Почему статьи телекритиков превращаются в политобозрения?

Ниша телекритики и в постсоветской журналистике остается откровенно пустующей и тому есть много причин – как объективных, так и субъективных.  Телекритика – всегда была особой темой в советской журналистике. В этом месте я бы с удовольствием вспомнила анекдот про неуловимого Джона, если бы он не был так затаскан. Так вот, говорить о ней трудно, потому что объект для анализа практически отсутствует.

ДО “НАШЕЙ ЭРЫ”

Ниша телекритики и в постсоветской журналистике остается откровенно пустующей и тому есть много причин — как объективных, так и субъективных. Одна из основных – полное отсутствие традиций. В свое время в стране, именуемой Советский Союз, существовал довольно многочисленный и благополучный отряд театроведов и кинокритиков. Писать о театре и кино было престижно (существовало множество изданий вроде “Театральной жизни”, “Украинского театра”, “Искусства кино” и т.д.) и выгодно (хорошо оплачивалось). Даже критики средней руки были прикормлены “своими” театрами, а уж о мэтрах и говорить не приходится: почти каждый из них числился завлитом известного театра, либо чиновником при солидном издательстве. Пайки, дачи и автомобили доставались “…ведам” наравне с творцами, ибо они были активными выразителями официальной точки зрения. Примерам, когда статья могла либо поднять художника или коллектив на новый виток общественных благ, либо точно так же поломать творческую жизнь – несть числа.

С телекритикой ситуация складывалась несколько по-другому, точнее – совсем по-другому. Ее просто не было. Считалось, что все показанное по телевизору – это абсолютный стандарт в творческом и идеологическом смысле, сомневаться в этой установке было не принято. Таким образом, если в киноведении и театроведении были всплески (чего только стоит период молодежной редакции “Театральной жизни” в конце 80-х во главе с Андреем Кучеровым и Евгением Додолевым!), яркие творческие индивидуальности (Марков, Баяджиев, Смелянский, Разлогов, Кичин и др.), которые формировали стандарты жанра, то в телекритике ничего подобного не было и быть не могло.

КТО ТАК КИРПИЧ КЛАДЕТ? КТО ТАК ВОРОТА СТАВИТ?

Перестройка и возникновение коммерческого телевидения породило другую схему взаимоотношений (“телевидение –общество”, “телевидение-бизнес”), привело новых героев на телеэкраны. Телевидению и его творцам понадобилась активная раскрутка. Возникла необходимость в жанре и оказалось…., что делать этого никто не умеет. А откуда взяться умению при отсутствии традиций и преемственности? “Из ничего и будет ничего” – говорил господин Шекспир и был прав бесконечно.

Но, раз есть спрос, будет и “товар”. Лет 5-6 назад потихоньку начали появляться журналисты, “переквалифицировавшиеся в управдомы”, то бишь делающие вид, что пишут о телевидении. Первые материалы такого рода носили исключительно субъективно-оценочный характер: “нравится-не нравится, спи, моя красавица”. Как правило, большинство пишущихплохо представляло, что происходит за кадром: творческая и техническая кухня телевизионщиков была так же близка им, как туманность Андромеды. Однако, раз написано в газете – значит, правда. Телевизионные менеджеры это отлично понимали и искали способ приручения отдельных “особо борзых”, которые, подобно Виктору Ивановичу Полесову, каждую пятницу брюзжали со страниц своих изданий: кто, блин, так кирпич кладет? Кто, елы-палы, так ворота ставит?

