ПЕСТРЫЙ ПОПУГАЙ ГЛЕБ

Глеба Павловского можно поздравить. Нет, не с прошедшим пятидесятилетием (см. очерк Дмитрия Быкова & Ивана Измайлова в “МКомсомолке” №5). А с тем, что оная светлая дата показала – до каких запредельных размеров смышленому одесситу удалось надуться. Везде-то он был, все он знал и, вообще, весь из себя такой серый кардинал.

То есть человек, который рулит.

Страной.

Как рулил когда-то кардинал Ришелье.

Про которого думают, что именно он является прототипом “серого кардинала”.

Однако, серые у Павловского разве что волосы. А в остальном он настолько приметен, что даже, когда все кошки серы, Глеба Олеговича видать издалека. Все в его внешности, от нестандартной челочки до приспущенных очков, выдает желание быть ярким. А вовсе не серым. И во имя достижения сей цели великий комбинатор готов приспустить не только очки. Но и то, что обычно приспускают.

Впрочем, не в этом суть. Наш главный полит-технолог является ярким примером того, как, обладая чутьем в одном месте, можно совершенно не иметь его в другом. Сомнений нет, Павловский наделен неким историческим рецептором. Что заметил в свое время даже скудоумный Игорь Малашенко.

Но ГОП, который может не только предугадать “вектор”, но и оценить перспективность человеческого материала, оказался совершенно неспособным подать себя так, чтобы понравиться окружающим. Беднягу никто не любит. Даже тот, кто им пользуется. Что касается широкой телеаудитории, то она тоже не симпатизирует рыбе-шар из семейства политологов. Тому есть и “биологические” причины: невнятная речь себе под нос, патологическое неумение ясно формулировать мысль, отсутствие быстрой реакции на выпад собеседника. Но дело не только в этом.

Нельзя стать выше ростом (ну разве что чуть чуть), превратиться в натурального блондина, если рожден брюнетом, отрастить мужское достоинство до колена. Можно, работая над собой лишь корректировать поведение, что регулярно демонстрирует Глеб Олегович.

Одно из первых его явлений народу состоялось после гибели журналиста Андрея Фадина. Павловский тогда что-то прошелестел на наспех созванной пресс-конференции про то, что якобы погибший передал ему накануне какую-ту кассету с компроматом. Никто задроченному чувачку никто не поверил, дебют провалился.

И только много лет спустя, когда его теневая карьера, пусть на соплях, но состоялась, Павловский опять вылез на телеэкраны и попробовал еще раз стать модным не только в узком кругу полит дебилов, но и в народных массах. Попытка номер два вывела его на телеорбиту в качестве “мозга” околовластных структур. И с памятных выборов в Думу нет-нет да мелькнет его колоритный лик на экране, причем каждый раз с чуть откорректированным поведением. То он сдержан и не жестикулирует. То он машет руками и шутит. То он тянет одеяло на себя. То сбрасывает маску. Короче выступает под девизом “я разный, я такой многообразный…” и пытается вмастить. Неизменным остается одно: артистического вида пиджачки с воротничками стоечкой.

В глубоко-застойные годы родился анекдот про двух попугаев. Торгует на рынке человек птицами. Один попугай у него красивый, пестрый, умеет говорить, петь, сочинять стихи и многое другое. Стоит десять рублей. А второй некрасивый, серый, ничего не умеет, а стоит сто рублей. Удивленный покупатель спрашивает: “Как же так, пестрый все умеет и дешевый, а серый ничего не умеет и дорогой?” “Серый – научный руководитель пестрого” – невозмутимо ответил продавец.

Так вот, Павловскому пора определяться кем ему по жизни быть. Серым, но дорогим или пестрым, но дешевым. Душа лидера фонда эффективной политики явно просит всенародного восхищения (иначе с чего бы ему вдохновенно тусоваться по эфирам). Но здравый смысл хитроумного одессита указывает на необходимость сидеть в тени и делать то, что хорошо получается. То есть давать советы тем, кто может ими воспользоваться. В результате Мартовский заяц Павловский (наш демон рожден мартовским днем года Зайца) остро нуждается в полезном совете. Что не удивительно, поскольку сапожник, как известно, остается без сапог.

Так вот. Существует такое понятие как цельность. Цельная натура имеет больше шансов преуспеть в масштабах широкой аудитории. Первый баран, за которым все стадо прыгает в пропасть, должен производить впечатление, будто он точно знает куда бежать. Поэтому за ним и устремляются все остальные. Себе на погибель. А Глеб Олегович не цельный. И не баран. В смысле не тот цельный образ, который может загипнотизировать.

То есть пестрой славы ему не видать, а серую, он тем временем проворонит. Советуем первому советчику страны оставить все надежды на успех в массах и удовлетвориться ролью серого кардинала. Которым был вовсе не герцог де Ришелье. А его советник и агент. Никому не известный священнослужитель по имени Жозеф дю Трамбле.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ. ПОВЗРОСЛЕТЬ МОЖНО.
ГРЫЗЛОВ – ЗА ПИВОМ!
Кровавые шутники
Винные реки, кисельные берега
«МУЛЕН РУЖ» ОТКРОЕТ КАННЫ
Слово не воробей
ДОРЕНКО – МЭРИЛИН МОНРО НАШЕГО PR
ЛИВ ТАЙЛЕР БЕРЕМЕННА
ИНТЕРЕСЫ ВКЛАДЧИКОВ БУДУТ ЗАЩИЩЕНЫ
МАРКИЗ ДЕ САД: ПРЕДЧУВСТВИЕ КАТАСТРОФЫ
Живодерня
РОБОКОП ОТ ФРАНКЕНШТЕЙНА
PR в Интернете, или все уже украдено до Вас.
КРУЗ ОТРЕКАЕТСЯ ОТ САЙЕНТОЛОГИИ
КОСА НА КАМЕНЬ
СУКИ СТАЛЛОНЕ ПРЕДСКАЗЫВАЮТ…
СИГАЛ У ВОРОТ
Шпионские страсти
ГАСТРОЛЬНАЯ АФИША АПРЕЛЯ
МАЛ, НО СЛИШКОМ УДАЛ
СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ШПИОН
Ой, гуляет ветер в поле при Луне
Слово
Синема
INTERNATIONAL FILM FESTIVAL in SOCHI’2001
И КУКЛУ МОЖНО ОПОЗОРИТЬ
ТАНЕЦ “ПОТЯНУЛ” НА СРОК
ЛЮБВИ ВСЕ ОВеНЫ ПОКОРНЫ
ПОУЧИТЕСЬ У СОСЕДЕЙ
Всплытие
Вопросы недели:
ПОССАТЬ ЗДЕСЬ & СЕЙЧАС?


««« »»»