ПРАВО ПО-ШВЕЙЦАРСКИ

Оказывается, оно ничем не отличается от российского беспредела

Когда 15 октября 1996 г. в женевском аэропорту был арестован при въезде в Швейцарию гражданин России и Израиля Сергей Михайлов, ни мировые, ни российские средства массовой информации на это событие никак не откликнулись. А ведь надо было бы: Михайлов известен и как Михась. И обвинялся он в принадлежности к русской мафии – к “солнцевской” группировке. С той поры прошло более года, а воз швейцарского следствия тянется неспешно. Подследственный тем временем пребывает под стражей и одновременно – в полной неизвестности по поводу того, в чем же конкретно его обвиняют. Швейцарский СИЗО, наверное, комфортнее российского, но основной принцип там, видимо, тот же: ты сиди, а за что и сколько, потом скажем…

Впрочем, на первых порах следствие было настроено оптимистично. Хотя изначально было ясно, что швейцарская сторона никакими конкретными данными против Михайлова не располагала, женевские следователи – Заккен и Комиш, которым было поручено дело Михайлова, с оптимизмом заявляли, что завершат следствие минимум за месяц, максимум – за три… При этом следователи не скрывали, что главные надежды связывают с получением свидетельских показаний против Михайлова из Израиля. Однако, когда швейцарская бригада отправилась в “землю обетованную” за компроматом, ее ждало разочарование: доказать, что фонд помощи детям-сиротам, созданный в Израиле группой выходцев из Советского Союза, в составе которой был и Михайлов, является гнездом “русской мафии”, так и не удалось.

После этого главной надеждой следователей стал “российский след” – следствие начало активно разыгрывать карту принадлежности Михайлова к российской организованной преступности, намекая на его якобы многократные судимости и то обстоятельство, что он находится под следствием и в России. Однако, как выяснилось, Михайлов… никогда не был судим. Правда, он привлекался к ответственности в 80-е годы – за инсценировку похищения мотоцикла с целью получения страховки и дважды арестовывался позднее, в 1989 году.

Наверное, такой “послужной список” может заставить относиться к Михайлову с настороженностью. Но не более – он не дает никаких правовых оснований подвергать человека аресту и держать год с лишним в тюрьме без предъявления каких-либо вразумительных обвинений. Тем более что Генеральный прокурор Российской Федерации, посещая Швейцарию, на прямой вопрос, состоит ли Михайлов под следствием в России, однозначно ответил: нет, никаких следственных действий в отношении Михайлова в России не ведется.

Итак, остается только гадать, на основе каких данных и по чьей инициативе швейцарские власти развернули медленно текущее следствие против гражданина России и Израиля, поселившегося на земле Вильгельма Телля уже несколько лет назад. Причем жизнь он вел там до такой степени тихую, незаметную и благонамеренную, что даже пошли слухи (в Израиле и России) о его смерти. Почему же столь резко изменилась ситуация, а швейцарские власти, до той поры не возражавшие против пребывания Михася в стране, поторопились надеть на него наручники и отправить в тюрьму без всякого приговора?

Направления работы швейцарского следствия и свидетельская база, на которую оно опирается, показывают возможные истоки и причины этого нетипичного для Западной Европы дела. “Израильский след”, на который поначалу возлагались такие надежды, наводит на мысль, что Михайлова швейцарским властям “подставили” какие-то его недоброжелатели из “земли обетованной”. Может быть, это сделала израильская полиция, которая последовательно борется с русской мафией везде, где находит ее следы, и с ее призраками везде, где они ей мерещатся. Эта борьба – результат отчасти жесткой линии на борьбу с преступностью, которая проводится в Израиле, отчасти межклановой борьбы в нем. Активные и динамичные выходцы из Советского Союза вызывают тревогу у традиционалистских кругов израильского общества, и их стремятся любыми способами “поставить на место”.

