РОМАН, СЫН ФРЕНСИСА

Год назад на Каннском фестивале мы шли на просмотр очередного фильма. Мой спутник Том Ладди остановился и представил меня приятному молодому человеку, который говорил что-то о своей поездке в Люксембург и подготовке к съемкам. “Кто это?” – спросила я Тома, когда мы попрощались. “Это сын Френсиса Копполы, Роман. Он будет осенью снимать свой первый фильм”, – сказал Том. “Вот это да! – подумала я. – Какая, должно быть, ответственность лежит на нем!” Еще бы! Отец – великий режиссер, снявший “Крестного отца” и “Апокалипсис сегодня”, младшая сестра София – тоже прекрасно справилась со своим дебютом в кино: два года назад ее фильм “Самоубийства девственниц” имел на Каннском фестивале огромный успех. И теперь его, Романа, очередь.

Прошел почти год. Том пригласил меня поехать в Напу и посмотреть, как монтируется звук к фильму, и опять я встретила Романа, но теперь уже режиссера, который волновался, возьмут ли его фильм на Каннский фестиваль, особенно, если в программе уже стоит фильм его отца. Новая версия “Апокалипсиса сегодня”, которая длиннее старой на 53 минуты.

Третья встреча произошла на Каннском фестивале всего неделю назад, на вечеринке по поводу премьеры картины Романа под названием “SQ” – взгляда на легкомыслие в создании фильмов в 60-е годы в Париже и о пути молодого режиссера, жизнь которого в процессе съемок, иногда вопреки его желанию, смешивается с искусством, и о понимании, как эти две вещи эффектно и взаимно влияют друг на друга. В главных ролях снялись: Джерми Дэвис, Жерар Депардье и Анжела Линдвел.

Тут я уже не могла не договориться об интервью.

Роман, какие вы испытываете чувства, закончив работу над своим первым фильмом?

– Я в полном восторге! Фильм был закончен буквально за неделю до начала Каннского фестиваля и сразу был оправлен во Францию. Видеть “SQ” на огромном экране в заполненном до отказа зале – это незабываемо! Так же, как и проходить по красному ковру во Дворец фестиваля.

Для меня этот день еще является и окончанием некоторого периода в моей жизни, периода взросления, и началом периода следующего, нового.

– Сколько времени занял процесс создания фильма?

– Идея у меня появилась три-четыре года назад. Может, даже пять. Мне казалось, что интересно сделать фильм, где будет показан взгляд людей-шестидесятников на 2000 год. Идей было много, но надо было выбирать самые интересные и создавать историю. Я так долго и много об этом думал, что написание самого сценария заняло всего несколько недель. Все уже было разложено в моей голове по полочкам. Я был здесь, в Канне, в прошлом году с готовым сценарием, и в этом году я опять здесь, но уже с отснятым по нему фильмом.

– У вас уже имеется большой опыт работы в киноиндустрии. Почему именно сейчас вы решились сделать первый полнометражный фильм?

– Я снял много музыкальных клипов и рекламных роликов. У меня своя компания в Лос-Анджелесе, которая этим занимается. На этом поприще я себя чувствую очень свободно. И хотя мне часто раньше предлагали сценарии фильмов на различные темы, я всегда отказывался. Для меня принятие решения сделать свой первый фильм было очень важным из-за многих соображений, в том числе совершенно очевидных, как, например, моя фамилия.

Первый фильм я хотел сделать очень личным, и мне потребовалось время, чтобы понять, что же будет такое личное, о чем мне захочется рассказать. Я не хотел торопиться. В какой-то момент начал работу над одним проектом, но он не сработал. И я в этом чувствую благословение. В “SQ” – все мое, мои эмоции. Это фильм, который мог сделать только я. И я этим горжусь.

– Сколько лет вы делали рекламу, и помогло ли вам это в создании фильма?

– Мне это очень помогло. Я снимал ролики и музыкальные клипы около семи лет. Это хорошая разминка, свобода для экспериментов. Я работал с различными съемочными группами, операторами, осветителями и т. д. Я смотрю на этот период как на динамичную подготовку к созданию моего первого фильма.

– Так вы познакомились с Mellow – группой, музыку которой используете в фильме?

