ШПИОНСКИЙ ДЕТЕКТИВ В ЖАНРЕ МЫЛЬНОЙ ОПЕРЫ

Довольно быстро парижский журнал “Экспресс”, объявивший бывшего министра обороны Франции Шарля Эрню шпионом трех восточноевропейских спецслужб – болгарской, румынской и советской, – оказался в гордом, но далеко не блестящем одиночестве. “Сомнения и скептицизм” – такой была реакция как левых, так и правых политиков на версию “Экспресса”, – писала газета “Либерасьон” и приводила в подтверждение своего вывода заявления видных французских политиков. “Все эти обвинения ни на чем не основаны”, – сказал, к примеру, бывший министр обороны Жан-Пьер Шевенман. – Если Эрню и был чьим-нибудь агентом, то агентом Франсуа Миттерана”. Высказал свое мнение и бывший заместитель директора ЦРУ генерал Вернон Уолтерс: “Я абсолютно не верю этим обвинениям”.

А Жан-Мишель Бушерон, депутат-социалист, спрашивал: являются ли обвинения, выдвинутые журналом “Экспресс”, следствием чьей-либо личной инициативы или частью операции против левых сил? “Важно было бы установить, – добавил он, – получила ли эта “утечка” секретной информации зеленый свет со стороны правительства или нет?”

Большинство тех, кто отказывается верить в версию “Экспресса”, обращают внимание на то, что в “Досье Эрню” нет ни одного “документа” позднее 1963 года, то есть оно “закрывается” за 18 лет до вступления Эрню в должность министра обороны.

А теперь слово “Экспрессу”…

…ЕЛИСЕЙСКИЙ ДВОРЕЦ, осень 1992 года. Директор французской контрразведки ДСТ Жак Фурне просит срочной аудиенции у президента Франсуа Миттерана. Он входит в его кабинет, прижимая к себе портфель, содержащий один из самых ошеломляющих секретов Пятой республики.

Незадолго до этого, в новой обстановке сотрудничества, которая установилась после падения Берлинской стены, Фурне получил от одной из самых опасных восточноевропейских секретных служб секретное досье. “Экспресс” имеет возможность предать гласности содержание этого досье, в котором с подробностями раскрывается поразительная история того, как вербовали и как финансировали политического деятеля, занимавшего один из самых важных постов республики, – Шарля Эрню, министра обороны и одного из самых верных соратников Франсуа Миттерана.

В тот день в кабинете главы государства Жак Фурне доложил об этом невероятном открытии президенту. “Сначала Пела, теперь Эрню”, – бормочет потрясенный президент (его друг Пела был обвинен в финансовых махинациях. – Ред.). Но органическое недоверие, которое он всегда питал к секретным службам, берет верх, и Миттеран спрашивает, уверен ли Фурне, что это не дезинформация. Фурне показал ему несколько выдержек из досье Эрню, в частности записи о выплате ему денег. Затем он сказал, что тщательная проверка, проведенная специалистами из ДСТ, подтверждает правдоподобность документов. Все еще не оправившийся от шока, президент республики вспоминает кое-что о своем неисправимом друге. Но потом твердо заявляет: “Мы не будем переделывать Историю. Считайте, господин директор, что речь идет о государственном секрете”.

Приказ был категоричен, и досье Эрню предстояло вернуться в сейф, чтобы никогда больше из него не выйти. В верхних эшелонах правительства и контрразведки только небольшой группе лиц был известен этот секрет. Впоследствии и Шарль Паскуа (министр внутренних дел. – Ред.) и Эдуар Балладюр (премьер-министр. – Ред.), получив информацию о деле Эрню, займут такую же позицию, что и Франсуа Миттеран.

ВЕРБОВКА НАЧАЛАСЬ 13 МАРТА 1953 ГОДА

В 1953 году Шарль Эрню, 29 лет, основал Клуб якобинцев – группу пропагандистов идей, близких к леворадикализму. Этот клуб был модернистским крылом радикалов, стремившихся привести к власти Пьера Мендес-Франса. Эрню в те годы своенравен, обольстителен, любит хорошо поесть и поволочиться за хорошенькими женщинами. Но при этом едва сводит концы с концами, не имея достаточных средств ни для политической активности, ни для личной жизни. Он служит на скромной должности в Национальном центре внешней торговли. Этот деятельный, умный и многообещающий персонаж привлекает внимание восточноевропейских секретных служб, которым были известны его слабости.

В первый раз имя Эрню появляется в сообщении болгарской секретной службы 13 марта 1953 года. Молодой болгарский дипломат, назвавшийся при случайной встрече с Эрню Виноградовым (его настоящие имя и фамилия Райко Николов), официально занимал пост третьего секретаря посольства Болгарии, а в действительности был агентом секретной службы. В те времена секретные службы стран Восточного блока вербовали французов, занимавших ключевые посты и способных предоставить им конфиденциальную информацию, но одновременно делали ставку и на подающих надежды молодых людей, которые в будущем могли играть важную политическую роль.

