть его, православная церковь ставить себя в идиотское положение. Она превращает “Искушение” в соблазн для многих.

Говоря о “двоемыслии” РПЦ, достаточно вспомнить про отсутствие бурной реакции церковников на показ по телевидению казни двух человек в Грозном, про отсутствие какого бы то ни было заявления РПЦ по поводу войны в Чечне в течение двух лет, про поразительно нежные и теплые отношения верхушки церкви и правительства страны. Церковь, таким образом, одобряет текущую политику правительства, руководства страны, стремится протянуть свои руки в армию в надежде “приобщиться” к бюджетному финансированию. Церковь продолжает “борьбу” за недвижимость – храмы, соборы – будущие приходы для откачивания лишних денег у граждан за торговлю утешением и обещанием рая через смирение, молитвы и безвозмездные “инвестиции” в церковное “производство”. Словом, все идет по плану.

Двоемыслие православных церковников (как, впрочем, и их коллег по двоемыслию из КПРФ) проявляется и в решении судьбы царских останков, которые, по их мнению, нужно немедленно и с помпой захоронить, и в решении судьбы мумии В.И.Ленина, которую продолжают упорно не замечать вопреки официальной приверженности и готовности следовать православным традициям в отношении покойников. Возможно, что, даже не читая Дж.Оруэла, попы с младых ногтей усваивают уроки лицемерия и двойного стандарта, напоминая больше грязных политиков, чем служителей Бога. Дай им возможность запретить один фильм, они сразу предъявят список фильмов, книг, картин и пр., взяв на себя отчасти функции не то ГПУ, не то КГБ.

В.ЧЕРНЫШЕВ, “Мера”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АХ, КАРТОШКА, ОБЪЕДЕНЬЕ…
ПРОДАЖА “СЕВЕРОНИКЕЛЯ” МОЖЕТ РАЗОРИТЬ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ
БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ – ЗА БЛОХАМИ, ИЛИ ПОСМОТРИ, ЧТО ПОДЦЕПИЛА КОШКА
ЧЕСНОК ПРОТИВ ДИСБАКТЕРИОЗА
ВРЕМЯ РЕЗАТЬ И ВРЕМЯ СТРИЧЬ БАРАНОВ


««« »»»