– Да. Я делал клип с ними и затем, когда писал сценарий, задумался о музыке и был очень счастлив получить согласие ребят из Mellow на использование их песен.

– Ваш отец несколько дней назад сказал: “Фильм, подобный “SQ”, мог бы сделать только тот, кто вырос в семье режиссера”.

– Именно так. Я использовал свои воспоминания и детали, которые приходили ко мне сознательно или бессознательно.

– Почему вы выбрали временем действия в фильме именно 60-е годы, а тему – создание первого фильма молодым режиссером?

– Я всегда относился с огромным уважением к 60-м годам. А история моего фильма – это история взросления молодого человека, который начинает карьеру режиссера. Он мучается сомнениями, пытается самовыразиться, найти себя в своей работе. И это то, что чувствую я.

И когда другой режиссер для первого фильма сначала выбрал бы работу в каком-то определенном жанре, будь то научная фантастика или боевик, я больше всего хотел создать фильм, история в котором будет происходить в Европе в 60-е годы. Я начал писать сценарий и задумался: “Каким же будет мое кино? Что я хочу?” Я знал, что с одной стороны во мне сидит веселый ребенок, который любит комиксы и боевики, а другая часть меня обожает серьезное, душевное, артистическое кино. И я подумал, что было бы здорово соединить эти две мои страсти в необычном сплетении и сделать оригинальную и очень личную картину.

– То есть получилось, что вы работали над двумя картинами сразу: одна ваша, а другая, та, где режиссером был герой вашего фильма?

– Да это было настоящее сумасшествие. Чувство, близкое к шизофрении, к раздвоению личности. Один день мы снимали фильм на 16-мм пленке, очень медленный и интимный, а на следующий – сцены с погонями на машинах, драками и т.д. Мне нравилось иметь такой контраст: два разных фильма сталкиваются в одном. Потому что для меня моя картина – это любовное письмо к кинематографу в целом. Эту любовь мне и хотелось передать.

– Как вам понравилось работать в Европе?

– Я очень люблю Европу. Я ведь здесь родился. Идея съемок фильма в Европе, вдали от дома, казалась мне очень романтичной. И в моем фильме молодой американец тоже решает поехать в Европу снимать свой первый фильм. Мои чувства во многом схожи с чувствами моего героя в картине. Например, когда я искал места для съемок в незнакомой стране, я переживал то же, что и мой герой. Так что реальность и вымысел тесно переплетались. И это здорово! Так как через несколько лет, оглянувшись назад, я смогу видеть свою жизнь и те вещи, которые считал очень важными для себя.

– Почему вы выбрали для работы французскую съемочную группу?

– Я хотел, чтобы фильм создавался в атмосфере, приближенной к европейской. Даже камера, которой мы снимали, была не американская “Пановижон”, а европейский “Арифлекс”. Мы не использовали стадикам, за исключением эпизода погони, где это было совершенно необходимо. То есть мы пытались сделать фильм теми же средствами, как это было бы в 60-х годах в Европе. Когда француз толкает тележку с камерой – это добавляет фильму определенную атмосферу. И это было для меня очень важно. Ко мне подходили здесь французы и поздравляли: “Да, у тебя все было правильно! То время, та атмосфера, детали, машины…” И все это – важная часть фильма и сюжета.

– Откуда пришло название “СQ”?

– Это от “SQ” – “Seek you” (ищу тебя. – В.С.) – символа в азбуке Морзе, такого же известного, как “SOS”. Им пользуются, когда кого-то ищут. Главный герой моего фильма немного потерян и ищет то вдохновение, то другого человека, который бы его понял, соединился с ним. Так что “SQ” – символическое название чувств моего героя.

– Вы волновались, взяв на главную женскую роль не актрису, а известную супер-модель Анжелу Линдвел?

– Нет. Я просмотрел многих на эту роль, но не мог сделать выбор. А когда встретил Анжелу, то сразу понял, что она сможет сыграть Драгонфлай. В Анжеле есть природное очарование. И это то, что требовалось для героини больше, чем что-либо еще. Конечно, она должна была быть красива, но не только снаружи.

