НОВОЕ СЛОВО В БОРЬБЕ С КОНКУРЕНТАМИ

Всем известно, что конкурентная борьба в нашем, далеком от цивилизованности обществе тоже приличиями не обременена. Конкурентов обычно пристреливают – собственноручно или руками наемных киллеров, топят, душат, даже травят. В лучшем случае для незадачливых соперников их похищают и под пытками вынуждают отступиться. В общем, даже там, где имеет место, по видимости, цивилизованный бизнес, разборки происходят по тем же беспощадным правилам, что между враждующими бригадами «братвы».

Однако, похоже, нравы смягчаются, и теперь не всегда стремятся «замочить» или «вырубить» конкурента. Появляются методы, более утонченные, напоминающие старую притчу из пьесы Шварца: «Когда человека лучше всего съесть? Когда он отсутствует – тогда он не будет знать, кто его съел, и с ним можно будет сохранять приличные отношения». Такие «утонченные» методы появляются даже в сферах, которые традиционно считаются наиболее криминализированными.

Возьмем, к примеру, вещевые и продовольственные рынки. Борьба за контроль над ними ведется во всех округах и районах Москвы. Причем не только за контроль нелегальный, ставший притчей во языцех и вызвавший недавно массовые выступления азербайджанцев в Лужниках. Даже вполне легальные формы контроля – такие, как охрана торжищ и торгующих на них, становится ареной острейших столкновений интересов.

Одно из таких столкновений произошло недавно из-за Измайловского рынка на Сиреневом бульваре, что рядом со станцией метро “Измайловский парк”. Рынок этот, по масштабам Москвы, новый – ему всего четыре года. Но проблемы у него те же, что и у более старых собратьев: расположен он на территории спортивного комплекса Спортакадемии (бывш. Институт физкультуры). И, естественно, все, что происходило и происходит на рынке, всегда было под контролем руководства академии…

Не стала исключением и охранная деятельность. На первых порах рынок охраняло агентство «Беркут», имевшее соответствующую лицензию и обладавшее штатом лицензированных охранников. Нельзя сказать, всех ли удовлетворяло качество его услуг, но претензий «Беркуту» все же не предъявляли.

Так продолжалось до тех пор, пока к охране рынка руководство Спортакадемии не привлекло созданные под своей эгидой новые охранные структуры – «Риком» и «Улдис». Правда, зарегистрированы они были совсем для других уставных задач: «Риком» – для ремонта офисов, «Улдис» – для производственной деятельности. Но несмотря на это, новые структуры были быстро укомплектованы спортсменами академии и приступили к патрулированию рынка.

Концентрация на площади небольшого рынка трех конкурирующих охранных структур, естественно, была чревата конфликтами и столкновениями. Удивительно, но ни владелец территории в лице Спортакадемии, ни руководство правоохранительных органов Восточного округа не придали этому значения. А конфликты, более или менее острые разборки происходили. Так, в мае 1997 г. в результате конфликта между сотрудниками «Беркута» и «Рикома» пострадали двое «рикомовцев», получившие телесные повреждения средней тяжести. Но на такие мелочи до поры до времени никто из призванных обеспечивать правопорядок на рынке и в его структурах внимания не обращал.

Критической стала в ситуации вокруг рынка дата 25 июля 1997 года. В этот день для управления рынком было создано объединение «Спортакадемия-групп». В «групп» вошли и академия, и близкие к ней охранные структуры – «Риком» и «Улдис». А кроме них, наряду с другими, – организация с многозначащим названием “Служба социально-правовой защиты ГУВД г.Москвы”. Естественно, «групп» и ее секьюритиз постепенно начали вытеснять «Беркут» с рынка. Однако тот сопротивлялся. Силовое противостояние тянулось почти год, до тех пор, пока неожиданно в апреле 1998 г. события не предприняли новый и неожиданный оборот. 16 апреля был арестован заместитель начальника службы «Беркута» Максим Шенков, арестован за упоминавшееся выше избиение «рикомовцев» (что он отрицает, ссылаясь на алиби) более чем годичной давности.

Фемида наша нетороплива – год подождала, зато потом погнала во всю прыть. Нанесение телесных повреждений средней тяжести, даже если обвинение подтверждается, – это статья 112, часть 2, пункты а, в, г и д, до пяти лет. Такие дела обычно расследуются отделениями милиции и передаются в суд. Совершенно неожиданно дело Шенкова приняла к рассмотрению окружная прокуратура. А сам арестованный был помещен не в ординарный СИЗО, а в Лефортово – как члены ГКЧП. Адвокат Шенкова Валерий Соколов с трудом получил разрешение на свидание со своим подзащитным и утверждает, что он подвергается сильному давлению со стороны следствия.

Правда, само следствие объясняет особый режим, установленный вокруг Шенкова, тем, что он, по имеющейся информации, является активным членом гольяновской группировки. Что ж, возможно, такую информацию кто-то следователям и дал. Но любому, кто следит за событиями в криминальном мире Москвы (а средства массовой информации сделали их доступными для любого обывателя) – любой знает, что гольяновская группировка уже сошла на нет, перебита в разборках. Трудно поэтому быть ее активным членом. А «пассивные» – все на кладбище.

Но так или иначе следствие идет. А попутно – вот уж совпадение – начинает разваливаться обезглавленный «Беркут». Сегодня его практически нет. И на рынке безраздельно царят «Риком» и «Улдис». Что, наверное, и было целью…

Сегодня трудно предсказывать, как пойдет следствие по делу Шенкова. Но не исключен и такой вариант, что доказательную базу оно не соберет. Поэтому не исключен вариант, что дело развалится. И каким же будет результат? Человек выйдет из тюрьмы. Но бизнес, которым он занимался, из-за его ареста будет ликвидирован, подмят конкурентами. А сам он, как бывший под следствием, уже не сможет заниматься охранной деятельностью. А это единственное, что умеет в этой жизни бывший сержант-десантник Максим Шенков.

В правовой практике уже нередки случаи, когда ловкие конкуренты «разбираются» со своими соперниками, отправляя их под следствие, даже без суда. И наше право, и без того не очень-то защищающее россиян, пока не нашло этому противоядия. А казалось бы, чего проще: вести следствие, не вырывая человека из обычной жизни. Тогда и конкуренты не смогут воспользоваться его отсутствием.

Николай МАКСИМОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Дача – не помеха красоте
ПОРНОИГРЫ В 11 НОМИНАЦИЯХ
ПРЯНЫЕ ДЕВОЧКИ
ДЕНЗЕЛ УОШИНГТОН БУДЕТ ЛОВИТЬ МАНЬЯКА
ДАСТИН ХОФФМАН ВЫИГРАЛ ПО ИСКУ
ЧТО ЗАПРЕЩЕНО В КИТАЕ, РАЗРЕШЕНО В США
НЕ БЕРИТЕ ПРИМЕР С ЛЕОНАРДО ДИ КАПРИО
МАРТИН СКОРЦЕЗЕ В КАЧЕСТВЕ ГИДА
ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ “КОНВЕРСБАНКА”
ДЖУЛИЯ РОБЕРТС В ОБЪЯТИЯХ ОРАНГУТАНГА
СИНДИ КРОУФОРД НИЧЕГО НЕ СМЫСЛИТ В СЕКСЕ
ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА КУЛИКОВА
ЭКС-ПРЕМЬЕР И РОТОЗЕИ
ЛУЧШАЯ ОБУВЬ – ЭТО ОТСУТСТВИЕ ОБУВИ


««« »»»