Вторая возможная причина – российские “разборки”, докатившиеся до Женевы. Известно, что главные свидетельские показания против Михася сегодня дают только милицейские чины – начальник 9-го отдела РУОП г. Москвы майор Скубак и сотрудник того же управления майор Упоров. Причем обвиняют и свидетельствуют, как говорят по таким поводам в России, через голову своего руководства – без ведома, санкции и контроля со стороны МВД.

Возможно, швейцарские власти не обратили внимания на эти детали. Но для российского менталитета очевидно, что полномочия на контакты с зарубежными коллегами у нас вниз не делегируют. И если уж имеют место самостоятельные контакты региональных представителей РУОП г. Москвы (да еще не самого высокого ранга) со швейцарским следствием, это может означать или то, что майорами из РУОП прикрылся кто-то из вышестоящих начальников, или что они сами, на свой страх и риск, проводят какую-то операцию, не ставя об этом в известность руководство.

Какой из вариантов является истинным, нам вряд ли удастся угадать. Да и не только нам: адвокат Михайлова, профессиональный юрист, также не смог найти ответ на эти вопросы. Недавно адвокат суммировал все вопросы, которые накопились у него к российской стороне, и направил в адрес руководства МВД обращение с просьбой дезавуировать ложные обвинения, которые распространяются о Михайлове в Швейцарии от имени российских правоохранительных органов, и наказать должностные лица, повинные в этом.

В частности, адвокат ссылается на то, что одним из обвинений, предъявленных Михайлову, является то, что он разыскивается спецслужбами России за совершение преступлений. Желая получить официальную оценку этого обвинения, адвокат еще в ноябре 1996 г. направил запрос в адрес Генеральной прокуратуры Российской Федерации с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию о том, ведутся ли в России уголовные дела в отношении Сергея Михайлова. Официальным ответом начальника Следственного управления Генеральной прокуратуры РФ подтверждено, что уголовных дел в отношении гр. Михайлова С.А. в Следственном управлении не имеется. Этот ответ был направлен адвокатом в адрес швейцарских судебных властей, однако те отклонили его как документ, не… являющийся официальным сообщением от имени российских властей.

В то же время органы швейцарского дознания приняли с доверием факсимильное сообщение от майора Скубака, в котором он фактически признает, что попытка обвинить Михайлова, предпринятая в Москве в 1993 г., не удалась. Иными словами, российское следствие попыталось взять реванш в Женеве руками швейцарских следователей и судей.

Адвокат Михайлова утверждает, что Скубак и Упоров, пользуясь своим служебным положением, распространяли заведомо ложную информацию о Михайлове, на основе которой швейцарские следственные органы, не имея возможности в гласном судебном рассмотрении доказать его вину, получили все же возможность держать его под стражей и вести вялотекущее следствие. Адвокат просил руководство органов внутренних дел провести служебное расследование по фактам распространения сотрудниками милиции заведомо ложных сведений и привлечь их к ответственности.

Трудно предсказать, какие последствия будет иметь это обращение. Однако привлекает внимание другое. Все более частыми становятся случаи попрания следственными и судебными органами других государств юридических норм, прав российских граждан, общепринятых правил в отношениях между государствами в правовой сфере. Примеры тому – и дело капитана Петренко в Норвегии, и аресты российских пилотов в Африке, и задержание российских судов в Индии, и отказ польских властей депортировать в Россию Сергея Станкевича, обвиняемого в получении взятки… Мы перестали быть великой державой, и с нами не считаются. Это, наверное, понятно, и с этим надо бороться.

