ПОЛИТИЧЕСКИЙ REMAKE НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ

ЗАМЕТКИ ПОСТОРОННЕГО О ВСЕРОССИЙСКОЙ АКЦИИ ПРОТЕСТА

Всероссийскую акцию протеста профсоюзов “политический класс” России ожидал как судный день. Складывалось впечатление, будто современная история России вот-вот разделится на две непохожие друг на друга эпохи. Все, что было до 27 марта – безуспешные рыночные реформы, демократический романтизм, бесконечные выборы, разочарования во всем, канет в прошлое, а на смену придут безвременье, хаос, длинные очереди за самым необходимым, “война всех против всех”. Тревожные ожидания нагнетала пресса, да и сами государственные мужи предпочитали умалчивать о своих планах, давая понять, что надо, мол, посмотреть, как там сложится 27-е.

Но вопреки апокалипсическим предсказаниям в этот день ничего не случилось. И хотя на прошедших массовых шествиях и митингах было сказано немало гневных обвинений и предупреждений в адрес властей, акция протеста обошлась без незаконных эксцессов, которых так опасались и государственные мужи, и законопослушные обыватели. Более того, в Москве, например, шествие протестующих местами вызывало странное ощущение. Вот колонны манифестантов, выступающие против задержек зарплаты, маршируют под духовой оркестр, играющий веселенькую мелодию из популярного советского мюзикла. Вот лидер коммунистов Геннадий Зюганов, шагающий во главе колонны, принимает по сотовому телефону сводки о ходе акции протеста в других регионах страны. Подобные зарисовки явно диссонировали с официально объявленной серьезной целью акции, придавая ей какой-то едва уловимый театрально-фарсовый оттенок. Один знакомый американский политолог сказал мне по этому поводу: “Разве можно чего-нибудь добиться таким шествием? Им надо было проводить бессрочную забастовку!”

Впрочем, театральность поведения в истории со всероссийской акцией протеста была присуща не только рядовым участникам манифестаций и митингов. Профбоссы, напоминающие о своем существовании многомиллионной армии наемного труда всего 2-3 раза в год в ходе такого рода акций, лишний раз продемонстрировали всей стране, как они защищают права трудящихся. Хотя, по большому счету, тем же трудящимся стало бы гораздо лучше, если бы профсоюзы выполняли столь важную и почетную обязанность не на таких масштабных мероприятиях, а в повседневной работе в трудовых коллективах, в сложных переговорах с администрациями предприятий, финансовыми структурами и банками. Но это дело хлопотное и нудное. Подобная деятельность не попадает в объективы телекамер.

Разыгрывало свою роль и правительство. Изображая на публике всяческие опасения в связи с надвигающимся “красным четвергом”, вице-премьеры и министры, наверное, в тайне хотели, чтобы акция протеста состоялась поскорее. Пусть уж люди “выпустят пар”, а не копят в себе разочарование и злобу на власть предержащих! Оттого-то сановные люди из разных властных структур на этот раз решили персонально поучаствовать в акции протеста в едином строю с трудящимися: “Дескать, мы вас, братцы, понимает, солидарны с вами, пора кончать с безобразиями!”

Итак, все как в театральном представлении. Одни делают вид, что гневно протестуют, а на самом деле эмоционально разряжаются. Другие, выражающие интересы протестующих, одной мощной акцией хотят прикрыть собственную бездеятельность в течение года. Третьи изображают, что боятся, а на самом деле радуются столь удачному тактическому ходу, ни к каким конкретным шагам их не обязывающему. Каждому отведена своя роль и маска, подобающая этой роли, словно перед нами российский remake итальянской комедии дель арте на отечественной политической сцене. В картине есть все, кроме реального политического действия, восполняемого имитацией такового.

К сожалению, подобный прием все увереннее входит в российскую политическую практику. В ходе президентской избирательной кампании вместо подлинного решения острых социально-экономических проблем масс медиа создали на голубых экранах романтическую утопию, где все эти трудности легко устранялись подписанием целой кипы указов главы государства под чарующее пение эстрадных звезд и всеобщее ликование. Потом долго реформировали правительство, говоря, что оно должно быть адекватным новому курсу на решительное продолжение начатых реформ. В результате получили примерно тот же состав правящего Кабинета. Опять имитация вместо действия. И наконец, всероссийская акция протеста. Что это, как не признаки наступившего политического застоя, когда невозможно двигаться ни вперед, ни назад, а только изображать движение, оставаясь при этом на месте?

Подобное явление должно быть как-то объяснено. По-видимому, нынешний застой – это когда и верхи, и низы понимают, что “так жить нельзя”, но опасаются что-либо менять, поскольку может стать еще хуже. Все уже так привыкли, так адаптировались к тому, что есть. И измениться ситуация может только в том случае, если в обществе появится социальный субъект, чьи стратегические интересы будут выходить за рамки этой системы. Субъект, готовый бороться за реализацию этих целей и не с помощью театральных буффонад на политические темы, а повседневной кропотливой работой.

Андрей РЯБОВ, МФ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ИСТРИНСКОЕ ВОДОХРАНИЛИЩЕ
ДЕНЬ АКЦИИ ПРОТЕСТА
ВИКТОР ИЛЮХИН: “ОНИ ПРИВЫКЛИ ВОРОВАТЬ”
ЧТО ПРОИСХОДИТ С НЕФТЬЮ И ГАЗОМ?
РЫБНЫЙ ДЕНЬ
И сотворил он “Птичье молоко”
ПОСЫЛОЧКА ПОТОМКАМ
ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
Мы надеемся стать влиятельной политической силой
ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОРЫВ РЕАЛЕН
ЧТОБ В ВОДЕ НЕ ТОНУЛИ И В ПЕЧИ НЕ СГОРЕЛИ
РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА ЗА НЕДЕЛЮ: САММИТЫ КОНЧАЮТСЯ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ
Шопинг по-русски
КУРСКИЕ АНОМАЛИИ, ИЛИ СЛОВО О КРЕДИТЕ, В КОТОРОМ НУЖДАЕТСЯ ЕГОР ГАЙДАР
Десятка
ПЛАТНЫЙ СЫР В БЕСПЛАТНЫХ МЫШЕЛОВКАХ
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО В РАМКАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
ЕСЛИ ХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИТИКОМ – БУДЬ ИМ
ДЕНЬГИ – ЗЛО ОСОБЕННО КОГДА ОНИ РАДИОАКТИВНЫ


»»»