РУКИ ПРОЧЬ ОТ ХИНШТЕЙНА-2

В свое время “Московская Комсомолка” уже требовала оставить нам, благодарным зрителям ТВЦ, программу Александра Хинштейна “Секретные материалы”. Во-первых, в случае ее закрытия поднялась бы ужасная вонь, вообще характерная для нашего загазованного города, а во-вторых, помимо вони, поднялась бы самооценка ведущего. Он подумал бы, что его принимают всерьез, а это не так. Если против Доренко дела возбуждаются по два за программу, то против Хинштейна до сих пор нет ни одного. И не потому, что факты его безупречны, а стиль сверхъестественно корректен. А просто потому, что Хинштейн и есть Хинштейн, и следить за тем, как он избывает свои комплексы или поднимает наше самоуважение, задавая собою сверхнизкий уровень планки, бывает даже забавно. Не говоря уж о том, что посмотреть на живой рупор ФСБ всегда интересно – раньше эти люди своих агентов прятали, а теперь вот он, лейтенант Матвеев, смотри не хочу.

Но Хинштейна никак не хотят оставить в покое. Михаил Леонтьев в своей программе “Однако” обнародовал, так сказать, анамнез и эпикриз любимого автора “Московского комсомольца”. Оказалось, что Хинштейн с детства состоит на психиатрическом учете с диагнозом “вялотекущая шизофрения”, с разными клиническими проявлениями вроде страха пойти в туалет, крайнего эгоцентризма, обидчивости, раздражительности и кусливости. То есть дело доходило до буквальных укусов, достававшихся родственникам и медперсоналу. И визжал.

Ну, что визжал и кусался – в том для читателя или зрителя Хинштейна нет ничего удивительного. Представимо. Что навязчивые идеи – тоже вполне естественно, мы и так наблюдаем непрерывное противоборство Хинштейна с образом мирового зла, который у каждого свой. У несчастного героя Гаршина это был красный цветок, у Хинштейна другой цветок, зовут Борис Абрамович, тоже довольно ароматный. Но любопытен сам прецедент: сведения о психическом нездоровье политического обозревателя, ведущего собственной аналитической программы, – обнародованы на конкурирующем канале. Этично ли оглашать столь интимные подробности? И вполне ли законно со стороны врачей делать достоянием общества врачебную тайну? Вот вопросы, которые мы задаем себе, и надо ответить на них вслух.

Я полагаю, если речь идет о любом заболевании, кроме психического, и любом персонаже, кроме политика или журналиста, – все описанное незаконно и даже безнравственно. Но если ловят маньяка, информация о его психических патологиях все равно становится достоянием общественности. Она выступает даже смягчающим обстоятельством. И поскольку рано или поздно Хинштейну обязательно придется такие обстоятельства искать (в чем, кажется, даже он сам не сомневается) – Леонтьев поступил в высшей степени гуманно. Теперь хоть будет ясно, что спрашивать с ведущего “Секретных материалов”, этого Дэвида Духовны от “Московского комсомольца”, нельзя. Но не только в этом дело. Если политик, решающий судьбы страны, или журналист, формирующий общественное мнение, болен простатитом или воспалением легких, на его интеллектуальной дееспособности это в большинстве случаев не сказывается – ну, раздражительность повысится или голос потеряет. Но если у него, мягко говоря, не хватает в голове масла, как называется эта проблема в солнечной Одессе, – долг всякого порядочного гражданина известить об этом зрителя и избирателя. Потому что однажды такая история уже кончилась очень печально. Был выдающийся американский антикоммунист Форрестол, который больше всего боялся красной опасности. Однажды он покончил самоубийством, выбросившись из окна своего офиса с криком “Русские идут!”. Они, видимо, на него из шкафа полезли. Это случилось еще во времена американского маккартизма, но ничему никого не научило. Наоборот, у окружения московского мэра прямо слабость какая-то к душевнобольным. Например, его адвокат Галина Крылова защищала в свое время несчастного Платона Обухова, который одно время работал дипломатом и по неразумию то ли какие-то наши секреты передавал, то ли сам себя оговорил, а попутно писал эротические детективы… Так что если Крыловой выпадет защищать Хинштейна, а это может случиться в любой момент, – у нее уже будет опыт общения с такими неуравновешенными людьми. Которые то в секту записываются, то секреты наши сдают, то на главном московском телеканале кричат “Березовский идет!”.

