Цитаты. МАКСИМ ЛЕОНИДОВ

(О ШОУ-БИЗНЕСЕ)

У людей появилась возможность зарабатывать деньги, правда, некоторые стали зарабатывать деньги любой ценой, и это – мерзко. А еще мне не нравится, когда какой-нибудь неглупый человек, слушающий дома The Beatles, уверяет меня с экрана, что певец Вася Тютькин – это очень хорошо. Почему из меня делают дурака? Я же понимаю, что певец Тютькин – это полное говно. Я не понимаю эту игру, и она, если честно, мне противна. Для меня лично задача номер один – выжить и, несмотря ни на что, делать то, что считаю нужным.

(О ТАЛАНТЕ)

Талант, кроме горячего желания писать и работать, подразумевает под собой горячее желание показать это. И если такая потребность существует, то любыми способами будешь искать того, кому бы это показать. Выход всегда найдется. Цель ведь – не просто написать, а еще и показать, и если за это нужно кому-то заплатить, значит, нужно идти на такие компромиссы.

(ОБ ИЗРАИЛЕ И РОССИИ)

Израиль – замечательная страна, разная, сложная, простая, красивая. Она для каждого своя. Но сейчас мне интереснее здесь. Я вижу больше перспектив для себя, несмотря на все сложности, с которыми встречаюсь. Конечно, за время своего отсутствия я потерял здесь что-то. Главным образом в плане карьеры. Но ведь не вся жизнь сводится к вопросам карьеры.

(О МУЗЫКАЛЬНЫХ ГРУППАХ ИЗРАИЛЯ)

Конкретно русских групп, то есть поющих на русском языке, я там не видел. Дело, наверное, в том, что возраст, когда есть желание устраивать какие-нибудь группы, – молодой, 17 – 18 лет. А когда в таком возрасте молодой человек приезжает и хотя бы год проживает в стране, он в ней растворяется. Например, солист одной из самых популярных в Израиле группы “Друзья Наташи” – русский, он эмигрировал туда в возрасте тринадцати лет. Любопытно, что названия своих альбомов он пишет на иврите, но русскими буквами.

МАША РАСПУТИНА

(ОБ ИМИДЖЕ)

В моем понимании “имидж” – что-то искусственное, вроде сценической маски. Не приемлю этого, люблю все натуральное.

(О ЖЕНЩИНАХ И О СЕБЕ)

Очень здорово сказал когда-то великий “бандит-теоретик” Карл Маркс: “Культура нации зависит прежде всего от того, как мужчина относится к женщине…” Это я к тому, что в России вместе с перестройкой стали, наконец, думать о женщинах, открывать салоны и бутики. Дали возможность хорошо выглядеть и красиво одеваться. Люблю пастельные тона и облегающую одежду в стиле Версаче. Быть в форме помогает плавание. Я ж из Сибири, где принято обливаться холодной водой, что и делаю по сей день.

АЛЕНА СВИРИДОВА

(О СВОИХ ВИДЕОКЛИПАХ)

Не хочу отдавать какое-то предпочтение одному из своих роликов. Обычно больше всего нравится самый последний: новая работа, к которой еще не привыкла. Каждый клип, когда он делался, казался мне самым супергениальным.

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ (“НОГУ СВЕЛО!”)

(О ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ)

Я учился в Московском авиационном институте и проходил период становления. Период полового созревания закончился благополучно – созрел. Надо было выделяться перед девушками – с одной стороны, с другой стороны, надо было приобретать профессию. Выделяться силой мускулов и безобразным поведением не получалось – не хватало здоровья. Вдаваться в другую крайность – быть научным работником и книжным червем – тоже не хотелось. На повестке дня стояли две профессии: либо пилот гражданской авиации, либо рок-музыкант. Хотелось баловаться. Соответственно выбрана была рок-музыка. А любовь к авиации вылилась в пять с половиной лет учебы в институте.

(О СТИЛЕ)

Я не буду говорить о “продвинутости” того или иного стиля, так как считаю, что нечто действительно интересное способен создать только тот, кто сам в состоянии сколотить классную команду. Человек в меру наглый и в меру стеснительный, без комплексов или с наличием оных, который будет вести свою линию, а не сдирать чужие клише. И не будет простой “коробочкой” для извлечения звука.