– А почему герой, которого сыграл Депардье, носит польское имя Анджей? Ведь он играет французского режиссера?

– Я писал сценарий, и действующие лица в нем были французы, поляки, итальянцы. Я хотел включить всех.

В оригинале герой Депардье был поляком, но когда Жерар согласился на роль, получилось, что в его герое все объединилось: получился француз, говорящий по-английски и носящий польское имя.

– В фильме Депардье говорил что-то о компромиссах в процессе создания фильмов. Вы делали какие-нибудь компромиссы, когда снимали свой фильм?

– Конечно. Я думаю, любой режиссер должен идти на компромиссы. Это одно из правил игры. Ты только должен знать, какие компромиссы делать можно. Постоянно не хватает денег, времени, ресурсов, чтобы сделать то, что диктует твое воображение. Ты должен делать выбор. Но все приходит в баланс, когда что-то получается лучше, чем ты ожидал. Так что все дополняет друг друга. Компромисс – часть процесса.

– Так какие вы делали компромиссы?

– Ну, например, во время съемок ты хочешь сделать еще один дубль или еще один план, но ты не можешь. То есть ничего, конечно, такого серьезного. Я не говорю, что мне надо было что-то вырезать, например, из фильма. Сценарий был коротким. Я пытался сфокусироваться и очень хорошо знал, что мне нужно. Я сделал огромное исследование, приготовил материал. К счастью, процесс подготовки к фильму занял много времени, и я успел очень хорошо собраться.

– Чувствовали ли вы поддержку отца?

– Безусловно. Он очень меня поддерживал. Он – продюсер фильма. То есть его студия дала деньги на мой фильм, и это самая большая поддержка. Он чувствовал, что я хотел сделать искреннюю картину и уважал это. Ведь вокруг очень много неискренних фильмов.

– Спайк Джонс (режиссер фильма “Быть Джоном Малковичем” и муж Софии Копполы. – В.С.) тоже Вам помогал?

– Да. Он приезжал на две или три ночи, когда мы снимали сцену погони на машинах.

– У вас уже есть в планах следующий фильм?

– Люди спрашивают меня об этом повсюду, но я пока не знаю, что буду делать. Я закончил этот фильм всего неделю назад, и у меня все еще кругом идет голова.

– Возможно ли, что когда-нибудь будет проект, который вы создадите совместно с отцом и сестрой?

– Мы всегда работаем вместе в некотором смысле. Я, например, снимал некоторые сцены в “Дракуле” и помогал Софии в создании “Самоубийств девственниц”. Так мы помогаем друг другу, и думаю, продолжим в том же духе. Но не думаю, что мы втроем сделаем один фильм, так как не смотря на то, что мы очень близки и любим друг друга, мы совершенно разные люди.

Вера СВЕЧИНА.

Канны-2001.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Плач апельсина
DVD-обзор
Ни дня без скандала
Мясник Бана
Коротко
ГАРМОШКА ЛЕННОНА ПРОДАНА
ПИПУ ИЗБИЛИ
ЭКС-ЖЕНА ГЭЛЛАХЕРА ВСТРЕЧАЕТСЯ С ФУТБОЛИСТОМ
ПРОГРАММА КОНКУРСНЫХ ФИЛЬМОВ XII ОТКРЫТОГО РОССИЙСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ СОЧИ-2001
Привет, моя любимая газета!
БРИТНИ СТАНЕТ ГЕРОИНЕЙ
Привет, “МузПравда”!
За сочинение выложили 25.000 фунтов
Уикэнд
ЖЮРИ XII ОТКРЫТОГО РОССИЙСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ-2001
МАЙКЛ СТАЙП – ГОМОСЕКСУАЛИСТ
СТАТУЯ ПОБИЛА РЕКОРД
ХАВТАНУ ВЕРНУЛИ ГИТАРУ
ХВАЛА КОМПАНЕЙСКИМ (ПАРНЯМ)
ОТ ИМЕНИ ЗАПУГАННЫХ ПОДРОСТКОВ
МИХАИЛ ШУФУТИНСКИЙ РОДИЛСЯ В МОСКВЕ
БАРАБАНЩИК ГРУППЫ METALLICA СТАЛ ОТЦОМ


««« »»»