Беглец из коммунистического рая

Он – не просто танцовщик, которому аплодировала Москва, а вслед за ней и весь мир. Александр ГОДУНОВ – один из тех, о ком в свое время молчали, потому что вслед за Рудольфом Нуриевым, Михаилом Барышниковым и Натальей Макаровой он оказался в числе тех, кто предпочел свободу творчества плену родины, оставшись на Западе.

В 70-е годы прошлого столетия Александр Годунов был кумиром столичных балетоманов. Его одухотворенный танец не мог оставить равнодушным ни одного зрителя, которому посчастливилось увидеть Александра на сцене Большого театра. В его жизни было две любви, две всепоглащающие страсти. Одну из них он испытывал к женщине, своей жене Людмиле Власовой, другую – к Его величеству балету. Но балет в условиях коммунистического рая был для него клеткой с невыносимыми условиями существования. Когда пришло время выбирать, Годунов выбрал балет, а вместе с ним – ностальгию, одиночество и вечную тоску по тому, что вернуть было уже невозможно.

Могуч, горделив, высок, сноп соломенных волос, делавших его похожим на викинга, полыхал на ветру годуновского неповторимого пируэта, – таким запомнился Майе Плисецкой один из ее партнеров по “Лебединому озеру”. – Человек верный, порядочный, совершенно беззащитный вопреки своей мужественной внешности”.

Саша родился 28 ноября 1949 года на Сахалине. А вскоре семья переехала в Ригу. Несмотря на маленький рост сына мама настояла на том, чтобы он учился балету. Его приняли в Рижское хореографическое училище. Став серьезно заниматься танцем, Саша быстро овладел профессией и превратился в высокого импозантного юношу. В Риге талантливого танцовщика заметил Игорь Александрович Моисеев и пригласил в Москву в созданную им труппу “Молодой балет”. Так Годунов стал москвичом. Четыре года он проработал у Моисеева, но в 1971 году получил приглашение от главного балетмейстера Большого театра Юрия Григоровича войти в балетную труппу. От таких предложений не отказываются, и Александр стал солистом главного театра страны.

Десять лет, отданных им московской сцене, оставили в истории балета множество неповторимых, ярких образов, озаренных светом его любви и таланта. Клавдио (“Любовью за любовь”), Тибальт (“Ромео и Джульетта”), Зигфрид (“Лебединое озеро”), Юноша (“Шопениана”), Хозе (“Кармен-сюита”), Вронский (“Анна Каоренина”), Альберт (“Жизель”), Спартак в одноименном балете – в каждой из этих ролей Годунов был неповторим. Это был артист редкой одаренности, которому удавались любые партии – от классических до современных. Престижнейшая премия имени Вацлава Нижинского Парижской академии танца – яркое подтверждение его мастерства и таланта.

Годунов часто выезжал на гастроли за рубеж с Плисецкой. А это было время, когда балет Большого театра представлял собой три труппы: коллектив главного балетмейстера Григоровича, спектакли Владимира Васильева и Екатерины Максимовой и балеты Майи Плисецкой. Три труппы одновременно “окучивали” все континенты. Естественно, существовала жесточайшая конкуренция между этими коллективами. С балетом “Кармен-сюита” Плисецкая и Годунов объездили все материки. Даже в те “застойные” годы они прилично зарабатывали. Майя Михайловна долгое время была невыездной, но став знаменитостью, могла свободно получить гражданство любой страны, но неизменно возвращалась в СССР. Кстати, свободно выезжали на Запад Наталья Бессмертнова, Александр Богатырев, Владимир Васильев, Михаил Лавровский, Марис Лиепа и Екатерина Максимова, но они всегда возвращались.

Наступил 1979 год. Были запланированы продолжительные гастроли балетной труппы Большого в Штатах. И вдруг оказалось, что некому танцевать Спартака – Васильев работал в Италии, Лавровский занимался съемками собственного фильма-балета, а других исполнителей этой партии американские импресарио видеть не хотели. Однако их вполне бы устроил Александр Годунов. КГБ пришлось дать добро на выезд артиста.