Но не в этом дело, в конце концов. Конечно, Леонтьев поступил мудро, предостерегая читателя и зрителя от излишнего доверия к человеку, который боится самостоятельно посетить туалет и бросается кусать любого, кто подойдет к нему с увещеванием. Честно говоря, ничего нового Михаил не сообщил: во-первых, Хинштейн и сам достаточно откровенен, а во-вторых, многие коллеги в курсе его диагноза. Мне об этом человека три в разное время сообщали, как о стопроцентно достоверном факте, только до широкой огласки пока не доходило. Подтверждений много: Хинштейн не служил в армии, не имеет высшего образования, – так что и вуз не мог служить ему бронью, – а если учесть, что нашего героя однажды поймали с целой кучей поддельных удостоверений, то проблема с получением прав (которых психбольным обычно не дают) отпадает в принципе. Кстати, поймали Хинштейна именно за то, что он проехал на красный свет. Может быть, московскому ГАИ (или какая там инстанция выдавала Хинштейну права, – не знаю, может, у них на Лубянке целая канцелярия их рисует) следует задуматься о прямой опасности, которой подвергаются жители города, если по улицам его разъезжает такой неуравновешенный журналист? А если ему покажется, что за ним Березовский гонится?

Главное же – каналу ТВЦ следует всерьез призадуматься над тем, что московское правительство попрало КЗОТ, припахивая к своей защите абсолютно недееспособного человека. Да и Гусев эксплуатирует труд душевнобольных, что явно не есть хорошо. Руки прочь от Хинштейна, господа! Если человек болен, надо дать ему спокойно лечиться или спокойно деградировать, если случай уж очень запущенный, но никак не заставлять его трудиться. У вас что, здоровых людей нет, которые готовы были бы пропагандировать Лужкова? Если это действительно так и выступать его адептами способны только душевнобольные, дела блока “Отечество – Вся Россия” действительно плачевны.

Вы не имеете никакого права выпускать больного к телезрителю, портя аудитории настроение в наше и так нервное время. Но жалеть надо не только зрителя. Хинштейн ведь тоже человек. И если он болен, заставлять его работать – такое же преступление против человечности, как заставлять плясать перед публикой подбитую собачку или недокормленную птичку.

Если же говорить совсем серьезно, у меня есть два принципиальных вопроса. Потому что я убежден: узнай московское правительство о том, что Доренко, Сванидзе или любой другой антиОВРовский журналист больны хоть свинкой, этот факт немедленно сделался бы достоянием общественности, и страшно представить себе хай, который поднялся бы по этому поводу. Заголовками типа “У свинки свинка” или “У свиньи свинья” запестрели бы все промэрские издания – стоит вспомнить, как упражнялся в остроумии тот же Хинштейн с собратьями по диспансеру во время желтухи Березовского, стоит перелистать также публикации “Комсомольца” о болезни Ельцина… А ведь желтуха и пневмония далеко не так губительно сказываются на интеллектуальном потенциале, как шизофрения! (Причем подозревать, что Хинштейн стал жертвой советского психиатрического террора, оснований нет: когда советский психиатрический террор, осуществлявшийся, кстати, ФСБ, имел место, – Хинштейн еще не существовал в природе или по крайней мере не кусался). Так что симметрия должна соблюдаться во всем: мы имеем право знать, действительно ли Хинштейн болен. Формулирую вопросы:

1. Если документы, продемонстрированные и озвученные Михаилом Леонтьевым, подлинны, на каком основании московское правительство, курирующее телеканал ТВЦ, и лично председатель союза журналистов Москвы Павел Гусев допускают эксплуатацию душевнобольных? Максимум, на что способны такие больные, – это клеить конверты или распространять лотерейные билеты, но заставлять их писать в газету и выступать по телевизору – грубое насилие над личностью, не сознающей себя.