Так были созданы при телеканалах пресс-центры нового типа, основное предназначение которых – контакт с изданиями и пиар собственных контор. На большинстве крупных телеканалов Украины такие пресс-центры существуют: их сотрудники пишут бесконечные информации о готовящихся программах кинопоказов, а также заказывают журналистам статьи за “посильную” мзду. Статьи эти затем распространяют по газетам сами пресс-службы, блюдя, чтобы в разные издания не попадали зеркально идеинтичные “статьи”. На самом деле, именно таковыми последние по-большому счету и являются, отличаясь лишь стилем и деталями. Мессидж же всегда один и тот же: как повезло зрителю, что конкретный телеканал прилагает титанические усилия для удовлетворения его, зрителя, любых прихотей… Расценки за такие “статьи” невелики: прайсы московских и киевских услуг тележурналистов несопоставимы – первые выше на несколько порядков. Так же как ниже на несколько порядков квалификация вторых. Я вовсе не хочу сказать, что “прирученность” московской телекритики меньше – там тоже существуют свои кланы и свои обязательства. Такое явление, как Ирина Петровская (пожалуй, самый авторитетный московский телекритик) возникло скорее не благодаря, а вопреки обстоятельствам – возможно, благодаря только личным качествам журналистки. Однако, и на нее нашлась “проруха”: Ирину пригласили стать телеведущей и ее нынешние публикации больше не отличаются прежней независимостью и остротой.

У нас есть своя Петровская. Это главный редактор авторитетного среди профессионалов интернет-издания Наталья Лигачева. Но, в отличие от московской коллеги, Наталья больше интересуется не собственно телевидением, а политическими раскладами на ТВ, свободой слова, вопросами профессиональной этики. Никто не спорит, писать об этом тоже надо, однако такая журналистика больше относится к политической, нежели к телевизионной.

МЕЖДУ НАМИ, ДЕВОЧКАМИ…

Публикации остальных журналистов, касающиеся ТВ, я бы условно поделила на несколько групп.

“Имитационная телекритика”

Куется в недрах пресс-центров. К сожалению, многие ее сотрудники не могут похвастать ни высокой квалификацией, ни стремлением к какой бы то ни было объективности, ни возможностью тщательно поработать над темой – учитывая темпы работы, пишут “сегодня на вчера”. Результат – на страницах крупных украинских газет каждую пятницу. Иногда задумываюсь: а читает ли кто-то эти бесконечные “рассказки”? К сожалению, даже среди крупного украинского телеменеджмента нет осознанного понимания: многосерийные сиропные материальчики не имеют никакого отношения к вожделенному пиару: мое многолетнее общение с читателями говорит о том, что статьи такого рода не работают. Работает только хлесткая критика, блестящий анализ, остроумный разнос. После такого материала в газете или журнале объект критики (то бишь программу, пусть даже слабую!) посмотрят все.

На некоторых телеканалах руководители пресс-центров панически боятся допустить журналиста “к телу” звезды. Знаю одного, кто уже который год подряд говорит, что все контакты, как и ответы на пустяковые вопросы, можно получить только через его согласие. Господин этот страшно гордится своими полномочиями и всячески намекает, что с ним нужно дружить. Каждый раз невольно вспоминается сказочка про сороку, которая важно объясняла, что “этому дам, а этому…” — фигушки. Детский сад какой-то.

Интервью

Жанр этот в нашей журналистике (особенно телевизионный) — бесконечный источник неиссякаемого веселья для тех, кто вчитывается. Как правило, о профессии речь, разумеется, не идет. Беседы эти в большинстве случаев ведутся вокруг тяжелой доли быть звездой (“куда ни глянешь, господа, и тут звезда, и там звезда! Но я, конечно, всех звездей – куплю, наверно, Мавзолей!”), машин, тряпок и пр. и очень напоминают разговор двух пэтэушниц на завалинке, которые “перетирают за жизнь”, сплевывая семечки за бревно, на котором сидят.

Обзоры

Как правило, ограничиваются добросовестным пересказом показанного в новостийных программах за неделю. На десерт – пару многозначительных, но совершенно непонятных читателю намеков о закулисных политических интригах, свидетельствующих о якобы эксклюзивном доступе автора к “тайнам мадридского двора”. Хорошим тоном считается пересыпать это все непонятной для потребителя (читателя) политической терминологией и иронично прищуриваться в даль – дескать, кто-кто, а я предвидел и предупреждал о таком развитии событий.

Телеаналитика

Журналистов, работающих в этом жанре, как уже говорилось, единицы. Кого именно можно причислить к телеаналитикам – думается, серьезный читатель, тем более “Телекритики”, уже определился сам.

