СИНДИ, ИТОГ

Высокая красавица. Знает себе цену. Отступать не привыкла, хотя знает и поражения: первый брак и первый фильм. Зарабатывает десять миллионов долларов в год. Звезда среди звезд. Решительна, рассудительна и обезоруживающе искренна.

– Развод с Ричардом Гиром и провал фильма Fair Game сильно выбили вас из колеи?

Я никого не виню в своих неудачах и учусь на своих ошибках. Это не означает, что я больше не выйду замуж или не буду сниматься в кино. Просто должно пройти время.

– Ваш дебют в кино разочаровал вас?

– Да, но зато я лишний раз убедилась в том, что мой внутренний голос меня никогда не обманывает. Я с пеной у рта спорила с продюсером во время съемок, а он мне говорил: “Вы никогда не снимались в кино!” А я отвечала: “А вы никогда не были женщиной!” Все это было ученичеством и отняло у меня много времени и сил, но зато я приобрела жизненный опыт. Вообще, когда мне предлагают что-нибудь новое, я всегда думаю:”А почему бы и нет?” Ведь не боги горшки обжигают.

– Вы будете еще сниматься в кино?

– Да, но только с хорошим режиссером и достаточным количеством времени для качественной работы. Я буду отказываться, пока не подвернется что-нибудь действительно интересное.

– Каково быть тридцатилетней?

– Это возраст, когда пора перестать доказывать миру, что чего-то стоишь. Это уже сделано. Теперь пора подумать о том, чтобы стать нормальной женщиной, матерью и иметь собственную жизнь. Но это не означает, что я брошу работать.

– Работа топ-модели вам еще не надоела?

– Я принимаю участие в дефиле только тогда, когда мне нравится одежда или ее создатель. Я выступила в дефиле Эрве Леже, потому что я ношу его вещи, а показ одежды от Шанель – это настоящий праздник, к тому же я очень люблю Карла Лагерфельда. Я также люблю показы Версаче и Дольче-и-Габбана.

– В чем секрет вашего успеха как манекенщицы?

– Понятия не имею. Я брюнетка с карими глазами, как и большинство людей. К тому же у меня родинка. Я далеко не такая уж худая и не питаюсь одной сердцевиной салата. Согласна, мне многое дала природа, но это приходится поддерживать. Я ценю свою удачу, но я не из тех манекенщиц, которые говорят: “Я никогда не занимаюсь гимнастикой и все время ем шоколад”. Я таких убить готова. Когда я говорю, что не люблю пластическую хирургию, все думают: “Ей легко так говорить, она в этом не нуждается”. На самом деле я считаю, что большая грудь не изменит вашей жизни, и рано или поздно наступает момент, когда надо научиться принимать себя такой, какая ты есть.

– Какой диеты вы придерживаетесь, что поддерживать форму?

– Я не верю в диеты. Я считаю, что гораздо важнее научиться правильно питаться, есть меньше сыра и жирного. Я пытаюсь есть побольше овощей, макарон, рыбы и совсем не ем мяса. Завтракаю плотно, чтобы не набиваться чем попало в середине дня.

– Как насчет пиццы?

– Еда – это одно из удовольствий жизни, поэтому, если очень хочется, то можно съесть и что-нибудь вредное. Недавно я ходила с матерью в мексиканский ресторан, так мы съели две порции чипсов пока ждали официанта. Вообще еда играет огромную роль в жизни манекенщицы. Я же вообще была воспитана на хлебе и картошке, так что открыть для себя изысканную кухню было для меня чудесным сюрпризом.

– Помимо еды, что вы больше всего любите в вашей профессии?

– Я люблю бизнес, а самый крупный бизнес в нашем деле – это косметика. За рекламу косметики платят значительно больше, чем за рекламу одежды. Возьмите, к примеру фирму “Прада”. Это марка, которая очень поднялась в последнее время, поэтому им больше не нужны престижные манекенщицы. А косметика постоянно нуждается в раскрутке.

– Почему вам так много платят?