После первого контакта полагалось “разогреть рыбку”. Виноградов просит своего “друга” Шарля Эрню составлять для него коротенькие заметки, на первый взгляд абсолютно безобидные, о политическом положении во Франции. Эрню довольно регулярно стал писать аналитические справки – в частности о Клубе якобинцев, набросал политические портреты Гастона Деффера, Франсуа Миттерана и других. Капкан, таким образом, был расставлен: за оказываемые “услуги” Эрню стал получать (в период с 1954 по 1956 год) сначала 25 тысяч франков в месяц (что соответствует 2750 новым франкам), а за отдельные более подробные заметки – от 40 до 50 тысяч (4400 – 5500 в новых франках). В протоколах болгарской спецслужбы Эрню числится под кодовой кличкой Андре.

Шарль Эрню быстро оправдал возложенные на него надежды. Его политическая карьера пошла вверх: 2 января 1956 года он избран депутатом Национального собрания от Республиканского фронта. Этот успех имел быстрые последствия: аналитические заметки, которые депутат готовит для своего болгарского “друга”, приобретают ценность, и с момента своего избрания в парламент он начинает получать “периодически” от 100 до 150 тысяч франков (10 – 15 тысяч в новых франках).

В ноябре 1956 года Райко Николов отозван в Болгарию. Чтобы не выпускать из поля зрения этого многословного политика, на смену болгарину приходит советский “дипломат”. Это советник посольства СССР в Париже Владимир Иванович Ерофеев – крупная фигура советского шпионажа во Франции. (Это утверждение опровергнуто В.И.Ерофеевым в письме в газету “Известия” от 13 ноября 1996 г. – Ред.). Этот дипломат очень активен и часто бывает в кругах парижской интеллигенции.

Сменив хозяев, Андре-Эрню продолжает получать от 100 до 150 тысяч старых франков – стратегия секретных служб Востока остается прежней. Они платят суммы, которые дают им возможность “держать” своих собеседников, создавать у них потребность получать деньги, но никогда не платят им слишком много, что могло бы привлечь внимание.

ТРИ МИЛЛИОНА ДЛЯ АНДРЕ

После возвращения генерала де Голля и роспуска Национального собрания в 1958 году Шарль Эрню баллотируется на выборах в округе Шуази-ле-Сек. Секретные службы Востока в связи с этим делают крупное капиталовложение в Андре – они дают ему 3 миллиона франков (300 тысяч в новых франках), чтобы помочь финансировать его избирательную кампанию. Это была значительная сумма по тем временам. Но Эрню потерпел поражение: его, как и Миттерана и Мендес-Франса, смела волна голлизма.

Еще одно событие способствовало ослаблению связей между Андре и советским агентом, который его вел. В ночь с 26 на 27 июля 1961 года оасовцы заложили бомбу под лестницей в доме, где Эрню жил на улице Понтье в двух шагах от Елисейских полей. Он чуть не стал жертвой взрыва. Но этот случай имел неожиданные последствия: полиция взяла его под свою охрану, и ему пришлось попросить советского агента прекратить все встречи. Действительно, трудно было бы поддерживать контакты со шпионом, находящимся под пристальным наблюдением полиции.

И, НАКОНЕЦ, РУМЫНЫ

Но агенты с Востока не привыкли легко расставаться со своей добычей. И на пути Эрню “случайно” возникает персонаж из другой коммунистической секретной службы – особенно эффективно действовавшей в те годы румынской секуритате. В Париже в декабре 1958 года ее отделением руководит Михай Караман, первый советник посольства. Один из агентов Карамана завязывает контакт с очень общительным, болтливым и всегда нуждающимся в деньгах Эрню, который получает у румын новое кодовое имя – Дину.

В документе секуритате от 14 декабря 1962 года приводятся сведения о его предшествующих связях со спецслужбами восточно-европейских стран и предусматривается возможность использовать его по части политической разведки. Румыны сделали удачный выбор: Шарль Эрню только что принял участие в создании Объединенной социалистической партии и начал сближаться с Франсуа Миттераном.

По поводу одной из его записок Михай Караман довольно резко отозвался, пересылая ее в центр: “Политическая информация, не представляющая интереса”. Другие материалы, напротив, вызвали большой интерес в Бухаресте. Например, досье, посвященное Объединенной социалистической партии (отправленное под кодовым названием “Монако”). И вот в марте 1963 года КГБ вновь берет агента Андре-Дину под свой контроль, решив действовать без посредников. С тех пор разведки стран-сателлитов не имеют о нем никаких сведений.

