КРАТКОСТЬ – СЕСТРА, ЕСЛИ БРАТ ЕЕ – ТАЛАНТ

Есть в нашей эстраде песенный жанр, хоть он и не нов, который в последнее время почему-то получил особенно большое распространение. А суть его в том, что содержание всего музыкального произведения под названием “Песня” укладывается в одну-единственную строчку (в лучшем случае – в две). Да и та – проста, как табуретка. Ни тебе полета мысли, уносящей в заоблачные выси; ни фантазии, мало-мальски раздвигающей границы обыденности; ни образности, позволяющей назвать текст стихами…

Возьмем, к примеру, одну известную композицию сестры Менестреля российской попсы, запевшей сравнительно недавно, – Инны Маликовой, у которой и название песни, и весь последующий текст состоит из одной фразы: Я не хочу серьезной быть”. Сколько звучит песня по времени, столько и произносятся эти пять слов под мелодию, сочиненную композитором.

Точно таким же образом происходит процесс пения и у Плакальщицы Всея Руси Тани Булановой в “Золотой поре”. Тут как будто и новая для исполнительницы ритмичная музыка, и золотой брючный костюм, ставший примитивной иллюстрацией к содержанию песни, и блестяшки-татушки на лице, долженствующие поведать нам о том, что Татьяна изменилась до неузнаваемости. Но, как известно, от судьбы не уйдешь, и песня все равно до мозга кости Танина. Ну и пусть – у певицы своеобразный голос, свой почерк и манера исполнения, присущая ей одной. Самое обидное – песня ужасно глупая и надоедная: слова про “молодость, которую не купишь за золото”, и которая, собственно, является “золотой порой” в жизни любой отдельно взятой особи, повторяются такое несметное количество раз, что хочется в какой-то момент попросить (непременно в грубой форме) артистку замолчать. И чем быстрее она это сделает, тем будет лучше для нее.

Так же и у недавно появившейся на горизонте певицы Барбары в “Талисмане”. Хоть по ходу дела развивается даже какой-то сюжетец на аэрофлотские темы, заглавное слово в припеве тоже талдычится раз сто – не меньше. Впечатление такое, что его стараются насильно вбить в голову слушателю – авось, задержится, навязнет, запомнится. Чтобы, кроме него, там уже ничего не осталось.

И музыка, сопровождающая данные тексты, естественно, не отстает – кувалдой бьет по мозгам – и все дела. Как метко выразился Алексей Романов (“Воскресение”) в одном из своих интервью, говоря о песнях, которые “вязнут на зубах” (имея в виду Аллегровскую “Все мы бабы стервы”):

У меня есть жуткое ощущение, что такие вот песенки просто питаются нашими мозгами.

Музыкант недалек от истины.

Все перечисленные образцы песенного творчества сродни, на мой взгляд, изощренной азиатской казни, которая заключается в том, что капля воды, постоянно стекающая в одну и ту же точку на макушке терзаемого человека, проделывает наконец-то в его голове дырку. Как долго и как мерзко это должно происходить! Но мы не дадимся! В определенный момент, чтобы не попасться на удочку, чтобы не одуреть, волевым усилием просто “вырубаешь” весь этот кошмар.

Поражаюсь только тому, как самим исполнительницам не противно вытворять такое. Не понимаю, как высокоорганизованная, лабильная нервная система хрупких женских натур выдерживает столь беспардонное и агрессивное вторжение? Как вообще уважающая себя певица может браться за исполнение такого пошлого материала?

Чем же, не углубляясь в дебри и не вдаваясь в подробности, можно объяснить тот факт, что современные поэты-песенники ограничиваются, мягко говоря, столь экономными до безобразия (в смысле словарного запаса) литературными экзерсисами? Ответ напрашивается до смешного незатейливый – человек, берущийся за сочинение песни, просто-напросто скудоумен, а также недалек и поверхностен. И назвать поэтом того, кто обделен воображением настолько, что ничего не видит дальше своего собственного носа, язык никак не поворачивается.

Великий русский писатель Антон Павлович Чехов писал когда-то: “Краткость – сестра таланта”, подытоживая, наверное, свою мысль о том, что и небольшие по объему произведения (в частности, его рассказы) могут быть емкими по содержанию и глубокими по мысли. Естественно. Умение коротко, без лишнего многословия, но умно и емко высказаться сродни таланту. В разбираемых нами текстах песен, исполняемых отечественными эстрадными девушками, немногословие, как видим, на лицо, но к таланту оно, к сожалению, не имеет абсолютно никакого отношения.

Краткость – несомненно сестра, но брат ее должен быть Талантом. А когда последний отсутствует напрочь, то и сестра превращается в некоего уродливого родственника.

Наталья МАКСИМОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПОДМЕНА ОРБАКАЙТЕ
У НАС В “ПРИНЦИПЕ” ВСЕ ЕСТЬ…
Уикэнд
«ТЕЛЕЦ» НОМИНИРОВАН НА «ОВЕНА»
Брандо решил похудеть
ГЕННАДИЙ БОГДАНОВ СОБИРАЕТ “АКУЛ ПЕРА”
ОКУНУЛИСЬ В ДИСКО
ПРЕВРАЩЕНИЕ ПО ЛЕОНТЬЕВУ
ДЖОННИ ДЕПП НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ АДА
Коротко
HAPPY BIRTHDAY, ФЕДОРОВ!
Уважаемая редакция!
УКРАИНСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУФУТИНСКОГО
Синема


««« »»»