СЛАДКИЙ ПЛЕН ЕКАТЕРИНЫ УФИМЦЕВОЙ

Театр – как тюрьма. Единожды попавший туда шансов выбраться уже не имеет. Даже отмотав свой театральный срок и вкусив прелесть свободной жизни, ты сделаешь все, чтобы вернуться обратно. В Театр. В Тюрьму. В самую прекрасную из всех существующих тюрем.

Только начинается она почему-то не с контрольно-пропускного пункта, а с вешалки.

Впрочем, Екатерине УФИМЦЕВОЙ, отмечающей в этом году 10-летний юбилей своей авторской передачи “Театр+ТV”, наверняка виднее.

– Кать, для вас театр тоже начинается с вешалки?

– Для меня театр начинается с момента рождения. Потому как весь мир – театр. Это еще Вильям наш Шекспир заметил.

– Вильям мог и заблуждаться. Тем более, что никакого Вильяма никогда и не было. Во всяком случае, так утверждает историк Гилинов.

– Пусть утверждает, что хочет. Не все ли равно, какую фамилию носил человек, написавший “Гамлета”? Шекспир, Виктор Розов или, к примеру, Сергей Михалков… Важно, что этот человек был.

– Кать, ваша передача Театр+ТV”, существует уже десять лет. Столько не живут, Кать…

– Да уж, мы, конечно, ветераны театрального движения на телевидении, но выходить на поклоны мы пока еще не собираемся. Сказать, что передача живет по инерции, просто в силу привычки к выходу в эфир, я не могу. Наоборот, желание работать, желание доказать, что мы чего-то стоим на телевизионном рынке, как никогда сильное.

Мне кажется, мы даже стали более азартны и честолюбивы, чем десять лет назад. Адреналин в крови пока еще присутствует.

– Я знаю, вы закончили театроведческий факультет ГИТИСа. Насколько образование помогает вам в работе? Или образование – отдельно, работа – отдельно?

– Двойственно все. Конечно, образование – очень важная штука. Театр – это особый мир, и в него войти не так просто. И поэтому база – пять лет института, потом три года аспирантуры – дала возможность научиться хотя бы немножко понимать этот мир.

С другой стороны, окончание ГИТИСа и мешает также. Ведь я по природе своей – не критик. Ну вот, не критик, и на этом настаиваю. И мои передачи совершенно не “критические”.

Когда я начинала работать, я, конечно, пыталась разговаривать по телевизору на том языке, которому училась в ГИТИСе. Это был особый язык – язык специалистов, язык театроведов…

– А “актерский” язык, он – другой?

– Совсем другой! Артисты эмоциональнее, артисты человечнее, артисты – ярче, скажем так…

– А хороший критик или, к примеру, ведущий театральной передачи должен быть артистом по своей природе?

– Нет, конечно. Хотя каждый человек – чуть-чуть да артист. И в какой-нибудь рядовой вязальщице-мотальщице может дремать такая скрытая Сара Бернар, что лучше не будить.

Дело, на мой взгляд, в том, что есть не только “человек думающий”, но есть и “человек играющий”. В разных ситуациях мы ведем себя по-разному, стало быть – мы играем. То есть играть – в природе человека. Но “играть” в жизни – это еще не значит быть профессиональным артистом.

Профессиональный артист – это совсем другое. Это огромная профессия, колоссальная, требующая обучения, требующая массы всяких специальных вещей.

– Неужели вам никогда не надоедают профессиональные ваши артисты со своими “специальными вещами”? Неужели не возникает время от времени желания послать их подальше, а самой – в Саратов, к тетке?

– Ну что вы?! Как и куда я могу послать Марка Анатольевича Захарова, Олега Павловича Табакова, Сан Саныча Калягина, Костю Райкина, Гену Хазанова? Вы в своем уме?!

Это все безмерно любимые мною люди. Пока готовишься к передаче, записываешь, монтируешь ее, думаешь о ней – проживаешь со своим героем целую жизнь. Он становится для тебя родным человеком. Хотя сам он об этом даже не догадывается.

– Но ведь какие-то люди могут быть вам неприятны?

– Неприятных мне людей я в передачу не приглашаю. Да и потом, что значит “неприятный человек”? Бывают люди, далекие от меня по взглядам, характеру и т.д. Но это не значит, что они мне неприятны.

Так ли важны взгляды, характер, если человек талантлив? Талант перекрывает все.

– Кать, можно воспользоваться вашей высокой театральной осведомленностью в корыстных целях? Скажите, на что стоит сходить?

– На шута сходите. На Балакирева. Это… гениальный спектакль. Я неслучайно сделала паузу – уж очень боюсь слова “гениальный”, но в данном случае оно вполне уместно.

Мощнейший спектакль, выводящий “Ленком” на какой-то новый уровень. А какие там Янковский, Захарова, Караченцов!!!

– Откуда же берутся гениальные спектакли, Кать?

– Как откуда? От Бога.

Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГИР СТОЛКНУЛСЯ С НЕПРИЯТНОСТЯМИ
СОДЕРБЕРГ ЧТО-ТО ЗАДУМАЛ
ЕЩЕ ОДНА РЫЖАЯ ПОДРУЖКА
КОВАРНАЯ ПЕНЕЛОПА КРУС
МИЛЫЕ БРАНЯТСЯ…
УКРАИНСКОЕ
КАНИКУЛЫ ПРИДУРКОВ
БРЭД СНОВА СУДИТСЯ
Коротко
ФИНЧЕР ВСПОМИНАЕТ
КЭМЕРОН УВЛЕКСЯ
СЫН, ВДОХНОВЛЕННЫЙ ОТЦОМ
Уважаемые “Муз. правдисты”! Многоуважаемый генеральный секретарь вашей газеты А.Вулых!
Уикэнд
ШАРИК НА РЕЗИНКЕ
Скандалы


««« »»»