– Никто меня не приглашает просто из симпатии, и мне не надо тусоваться, чтобы получить работу. Мне ее предложат, если я помогу продать товар. Во главе угла – деньги. Многие думают, что манекенщицам слишком много платят, однако с нашей помощью, используя наши личные данные, фирмы зарабатывают гораздо больше. Все это чистый бизнес: приносишь доход – тебе платят.

– Вы никогда не чувствовали себя вещью?

– Для фирмы “Ревлон” я, может быть, и вещь, но что мне до того?

– По какому принципу вы отбираете работодателей?

– Я не рекламирую сигареты и спиртные напитки. Молодые очень внушаемы, и я не хотела бы рекламировать то, что им может повредить. Взрослые женщины, которые видят меня в рекламе, не считают меня безгрешной, тогда как дети гораздо более уязвимы.

– У вас не все было в жизни гладко. Ваш брат умер от лейкемии, а родители развелись. Как это повлияло на вашу судьбу?

– 75% пар, потерявших ребенка, в конечном счете разводятся. Наверняка между этими событиями гораздо больше связи, чем я думаю. Мой брат был единственным сыном. Так что мы с сестрами всегда считали, что мы должны добиться успеха в жизни, что бы как-то компенсировать его смерть. Может быть, это и звучит шокирующе, но, тем не менее, это так. Мы стали примерными детьми, не создающими никаких проблем, всегда с хорошими отметками, чтобы не причинять дополнительных огорчений своим родителям. Когда мне было 8 лет, моя мать каждый день водила моего брата в больницу, так что было не до капризов. Это было очень тяжело, но и очень полезно. Мы выросли очень ответственными. Наша мать очень не хотела, чтобы кто-нибудь из нас забеременел до конца учебы, и мы этого не сделали, так что она хорошо справилась со своей задачей (смеется). А потом мои родители развелись, и я осознала, что они – живые люди. Зато я стала независимой в более юные годы, чем многие другие.

– Какие о вас существуют мифы?

– Их два: миф, что я секс-символ, а я никогда как следует не понимала, что под этим подразумевают. Второй миф, что я честолюбива. Я не честолюбива. В моем понимании честолюбие означает готовность пройти по трупам, чтобы добиться своего. Я же просто люблю хорошо делать свое дело, а эпитет “честолюбивая” ко мне не подходит. Во всяком случае, я себя таковой не чувствую.

– Какой совет вы бы дали начинающей манекенщице?

– То, чему научила меня моя профессия, вполне годится и для любой другой. На работу надо приходить вовремя, а свои проблемы и настроения оставлять дома. Парикмахеры и визажисты ненавидят со мной работать, потому что я всегда точна и того же требую от них. Если я опоздаю на полчаса, я не смогу и уйти вовремя. Знаете, с манекенщицами часто обращаются как с детьми. Их, как и актеров, приучают к мысли, что агенты – это своего рода родители, без которых пропадешь. Агенты часто поощряют детское поведение, чтобы играть роль взрослого, от которого все зависит. Главное – четко понимать, чего от тебя хотят, и не давать собой манипулировать.

М.ЛЕСКО – специально для

Издательского Дома “Новый Взгляд”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

SPICE GIRLS СЫГРАЛИ САМИХ СЕБЯ
ЯНВАРСКИЕ НОВОСТИ
СКОНЧАЛАСЬ ЛИЛИАН ДИСНЕЙ
ПАРИЖ ГОТОВИТСЯ К КИНОФЕСТИВАЛЮ
ШОН КОННЕРИ СНИМЕТСЯ В ДРАМЕ
МАРТИН ШАККУМ: ВЫХОД ЕСТЬ! ЕГО НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ
Алкоголь
СЛАВНЫЕ СТРАНИЦЫ И ЧЕРНЫЕ ПЕРИОДЫ
ЗВЕЗДЫ ЛЮБЯТ ВУДИ АЛЛЕНА
СОЛО ДЛЯ КОРОЛЕВЫ СО СВИТОЙ


««« »»»