Открылась бездна, “звезд” полна…

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ

Записки авантюриста

Время Ельцина вобрало в себя худшие черты революционных и реакционных эпох. Будучи, с одной стороны, запоздалой реакцией на Октябрь, оно, как это свойственно всем реакционным эпохам, апеллировало к самым низменным сторонам человеческой натуры и социальной психологии. С другой стороны, в нем присутствовали элементы революционного слома старого порядка, обусловившие вознесение на поверхность социального и политического бытия разного рода “людей из подполья”, которые в этом “подполье”, вероятно, всю жизнь бы и просидели, если бы не эта трагическая великая смута.

Ярким светом вспыхнуло бесчисленное множество политических и иных “звезд” в той бездне, куда неумолимо устремилась Россия. Так уж причудливо сложилась судьба автора этих строк, что со многими из них он не только встречался, но даже некоторым образом сотрудничал. Очевидно, этот факт никак не украшает биографию автора, свидетельствуя о недостатке политической принципиальности и авантюрных наклонностях. Предлагаемые здесь воспоминания, надеюсь, станут своего рода памятником эпохе, которая ушла и, возможно, уже не вернется.

Сколько национальностей у мамы Руцкого?

Бывший курский губернатор за свою политическую карьеру сменил множество политических партий, движений, идеологий, “сдал” бесчисленное число союзников и друзей. При этом почему-то обожает рассуждать об “офицерской чести”…

Но что это мы все о грустном, да о серьезном?

…В один из дней декабря 1991 года к Руцкому, чьим пресс-секретарем я тогда был, на прием в Белый Дом (он еще не переехал в Кремль) один за другим пожаловали два посетителя. Первой была Лола Сергеева, внучка легендарной испанской “Пассионарии” Долорес Ибаррури. Она представляла в Москве какую-то испанскую социалистическую газету. Впервые я увидел ее во время опереточного “путча”, когда она бегала по Белому Дому вместе с Ростроповичем. Надо сказать, что эта девушка производила совершенно сногсшибательное впечатление. Помимо неземной внешности, она свободно говорила на шести языках, знала чуть ли не наизусть всю мировую литературу, преподавала вокал профессиональным певцам и даже самостоятельно летала на самолете МИГ-29 на авиабазе в Кубинке. Вторая встреча произошла в моем кабинете, куда она явилась в сопровождении очень известного, влиятельного и образованного московского банкира, который, естественно, был в нее по уши влюблен, но боялся даже об этом заикнуться.

Банкир сказал мне, что испанская девушка хочет получить интервью у Руцкого уже завтра (при том, что очередь к вице-президенту из журналистов была на несколько месяцев вперед) и он готов за мои труды в этом направлении заплатить сумму, равняющуюся тогдашней зарплате пресс-секретаря за 50 лет.

Я, разумеется, объяснил банкиру, что новые чиновники в демократической России вознаграждения за свои услуги не берут, что сращивание власти и бизнеса ведет к олигархии, хуже которой ничего не бывает, а потому я договорюсь с Руцким об интервью бесплатно, что и тут же сделал. Отношения с Александром Владимировичем у меня в то время были прекрасные, поскольку в период путча я четыре дня и три ночи безвылазно сидел в Белом доме, помогая ему писать разного рода воззвания, за что он даже добился у Ельцина моего награждения какой-то медалью и “командирскими” часами с изображением Президента.

Банкир на радостях пригласил всю компанию в какое-то плавучее казино на Москве-реке, где и оставил за ночь несколько тысяч долларов, щедро покупая нам фишки, а заодно усердно заказывая все новые порции виски. Еще тысячу баксов он беззаботно подарил гаишнику, который под утро остановил его прямо у казино, как только он тронул свой автомобиль, пребывая, как нетрудно догадаться, в совершенно нетрезвом состоянии. Замечу, кстати, что зарплата пресс-секретаря вице-президента составляла в то время 30 долларов в месяц в рублевом эквиваленте.

Вся эта дружная компания после столь бурно проведенной ночи в 8 часов утра нетвердым шагом завалилась в кабинет Руцкого.

Узнав, что речь идет об интервью социалистическому изданию, Руцкой немедленно заверил всех присутствующих в своей горячей приверженности именно этой идеологии. Банкира слегка передернуло. Чудесная Лола, напротив, обрадовалась, пресс-секретарь, ввиду своей давней приверженности идеалам демократического социализма и неприятия олигархии, тоже.