АЛЕКСАНДР НОВИКОВ

(О ЗВЕЗДАХ)

Звезду раскрутить нельзя. Она загорается сама. А попытки зажечь булыжники – ничего не дают. Произошла девальвация слова “звезда”. Если три месяца подряд в мозги вбивается жалкая убогая песенка в соответствующем исполнении, которая потом занимает какие-то места в хит-парадах, то, значит, родилась новая звезда? Звезда – это в первую очередь личность, имеющая влияние на национальную культуру и значение для мировой культуры. По ТВ мы видим каких-то индивидуумов непонятного пола. В России можно считать звездой Пугачеву. Хотя в мировых масштабах это звучит смехотворно. Я бы скорей Макаревича назвал звездой. Он – фигура, значимая для культуры. Ему не надо было раскручиваться. Он написал десяток песен, которые потом слушали до дыр на магнитофонных лентах.

(О ТОМ, КАКИЕ ЖЕНЩИНЫ НРАВЯТСЯ)

Красивые. Добрые. По-женски умные. Женственные – мягкие и сексуальные. В моей жизни плохих женщин не было. Конкретизировать не буду. Я не отношусь к той категории идиотов мужского пола, которые печатают списки любовных побед. И не причисляю себя к импотентам, которые сидят в компании и рассказывают, кто кого сколько раз.

(О СВОЕЙ СЕМЬЕ)

У меня прекрасная семья. Дочери 14 лет, она учится в художественной школе. Девочка очень красивая, эффектная и способная. Сыну Игорю 21 год, он работает у меня на фирме. Не пьет, не курит. Парень он честный и чистый. Похож на меня. Супруга Маша работает на кафедре иностранных языков в Уральском кадровом центре. Если бы мне выпало в жизни начать все с белого листа, я снова бы женился на Маше.

КРИС КЕЛЬМИ

(О РАБОТЕ)

Моя музыка – скорее для моего собственного удовольствия, нежели для заработка. Теперь я часто выступаю в ночных клубах, хотя эта работа мне не близка. Однако для меня это способ быть в форме. Выхожу на публику, отыгрываю программу. Старые песни, которые все сразу узнают, понемногу разбавляю новыми. А ради денег я занимаюсь бизнесом. Между прочим, как и многие вполне преуспевающие западные музыканты.

МАЙЯ ПЛИСЕЦКАЯ

(О СЦЕНЕ)

Перед премьерами я никогда не боялась. И понятие “мандраж”, когда холодный пот льется и колени подкашиваются, мне совершенно незнакомо. Я волновалась, конечно, мы же не мертвые, – но я всегда ждала, когда выйду на сцену. Я там чувствовала себя лучше, чем в жизни. В жизни меня временами охватывало странное ощущение ненужности, необязательности происходящего, как бывает иногда в скучных гостях. На сцене этого никогда не возникало.

(О ЛЕНИ)

Я не люблю репетиций и придумываю для себя даже разнообразные оправдания. Например, говорю себе, что это инстинкт самосохранения у меня срабатывает, что если я выложусь на репетиции, то плохо станцую премьеру. На самом деле у меня, может быть, от этого все премьеры были обычно хуже, чем какой-нибудь десятый или двадцатый спектакль. Или, например, объясняю себе, что во время репетиций увеличиваются шансы повредить себе ноги. Но это тоже неправда. Потому что у меня все равно было огромное количество травм. И в том числе – от лени. Я холодная на сцену выходила, а надо было греться. Но греться было, конечно, лень. Наконец, я себе говорила, что если на репетициях экономно себя расходовать, то можно будет дольше не уходить со сцены.

ЮРИЙ МАЛИКОВ

(О СВОЕМ ДЕТСТВЕ)

В детстве я мечтал стать служителем церкви, мне это очень нравилось. Я тогда жил в далеком хуторе Ростовской области, недалеко от того места, где снимался “Тихий Дон”, буквально десять километров от станицы Вешенская. Там испокон века жили донские казаки. Я тоже являюсь потомком донских казаков. В то время батюшка, так там называют попов, брал меня в церковь, надевал на меня ризу, я ставил свечки. Это самое яркое впечатление от того времени.

