ВРЕМЯ РЕЗАТЬ И ВРЕМЯ СТРИЧЬ БАРАНОВ

На днях один мой друг услышал в автобусе новость – в знаменитой ЦКБ, оставшемся с советских времен бастионе спецмедобслуживания, резали барана. Когда он пересказал ее мне, новость эта не очень удивила: по простоте душевной я было решил, что это праздновал какое-то событие в своей жизни один из кавказских авторитетов, до недавнего времени столь вольготно лечившихся и оттягивавшихся в бывшей вотчине партгосноменклатуры (после чеченской войны, правда, запретили принимать пациентов-чеченцев, но остальным запрета нет практически ни на что). Но, как оказалось, предположение было ошибочным – барана резали турки-строители в честь начала работ на новом хирургическом корпусе ЦКБ.

Сам по себе факт, согласитесь, беспрецедентный. И не только тем, что ритуальное жертвоприношение и последовавшее за ним поедание баранины состоялось в святая святых кремлевской медицины с участием ее высокопоставленных жрецов. Впервые зарубежные строители допущены к возведению объекта в самой режимной зоне ЦКБ, в непосредственной близости от президентского люкса.

Не нужно напоминать, как бедствует сегодня отечественная медицина. Об этом убедительнее всего свидетельствуют пикеты или голодовки медиков, месяцами не получающих зарплату.

На этом фоне выделение значительных средств на элитарный хирургических корпус (а обойдется он, по разным подсчетам, до 200 – 250 млн. долларов) выглядит вызовом и сверхэкономному российскому бюджету, и принципам социальной политики, и остальному нашему здравоохранению.

Действительно, для того чтобы в сегодняшней бедственной ситуации всадить в подобный проект столь значительные средства, необходимо было иметь какие-то сверхсерьезные причины. Например, такие, как отсутствие операционных мощностей при растущей потребности на них. Но так ли это? На деле ситуация обратная – мощностей в президентском медцентре (ПМЦ) хватает, а спрос на них совсем не велик. Еще можно говорить о каком-то относительно полном использовании этих мощностей в самой ЦКБ. А вот в ее филиалах на Мичуринском проспекте, на Волынской улице или на Открытом шоссе потенциал используется не более, чем на треть. Фактически это недавно признал и сам глава кремлевской медицины Сергей Миронов в статье с многозначительным названием «Кремлевка открывает двери», в которой открыто приглашает новых пациентов лечиться в его ведомстве. При единственном условии: оплата, по данным, которые сам Миронов не приводит, – от 250 долларов в сутки (из которых на оплату собственно пребывания пациента расходуется не более 40 рублей)…

Иными словами, проблемой является не то, как полностью использовать уже имеющиеся мощности. А то, что кремлевская медицина раздута – и по количеству учреждений, и по штатам, и по оснащенности лечебным оборудованием, – признал недавно такой авторитетный орган, как Счетная палата Российской Федерации. По результатам недавней проверки Медицинского центра управления делами президента Российской Федерации (таково полное и официальное название кремлевской спецмедслужбы), Счетная палата признала необходимым серьезное сокращение персонала и служб ПМЦ.

Кто же и зачем столь демонстративно создает новый объект в ЦКБ? На этот вопрос никто не дает прямого и однозначного ответа. Но зная правила и порядки в нынешней кремлевской медицине, можно утверждать, что окончательное решение о строительстве принималось если не самим главой Медицинского центра Сергеем Мироновым, то уж точно с его подачи.

На фоне нынешнего весьма пестрого кадрового корпуса государственных органов Сергей Миронов выделяется – причем, увы, не в лучшую сторону. В других органах мучительно и болезненно идет процесс замены политических выдвиженцев на профессионалов-технократов – глава же ПМЦ руководит президентской медициной, будучи, как ни странно, специалистом в области травматологии. Как нетрудно догадаться, это не очень нужно президенту, да и вообще ПМЦ.

Но и с точки зрения политической «происхождение» Миронова не безупречно. Его, как известно, привел на пост главы президентской медицины бывший телохранитель №1 Александр Коржаков. При этом президентского охранника не смущала ни слабая компетентность его выдвиженца, ни дружба Миронова с неким спортивно-криминальным авторитетом, позднее убитым при так и не выясненных обстоятельствах… Миронову помогли избавиться от квалифицированных специалистов, стоявших во главе спецмедслужбы, и он начал править по своему разумению.

В том, что разумение это далеко от потребностей и задач службы, вскоре убедился и сам Коржаков – ведь это с санкции Миронова президенту было дозволено отплясывать в городах России в дни избирательной кампании 1996 года. Совсем не медик Коржаков не мог не видеть, что на Ельцина, с согласия главы придворной медицины, взвалили непомерную нагрузку. А потом пришлось проводить сложнейшую операцию, спасая сорванное в плясках после нескольких инфарктов сердце президента…

Операция, выполненная командой Рената Акчурина, сохранила Борису Ельцину жизнь. Она же сохранила кресло Сергею Миронову – для окружения президента он стал безусловным медицинским авторитетом. И даже получил (вместе с Акчуриным) звание член-корреспондента Академии медицинских наук по непрофильной для ПМЦ специальности «спортивная медицина». При этом сам Миронов особой верности благодетелям не хранит: стоило, к примеру, недавно зашататься креслу под управляющим делами президента Пал Палычем Бородиным – и Миронов поторопился протолкнуть на случай его крушения президентский указ о своем назначении руководителем ЦИТО. В истории российской медицины еще никогда не было, чтобы главу академического медицинского учреждения назначали указом президента!..

Под водительством Миронова кремлевская медицина все более превращается в коммерческое предприятие (причем – семейное, ибо филиал ЦКБ на Волынской возглавляет родной брат главы ПМЦ). А любое предприятие имеет тенденцию расширяться и разрастаться. ЦКБ, видимо, здесь не исключение. Но в нынешней сложной ситуации президентская команда, стремясь не давать поводов для упреков, сворачивает размах разного рода спецобслуживания. Тот же Бородин сокращает сегодня ведомства своей, как ее называют, «империи». А вот Миронову, видимо, закон не писан – на фоне сокращения других он свою «империю» стремится расширить. Да при этом и рекламой занимается: приходите, пациенты, вас за деньги полечу…

В общем, бизнес идет вовсю – пока в ПМЦ режут баранов, а в будущем надеются, как баранов, стричь пациентов… И мало кто задумывается, какой очередной удар по имиджу Ельцина может нанести эта кремлевская медицинская коммерция.

Николай ИВАНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ – ЗА БЛОХАМИ, ИЛИ ПОСМОТРИ, ЧТО ПОДЦЕПИЛА КОШКА
ЧЕСНОК ПРОТИВ ДИСБАКТЕРИОЗА
АХ, КАРТОШКА, ОБЪЕДЕНЬЕ…
ДУХОВНОЕ ДВОЕМЫСЛИЕ
ПРОДАЖА “СЕВЕРОНИКЕЛЯ” МОЖЕТ РАЗОРИТЬ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ


««« »»»