Гостеприимству и любезности генерала Руцкого в то утро не было предела, а его гвардейским манерам мог, вероятно, позавидовать выпускник Пажеского корпуса прошлого века. На женщин Руцкой умел, когда того хотел, производить неотразимое впечатление – тут уж не убавить, не прибавить. А тут такое вот живое воплощение необычайной красоты и всех мыслимых добродетелей!

Гости ушли в полном восхищении. А я остался. Потому как следующим посетителем был английский посол Родрик Брейтуейтт – чопорный консерватор преклонных лет. Предстоял трудный разговор. Руцкой немедленно заявил, что он создал Народную партию свободной России, которая стоит на тех же позициях, что и британские консерваторы.

- А я слышал, что Вы по взглядам социал-демократ, – удивился посол.

- Ну что вы, что вы, социалисты и социал-демократы – такие же чудаки (Руцкой употребил более сильное словечко), что и коммунисты, а вот британские консерваторы – те молодцы.

Гость ушел довольный, хотя и несколько смущенный.

… Будучи с визитом в Италии, Руцкой заявил, что его мать – “полька, крещеная в католичестве”.

Находясь в Израиле, сказал, что “она еврейка и зовут ее Зинаида Иосифовна”.

Будучи на Украине утверждал, что его мать – украинка. Бедная мама!

Кстати, сегодня Руцкой упрекает своих оппонентов в “антисемитизме”. Будто и не он говорил о Гаврииле Попове: ”Я – русский, в отличие от него” и проклинал “свору жидовствующих, которые терзают Россию”.

Прав был все-таки Пушкин, когда писал о Булгарине:

Не то беда, что ты поляк,

Костюшко – лях, Мицкевич – лях,

Пожалуй, будь себе татарин –

И тут не вижу я стыда,

Будь жид – и это не беда!

Беда – что ты Фаддей Булгарин.

И то ведь правда! Не то беда, кто по национальности мама Руцкого, да и он сам. Не все ли равно? Беда, что он – Руцкой. Человек, для которого убеждения – что перчатки, а власть – не кормило, а корыто. Недаром в Курской области у него было прозвище “Хряк”!

О том, как Дима Якубовский чуть было не развязал третью мировую войну

После работы с Руцким было бы странно не подружиться с Якубовским, героем сенсационных похождений 1993 года.

С Димой мы вместе готовили к печати его воспоминания. Точнее, Якубовский эти мемуары надиктовывал, потом их обрабатывал Андрей Караулов (известный в то время ведущий телепрограммы “Момент истины”), а я уже доводил до конечного варианта. Публиковались они в газете “Сегодня”.

С этими воспоминаниями связан трагикомический эпизод. После выхода их второй части Диме позвонил какой-то чин из Службы Безопасности Президента.

- Шантажируешь нас, значит?! – грозно спросил он.

- Так я же ничего плохого ни про Ельцина, ни про вашу службу не писал, – стал оправдываться Якубовский, которому молва упорно приписывала, что, находясь летом 1993 года с секретным визитом у Ельцина в Кремле, он расхаживал там в одних трусах, в связи с чем президент сделал ему замечание, и Дима затаил обиду.

- Как не писал? – прервал его чин. – А разве не сказано там: ”Продолжение следует?”

Продолжения не последовало… Точнее, вскоре бронированный автомобиль Якубовского блокировали неизвестные люди в масках. А позднее он оказался в тюрьме. Один из заместителей Коржакова, полковник Стрелецкий, в книге “Мракобесие” писал, что осуждение Якубовского для их службы – дороже всех наград…

Но я о другом. Однажды Дима показывал у себя на даче любительский видеофильм. Содержание его таково. 30-летний Якубовский вместе с двумя зарубежными фотомоделями прибывает на один из Флотов. Тогдашний начальник компании “Росвооружение” несет за ним сумку с продуктами. Диме – он в штатском – отдают честь командующий Флотом и его замы. После пикника компания направляется на атомную подводную лодку. В том числе и девицы, вопреки всем флотским обычаям!

И далее происходит то, во что трудно поверить. Всесильный “координатор всех российских спецслужб”, Якубовский (не знаю, чем и как он обрел тогда над всеми такую власть, во всяком случае, его охраняли не хуже, чем президента Ельцина) предлагает запустить с подлодки баллистическую ракету. И пуск производится – это отчетливо видно на пленке. Говорят, ракета была без ядерного боезаряда и американцы ее перехватили. Говорят также, был грандиозный скандал. Не знаю.