2. Если эти документы являются подделкой, что легко установить в результате экспертизы, почему Александр Хинштейн не был своевременно призван в армию? На каком основании он (считающий себя, видимо, совершенно здоровым) уклонился от почетной обязанности каждого россиянина, которую автор этих строк, например, в 1987 – 1989 годах покорно исполнял, даром что учился на факультете журналистики МГУ? Тогда, увы, студентов призывали. Будь Хинштейн студентом, вопросов бы не возникло. Но, насколько мне известно, высшего образования он не закончил. Интересно, кстати, почему: все-таки есть надежда, что сам передумал…

А пока ответов на эти вопросы не дано, министерству здравоохранения совместно с министерством печати пора позаботиться не столько о нашем здоровье, сколько о спасении Хинштейна. Судя по программе “Секретные материалы”, интенсивный труд по защите и пропаганде “Отечества” и ФСБ явно не улучшает его состояния.

Дмитрий БЫКОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СКАЗКА О ЧЕСТНОМ ЦАРЕ
Вашу голову приведут в порядок на Лубянке. И не только голову
Полезные советы
И ЗВЕЗДЫ ПОДВЕРГАЮТСЯ ДИСКРИМИНАЦИИ
Полезные советы
Подкравшийся незаметно
“RAP MUSIC-99” – ПРАЗДНИК ХИП-ХОПА В МОСКВЕ
ГЭРИ ГЛИТТЕР – СЕКСУАЛЬНЫЙ МАНЬЯК
мк-07-23-TommyLee.r (Co (Word)
ШЕСТЬ ПЕНСОВ НА СЧАСТЬЕ
Насколько, по вашему мнению, перспективен в России центризм?
ДЖОДИ ФОСТЕР НЕ ПОНРАВИЛСЯ ГАННИБАЛ
По вечерам по ресторанам
МАРЛЕН ДИТРИХ В ГАЛЕРЕЕ НАЩОКИНА
КОНЕЦ – ДЕЛУ ВЕНЕЦ, ИЛИ НАЧАЛИ ЗА ЗДРАВИЕ, А КОНЧИЛИ ЗА УПОКОЙ
ПЕСНЯ ЭМИНЕМА ПРИВЕЛА В ШОК
RadioCD
БОЛТАЛ ЛИ ШЕКСПИР ПО СОТОВОМУ?
БЕЗУМИЕ ВЛАСТИ
У БРЕНДИ ОБЕЗВОЖИВАНИЕ
РУДИНШТЕЙН ВЕРНУЛ КИНЕМАТОГРАФУ МУЖСКОЕ ДОСТОИНСТВО
ЖАНДАРМСКАЯ МАДОННА
ЖУЛЬЕ ДЛЯ РЫКЛИНА
ЛАДА ДЭНС ПОДАЕТ В СУД
УРОВЕНЬ ДИСКУССИИ О ПОРНОГРАФИИ ПОВЫШЕН
ДЭВИД ЛИ РОТ ПОЛУЧИЛ 11 УГРОЗ
Московский мэр мечтает оказаться за кулисами
Мне нравится…
НЕ ДОПУСТИТЬ ЗАЧАТИЯ АНТИХРИСТА!
ПРИДАВИЛО
НИКОЛЬ КИДМАН БЮЛЛЕТЕНИТ
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА.
“ЗОЛОТОЙ ОВЕН” ЖДЕТ СВОЕГО ЧАСА
ПИРС БРОСНАН – “ЛИЦО” BMW
ЛЮБОЙ ПОКЛОННИК ПРОСТО УМРЕТ ОТ ПЕРЕВОЗБУЖДЕНИЯ


««« »»»