(О НАЧАЛЕ “САМОЦВЕТОВ”)

В 1970 году я поехал в Японию, где провел около восьми месяцев и заработал огромные по тем временам деньги, около двух тысяч долларов. И все они пошли на покупку аппаратуры для будущего коллектива. В Москве меня уже ждали, так как из Японии я телеграфировал о своем желании создать свой ансамбль. Уже на второй день после моего приезда начались репетиции.

(О РАСПАДЕ “САМОЦВЕТОВ”)

Это был большой конфликт, который музыкальная общественность восприняла как трагедию. Для нашей молодежи это было равнозначно распаду The Beatles. Многие плакали, рыдали, скандалили. Конфликт был связан с именем Валентина Дьяконова. Он позволил себе один нетактичный ход, после чего мое эмоциональное состояние было взвинчено, и я был вынужден сказать нелицеприятные слова в его адрес, это явилось причиной раздора. Потом на год раздор был погашен, но через год стало ясно, что переформирования не избежать. В 1975 году получилось два коллектива: “Пламя” и “Самоцветы”. Правда, “Пламя” в первоначальном виде просуществовало около трех месяцев, а потом этот коллектив разбился на несколько частей.

АЛЕКСАНДР МАЛИНИН

(О ДЕТСТВЕ)

Трудным подростком я не был никогда, да и не хулиганил слишком уж. Если это и было трудное детство – то из-за другого и только для моих родителей, ибо я все время что-то придумывал, всячески старался обратить на себя внимание. Всегда искал повод, как бы выступить, проявить себя. Но не за счет того, чтоб отдубасить других.

(О СЕБЕ)

Я был вожатым в пионерлагере у трудных подростков. И до сих пор считаю, что профессия вожатого – очень нужная: ребятам важно, чтобы рядом был кто-то более взрослый, более мудрый, спортивный, развитой. Возможно, я для кого-то таким и стал. Возможно, именно с той поры пошли слухи и о том, что я сам был трудным подростком, не знаю. Но точно: в “Старых песнях о главном-2” я не сам себе выбирал песню, а режиссер. Он сделал меня “хулиганом”.

РОКСАНА БАБАЯН

(ОБ ОТДЫХЕ)

Для меня самый лучший отдых – это дача. Там ощущение полного счастья и расслабленности. Туда приезжают друзья, и мы готовим всякую вкусноту. Рядом живет мой бессменный директор Владимир Шайзков, который делает потрясающие шашлыки. А сад-огород – это не мое. Если я воткну ветку в землю, то она обязательно сломается, потому что темперамент.

(О РЕАКЦИИ НА КРИК)

Я ненавижу, когда кричат. Сразу хочется ответить, и чем-то тяжелым. У нас в доме очень спокойные интонации. Когда на меня начинал кричать какой-нибудь начальник, то я уходила и спокойно закрывала дверь. Не хлопала, нет, я не люблю аффектов в жизни. А мужчинам я на себя кричать никогда не разрешала. Ведь человека всегда можно остановить, сказать тихим голосом: “Еще раз крикнешь, убью”.

(О ДЕТСТВЕ)

Я росла скверным, драчливым мальчишкой. Родилась в Ташкенте, не очень хорошо училась, родителям было не до меня. У них были свои очень сложные отношения, они жили в разных районах города. И у меня была очень жестокая, властная бабушка. Но я всегда могла постоять за себя. И была большая вероятность, что из скверного мальчишки вырастет скверная женщина. Но каждый сам формирует свою судьбу, чем и кем ему вырасти.

АКИМ САЛБИЕВ

(О СВАДЬБЕ)

На свадьбе у меня появилась молодая пара и подарила моей молодой супруге дорогущее бриллиантовое колье. При этом парень сказал: “Это от Серафима. Он не смог прийти”. У меня челюсть отвисла. Еще никогда я так не ревновал! Только утром выяснилось, что гости перепутали свадьбу с другой. Колье пришлось вернуть.