ВСЕ ЕЩЕ НЕТ ОТВЕТА

А в 1981 году – апофеоз: Эрню получает пост министра обороны. Под его началом ядерная политика, секретные службы и стратегическая оборона Франции. Румынская разведка хотела найти новые подходы к Эрню через Женеву, но операцию сочли слишком опасной, и от нее отказались. Однако финансовые расчеты с ним, зафиксированные в документах, тщательно хранившихся в архивах восточноевропейских стран, были подобно дамоклову мечу над головой нового министра обороны. Тем более что обычно офицеры коммунистических разведок имеют привычку требовать расписки от своих агентов при выдаче им денег. И каждый контакт фиксируется в протоколах, копии которых спецслужбы направляют друг другу. А многие из “практических работ” и аналитических справок, составленных Шарлем Эрню, бережно хранятся в соответствующих архивах восточноевропейских стран.

Огласка этих разоблачений (даже в 1992 году, когда о них стало известно Франсуа Миттерану), касающихся человека, который с 1981 по 1985 год (до его отставки в связи с потоплением французскими военными спецслужбами судна “Гринпис”) отвечал за оборону Франции, вызвала бы международный кризис. Кстати, находясь на этом посту, Шарлю Эрню пришлось, в частности, заниматься урегулированием конфликта с СССР по поводу ракет СС-20…

Сегодня все еще нет ответа на вопрос: использовали ли русские после 1981 года свое секретное оружие против Эрню? Ответ скрыт в самых секретных архивах бывшего КГБ в Москве.

Жером ДЮПУИ и Жан-Мари ПОНТО,

“Экспресс”, Париж.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ДЕНЬГИ ДЕЛАЮТ ДЕНЬГИ
ШИН И ФЛЕТЧЕР ВСМАТРИВАЮТСЯ В ТЕМНОТУ
ГИТАРИСТ “КРЕМАТОРИЯ” ИГРАЛ ЗАГИПСОВАННОЙ РУКОЙ
КРИСТОФЕР РИВ: ВСЕ ЕЩЕ Я
ВУДИ АЛЛЕН ГОТОВИТ “ЗНАМЕНИТОСТЬ”
СНУП ДОГГИ ДОГГ КУРИТ МАРИХУАНУ
“ЖЕЛЕЗНЫЙ ШУРИК” – ЖРЕЦ МОРАЛИ
ПОЛУЧИТЕ «ЖЕНСКИЙ ОТВЕТ-2»
УМЕР ОТЕЦ БРЮСА СПРИНГСТИНА
БАРБРА СТРЕЙЗАНД ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ДЕБАТОВ С ХЕСТОНОМ
ВУПИ ГОЛДБЕРГ РЕШИЛА ЗАВОЕВАТЬ БРОДВЕЙ
AEROSMITH ХОЧЕТ ПРОЖИТЬ “ДЕВЯТЬ ЖИЗНЕЙ”
СПИЛБЕРГ УВЛЕЧЕН “ГЕЙШЕЙ”
ЮБИЛЕЙ «РУССКОГО ШАНСОНА»
ПАМЕЛА АНДЕРСОН ВЫИГРАЛА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ ДЕЛА
МАККОРМАК ПОДЕЛИТСЯ МУЖЕМ С БЕРК
ТИБЕТЦЫ БЛАГОДАРНЫ ГИРУ И СКОРЦЕЗЕ
ЩЕДРОСТЬ НОЭЛА ГЭЛЛАХЕРА НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ
АЛЬ ПАЧИНО – “УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА”
ПОКЛОННИК ИЗУРОДОВАЛ РИКА УИТТЕРА
БОБ ГЕЛДОФ – СКУПЕРДЯЙ И СЕКСУАЛЬНЫЙ ИЗВРАЩЕНЕЦ
ЗАПИСИ НОЭЛА ГЭЛЛАХЕРА НЕ ПРОДАЛИСЬ С АУКЦИОНА
ОЛИВЕР СТОУН ЧТО-ТО КОМУ-ТО ПОДАРИТ
У КСЮШИ ВЫШЕЛ ТРЕТИЙ СБОРНИК
ШВАРЦЕНЕГГЕР – ЛЫЖНИК-ПАТРИОТ
ЗАСРАНЕЦ ШОН
КОППОЛА РЕАНИМИРУЕТ СТАРОЕ КИНО
ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ ЗАПЕЛ…
ЖИЗНЬ С АЛЛЕРГИЕЙ – ЭТО БОРЬБА
ГРУППА AEROSMITH ОТМЕНИЛА КОНЦЕРТЫ
РОБЕРТ РЕДФОРД ЗАБОТИТСЯ О ЗРИТЕЛЯХ
ТОНУС СЕРГИЕВА ПОСАДА
ИНФОРМАЦИЯ, КОТОРУЮ СООБЩАЮТ УШИ
ПОРТМАН И САРАНДОН – ДОЧЬ И МАТЬ
МЭРИ МАККАРТНИ ОТЛОЖИЛА СВАДЬБУ


««« »»»