Итак, почему в Украине нет телекритики?

Уже было сказано, что отсутствие традиций не создало почвы для разработки методологии и выработки профессиональных критериев. Телекритика – это профессия, ей учить надо! А кто будет учить? Кого и где?

Кроме того, заниматься сегодня телекритикой невыгодно материально и не престижно. Посмотрите список “наиболее влиятельных украинских журналистов” за 2001 год, созданный в результате опросов “Демократических инициатив”. Много вы там найдете журналистов, пишущих о культуре, телевидении, спорте, науке, общественных проблемах и т.д.?

Скажите мне, когда и кем они были вычеркнуты из списков “влиятельных”?! А может быть, они глупее и бездарнее тех, кто ежедневно жует парламентскую жвачку и пишет вечные саги “из жизни олигархов”? Правильно, в отличие от своих западных коллег-обозревателей из престижных западных изданий (там музыкальные критики или крупные спортивные журналисты – богатые люди, пользующиеся авторитетом среди коллег!), в Украине сегодня они выпихнуты на задворки профессии низкими гонорарами (исключение – журналисты, занимающиеся вопросами экономики – они, как и их “заказчики”, куют свое маленькое материальное благосостояние в тени, подпитываясь “скромными” заказами от хозяев жизни), низкой общественной востребованностью и игнорированием коллег. Считается, что достаточно им вручить контрамарки на спектакль или милостиво “прихватить” с собой на какой-нибудь европейский матч. Так формируется “обслуживающая”, карманная журналистика, так формируется профессиональная психология “с паршивой овцы хоть шерсти клок”. И некогда задуматься, что занижение стандартов, если хотите – профессиональное “штрейкбрехерство” ведет в тупик: в следующий раз тебе дадут еще меньше.

Наталья Влащенко, специально для “Телекритики”, http://www.telekritika.ua/media-corp/lyudi/2002-05-08/2169

P.S. от “Телекритики”: Что же касается общества и самого ТВ – продолжим мысль нашей коллеги Натальи Влащенко – то, возможно, активно они востребует настоящую телекритику только тогда, когда качество телевизионного продукта будет реально зависеть от интересов и мнения зрителя? Увы, пока что, по нашему мнению, за зрителя все решают политические инвесторы каналов и т.н. “рейтинги”, которые при существующей системе их измерений, однотипности программной политики каналов и при монополии – в рамках огромной страны – трех общенациональных вещателей не являются адекватными реальным общественным запросам.

Впрочем, публикуя эту достаточно спорную (не со всем согласны и мы), провокативную и критичную – в адрес коллег по печатному цеху, что не характерно для “Телекритики”, чьими “жервами” становятся обычно исключительно телевизионщики – статью мы предлагаем и нашим читателям ответить на вынесенный в заголовок Натальей Влащенко вопрос. Чуточку его “расширив”. Итак, считаете ли вы, что статьи наших телекритиков – это, в лучшем случае, политические обозрения? А в худшем – либо малопрофессиональные заметки по типу “что вижу, то пою”, либо заказные материалы, либо тексты, созданные в условиях “минного поля”: этого нельзя, этого – по чуть-чуть, этого можно только хвалить, а этого лучше вообще не вспоминать… Что должно измениться на ТВ и в обществе, чтобы в стране развивалась настоящая телекритика? Что вы считаете настоящей телекритикой? Ждем ответов на имя Натальи Лигачевой: liga@telekritika.kiev.ua, info@telekritika.kiev.ua


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ДЕЛО “КИНОТАВРА” ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ
ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЗАПИСАЛСЯ
ОЛЕГ ЯНКОВСКИЙ: К ТЕМЕ ДЬЯВОЛА СТАРАЮСЬ НЕ ПРИКАСАТЬСЯ
ДЕНЬ ЗАЩИТЫ НТВ-6
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ИСКУССТВ «ЯЛТА-2002»
ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ “ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ”
ВОЙНА В НАТУРЕ


««« »»»