ВИКТОР ЗИНЧУК

(О СВАДЬБЕ)

У меня их было несколько. И всегда все, как полагается: машина, фата, гости. Ведь каждая свадьба для меня – праздник души и тела!

МАХМУД ЭСАМБАЕВ

(О СВОЕЙ СЕМЬЕ)

Если бы я во всем следовал по стопам отца, мне пришлось бы жениться одиннадцать раз. Первая жена у папы была еврейка, вторая – цыганка, она научила меня гадать. И воровать на базаре. Я уверен, что и сейчас бы справился с этим замечательно. С моей супругой у меня прекрасные отношения. Это не значит, что мы с женой не спорим. Душа в душу одни дураки живут. Но только мужчина обязательно должен дать жене доругаться. Потому что если женщина воспитала хотя бы одного ребенка, она уже академик. Семью поднимать еще сложнее, чем штангу.

ВАЛЕНТИНА ПОНОМАРЕВА

(О МУЖЧИНАХ)

Мужчины – наша опора, наш тыл. Мужчина вообще хозяин! Хозяин дома. Я – цыганка. Поэтому я не могу относиться к мужчине иначе, как с почтением и уважением. Чувствую себя защищенной, потому что любима. И счастлива тем, что со мной мои дорогие, замечательные мужчины, которые обо мне заботятся и, самое главное, создают мне условия для творчества. Это такое удовольствие – чувствовать себя иногда не актрисой, не певицей, а просто женщиной – женой, матерью, сестрой…

(О СЦЕНИЧЕСКОМ ИМИДЖЕ)

Я не позволяю себе появляться на концерте в одном и том же туалете, в одной и той же шляпке. Женщины очень внимательны! Они обращают внимание даже на толщину каблука, замечают смену серег, браслетов. Один браслет – тонкий, серебряный, для классического романса, а другой – массивный, желтого металла – для цыганского. Детали привносят новые краски в общение с залом.

ВЛАД СТАШЕВСКИЙ

(О КЛИПАХ)

Снимаем мы их только на хитовые песни, которые сначала проверяем на концертах. Но работаю я во всех роликах без дублеров. Особенно, что касается сцен с девушками.

АНДРЕЙ (“ИВАНУШКИ INTERNATIONAL”)

(О ПОКЛОННИКАХ)

Сейчас мы уже выработали тактику общения с поклонниками: впускаем в гримерку по три человека и даем автографы. Однажды на гастролях, когда не было охраны, у меня произошел достаточно неприятный случай. На меня прыгнули пятнадцать девочек, и пришлось их тащить до машины.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ВОПРОС МЕСЯЦА
ПОДКРАВШИЙСЯ НЕЗАМЕТНО
ВОЗВРАЩЕНИЕ “КОРОЛЕВЫ ДИСКО”
СЕРДЕЧНЫЙ МЕД
ОБРАЗЕЦ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ФИГУР ПРИ ГАДАНИИ НА ЧАЕ
ПРОДЕЛКИ ТРОЛЛЯ
ПОЛИТИКА И УГОЛОВЩИНА
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
Сага о генпрокуроре (и его девчонках)
О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЦВЕТА
ВОПРОС НЕДЕЛИ
ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ
Профессор Лебединский и Илья Олейников снялись в кино.
Ночным клубам Москвы угрожают террористы!
ПРОЩАЙ, АМЕРИКА?
ВОПРОС СЕЗОНА
ОТ ГОЛОВЫ ПРОФЕССОРА ДОУЭЛЯ – К ПАЦИЕНТУ ДОКТОРА ФРАНКЕНШТЕЙНА
СЛЕДИТЕ ЗА РЕКЛАМОЙ
Вторая юность Евгения Примакова
Пенки
Я САМА – ПРО ЭТО. НЕ КРАСНЕЯ
ПРОЕКТ “ТЯП-ЛЯП”
ВОПРОС НЕДЕЛИ
“РУССКИЙ РАЗМЕР” ПРОТИВ ЖЕСТОКОСТИ ОБЩЕСТВА


»»»