Гастроли “Большого балета” – так на Западе называют балетную труппу Большого – проходили по десяти крупнейшим городам США, и везде был бешеный успех. Американская пресса с восторгом писала о спектаклях, мастерстве советских артистов, особо отмечая исполнение Годуновым партии Спартака. По окончании последнего спектакля в “Метрополитен-Опера” в Нью-Йорке Годунов с женой вернулись в отель, где уже были упакованы вещи. Заработанную валюту не тратили – деньги пригодятся на первое время, ведь уже было решено, что они останутся в Штатах, попросив политического убежища. Прошло часа два, пока все улеглись спать – утром труппа вылетала в Канаду. Людмила и Александр, взяв вещи, тихо спустились к черному входу, где их уже ждала машина эмиграционных служб. Положили вещи в багажник, и вдруг Власова вспомнила, что оставила бриллиантовые украшения в ванной комнате. Как Годунов не упрашивал жену: “Мила, мы купим здесь в десять раз больше украшений”, она решительно вошла в здание… У их номера ее уже поджидали “сотрудники” театра. Два человека бросились за Годуновым. Увидев чекистов, Годунов крикнул: “Гони!”, и машина исчезла за углом отеля. А утром начался трехдневный спектакль, который сделал неизвестную балерину Людмилу Власову знаменитой не только на весь Советский Союз, но и на весь мир. Власова отказалась остаться с мужем, прекрасно зная, что будет с ее родными. Тем более, что папа ее работал в органах. Через полтора года Годунова и Власову развели через советское посольство в Вашингтоне.

Оставшись за рубежом, Годунов подписал контракт с труппой “Американ балле тиэтр”, которым руководил его земляк – рижанин Михаил Барышников. Поначалу все во взаимоотношениях двух крупнейших танцовщиков современности складывалось удачно. Вместе со своими партнерами – Натальей Макаровой и Евой Евдокимовой – он объездил много стран. Очень быстро приобрел мировую славу, признание и успех. Но, видя нарастающий успех Годунова, заволновался Барышников. Используя сложный, порой вспыльчивый характер Александра, он сделал так, что труппа якобы потребовала расторгнуть контракт с конфликтным русским. Годунов был гордым человеком и, хлопнув дверью, покинул труппу Барышникова.

К тому времени он уже жил гражданским браком с популярной американской кинозвездой Жаклин Биссет (француженкой по отцу, англичанкой по матери). Этот брак продлится восемь лет. Жаклин сведет Александра с деятелями кино. Роли поначалу небольшие, но в культовых фильмах: “Крепкий орешек” и “Свидетель”. Параллельно со съемками открыть собственную балетную школу ему не удалось. В течение двух лет он вел собственную телепрограмму: “Годунов: мир, где есть место танцу”. Наконец, Александр сыграл первую крупную роль в фильме “Зона”. И когда его карьера вновь пошла на взлет, жизнь его трагически оборвалась.

История смерти Александра Годунова до сих пор остается загадкой. Медсестра, которая приходила делать ему уколы, обнаружила его на четвертые сутки после смерти сидящим в кресле. Прибывшие врачи не сумели обнаружить на его теле следов насилия или какие-либо последствия злоупотребления алкоголем. Секретарь артиста запретила делать вскрытие – якобы так хотел Годунов. Опять же якобы выполняя его желание, она развеяла его прах над океаном. Но документальных доказательств своим поступкам эта дама так и не представила.

Некролог в американской прессе о Годунове написал Иосиф Бродский: “Александра Годунова не стало 18 мая 1995 года. Он не прижился в новой для себя стране и умер в одиночестве”. Трагическая смерть талантливейшего артиста – это не печальный финал его поисков самого себя, своего места в жизни и в искусстве. Это закономерный финиш художника, который отрывает себя от родной почвы.

Это не я сказал, а вторая жена Александра Ж.Биссет. Несколько лет назад актриса была гостьей Московского международного кинофестиваля. В пресс-центре я подошел к ней и представился. Узнав о том, что я знал и в какой-то мере дружил с Годуновым, она попросила показать места, связанные с именем Александра. Мы побывали на Пушечной улице, где в одном из балетных залов Московского хореографического училища (оно там находилось до постройки нового здания в 1961 году) репетировал с Годуновым создатель труппы “Молодой балет” Игорь Моисеев. Хотя Большой театр был на гастролях, нас пропустили в зал. Побывали мы и в его гримуборной, прошлись по улицам Москвы, где любил гулять Саша, постояли у дома на Тверской, где живет Майя Плисецкая. Съездили на могилу Саши Богатырева, которого не стало спустя четыре года после смерти Годунова. Я проводил Жаклин до отеля “Националь”. Прощаясь она сказала: “Беда Саши в том, что он бежал из коммунистического рая, а попал в капиталистический ад. У вас говорят: от добра добра не ищут. И это верно”. По отношению к Александру Годунову абсолютно верно.

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Не судите книгу по обложке
Джеки Чан нашел преемника
Платье Мэрилин дорого стоит
Воспоминания и размышления
Распродаст свои рисунки
Памяти Виктора Цоя
Гай Германика сняла «Птицу»
Коротко
Гудбай, Америка
Ретроспектива фильмов Хичкока
Запретил дочери вечеринки
Филипп & Анна сняли клип
Традиционный концерт «Алисы»
Синий платочек
Сидишки
Поют ли сейчас девочки?
Фильм про суперагента


««« »»»