Непонятно другое – когда российские должностные лица сами создают предпосылки и условия для беспредела в отношении российских граждан за рубежом, не просто закрывая глаза на нарушения конституционных прав последних, но и подбрасывая многозначительные намеки, как основания для их преследований. Сколько было радости по поводу осуждения Вячеслава Иванькова, Япончика, в Соединенных Штатах! А ведь чем дальше, тем яснее становится, что доказательную базу американское следствие (даже с помощью российской стороны) обеспечить так и не смогло. И что приговор был политическим, а не уголовным. Да и цена этого приговора – “индульгенция”, прощение двум жуликам, обокравшим тысячи клиентов банка “Чара” на несколько миллионов долларов и выразившим готовность дать любые показания против Япончика в обмен на гарантии со стороны американцев от преследования российскими властями, – вряд ли устроит всех россиян…

Конечно, никто не будет спорить с тем, что лица, совершившие преступления в России, не должны иметь шансов укрыться от правосудия за границей. Поэтому можно только приветствовать установление связей между судебными и следственными органами России и других стран, заключение межгосударственных договоров о правовой поддержке. Это поможет не только сделать неотвратимым наказание для преступников, но и в случае необходимости защитить права российских граждан, если они будут нарушаться за рубежом.

Однако, чтобы быть защитником прав и интересов своих граждан, Российское государство должно быть последовательным в правовой политике. Вряд ли, потакая нарушениям прав своих граждан (независимо от подозрений, имеющихся в отношении их или их прошлого), удастся утвердить за рубежом уважение к российскому гражданину. Мы не беремся выносить вердикт, виновен или не виновен Сергей Михайлов. По действующим в России нормам права всем полагается считать его невиновным до той поры, пока судом не будет доказано обратное. И если Россия позволяет попирать эту норму своего права швейцарским властям в отношении Михайлова, трудно гарантировать, что через некоторое время те уже по своей инициативе не повторят что-либо подобное в отношении любого другого россиянина – Иванова, Петрова, Сидорова..

В этом смысле вызывает зависть и уважение политика американцев – они последовательно отстаивают свое право наказывать или прощать своих граждан только в своих судах, независимо от того, кто и в чем их обвиняет, какая страна пытается привлечь их к ответственности. Не отдавать своих граждан под юрисдикцию других государств – это высшее проявление правовой защиты гражданина государством (хотя означает эта защита только то, что покарают или оправдают его свои, “родные” судьи). Мы же не только миримся с тем, что наших сограждан со всеми возможными нарушениями прав преследуют в других странах. Нет, похоже, с помощью этих нарушений мы пытаемся компенсировать слабости и недоработки своей следственно-судебной системы: не справились здесь – попробуем “достать” за границей…

И последнее – трудно представить, чтобы в отношении швейцарского гражданина власти этой страны допустили такие процессуальные и правовые нарушения, какие допущены в отношении Сергея Михайлова. Похоже, мы начинаем экспортировать на Запад еще один вид “товара” – правовой беспредел, нравы и традиции нашего следствия и наших СИЗО. А этот “товар” может быть пострашнее российской мафии. Ибо нет никаких гарантий, что, натренировавшись на наших, та же швейцарская Фемида не начнет потом по тем же правилам охаживать своих. От такого симбиоза российской и швейцарской демократии, российского и швейцарского правосознания проку столько же, сколько от смеси “женевского с нижегородским”.

Игорь ПЕТРОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТЕЛЬМАН ГДЛЯН: РОССИЯ СТАНОВИТСЯ АБСОЛЮТНО КРИМИНАЛЬНЫМ ГОСУДАРСТВОМ
ВЕЛИКИЙ И СТРАШНЫЙ
ЯНВАРСКИЕ НОВОСТИ
ВСЕ, ЧТО НАМ НУЖНО, – ЭТО ЛЮБОВЬ
ФЭН-КЛУБ MODERN TALKING В КЛУБЕ “MANHATTAN-EXPRESS”
ИНФОРМАЦИОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: ОТ НАУЧНОГО ПОКОРЕНИЯ ПРИРОДЫ К НАУЧНОМУ ПОКОРЕНИЮ ЧЕЛОВЕКА
ЖЕНЩИНА СИЛОЙ В ЧЕТВЕРЫХ МУЖЧИН
НА КАЖДУЮ БОЛЕЗНЬ СВОЯ ТРАВКА ВЫРОСЛА


««« »»»