Видеозапись Якубовский сжег в камине на моих глазах…

О неудавшейся попытке возвести Николая III на престол

Кем был этот человек на самом деле – я не ведаю. Одни говорили, что г-н Николай Дальский в чине контр-адмирала возглавлял контрразведку на каком-то флоте. Другие утверждали, что, так и не доучившись в консерватории, он служил певчим в храме.

Меня с ним познакомил один бывший полковник ГРУ, потерявший обе ноги то ли в Афгане, то ли где-то на Ближнем Востоке. Этот полковник обрел веру и, провозгласив себя епископом какой-то новоявленной церкви, стал зваться отцом Рафаилом. К тому же в нем открылся дар целительства, а потому, очевидно, водились кое-какие деньжата, без которых в PR-кампаниях, о которых пойдет речь ниже, нечего делать.

Как бы то ни было, он, совместно еще с двумя священниками опять же неведомых мне церквей, короновал в городе Ногинске означенного г-на Дальского на российский престол. Иначе он поступить не мог на том основании, что г-н Дальский будто бы является сыном чудесно спасшегося от расстрела в Ипатьевском доме царевича Алексея – сына последнего русского императора Николая II.

Новый Император немедленно издал Манифест: “Божией поспешиствующею милостию, Мы, Николай Третий, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский… (следует перечисление еще полусотни титулов. – Н.Г.) Дитмарсенский, Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая, извещаем всенародно о вступлении на престол Всероссийский. Берем на себя все обязанности и права Императора и Самодержца”.

“Федеральная газета” в декабре 1996 года преподнесла читателям сенсацию мирового значения: “19 декабря 1996 года, в день празднования Святителя Николая Мирликийского Чудотворца в Богоявленском Соборе г. Богородска Московской области состоялась коронация Их Императорских Величеств: внука Императора Всероссийского Николая II Александровича (Романова-Дальского) и Его Августейшей Супруги Натальи Евгеньевны, урожденной Мусиной-Пушкиной.

Венчали их на Царствие и богопомазали Первоиерархи Российской Православной Церкви и Великой Приории Российской Суверенного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Высшими Протекторами которого были все Великие Государи и Императоры Всероссийские.

В рамках этой заметки невозможно рассказать о подробностях чудесного спасения, а потом исцеления сына Николая II – цесаревича Алексея, который стал достойным гражданином России, учился, воевал, дошел до Берлина. Перед смертью он рассказал своему сыну Николаю Алексеевичу Романову-Дальскому тайну своего рождения и наказал открыться миру в назначенный час. До той поры жизнь шла своим чередом: Николай учился, служил, стал адмиралом.

Но для него это – первая часть биографии. А впереди – великий труд через веру, через вековые российские традиции объединить страну, уберечь от резни и крови. И дай ему Бог силы, стойкости и чистоты помыслов!”

Дело было за немногим – убедить почтенную публику в обоснованности претензий вновь открывшегося наследника престола. Чем некоторые граждане, знакомые автору этих строк не понаслышке, собственно и занялись.

Оказалось, что в секретной переписке членов Мальтийского Ордена, датированной июлем 1965 года, говорилось, что никаких убедительных свидетельств гибели цесаревича в Ипатьевском доме не обнаружено.

Нашлись и документальные подтверждения того, что цесаревич Алексей был тайно вывезен из Ипатьевского дома накануне предполагаемого расстрела. И многое, многое другое, что создавало достаточно стройную и внутренне непротиворечивую версию. Пришлось серьезно поработать с источниками, конечно…

Дело приняло нешуточный оборот и дошло до Государственной Думы. Вот выписка из протокола № 131 заседания Государственной Думы от 17 января 1997 года: ”Поручить Комитету Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций подготовить информацию по факту коронации Николая Третьего 19 декабря 1996 года и представить для рассмотрения на пленарном заседании Государственной Думы.

Председатель Государственной Думы

Г. Н. Селезнев”.

… А потом отец Рафаил сказал, что денег на дальнейшую “раскрутку” у него нет. И вообще, что он надеялся на более быстрый эффект. Жаль все-таки. Мы могли бы стать свидетелями грандиозного политического спектакля. Кстати, враги новоявленного монарха утверждали, что на портрете Николай III изображен в латах – точно так же, как рисовали когда-то Лжедмитрия I…

О ТОМ, КАК “ЛАГЕРНЫЙ ИВРИТ” ПОГУБИЛ

РОССИЙСКОГО МИНИСТРА

Михаил Никифорович Полторанин, известный государственный деятель первых лет ельцинского правления, пал жертвой совершенно нелепого случая. В 1993 г. он возглавлял Федеральный информационный центр и в этом качестве чем-то прогневал ведущего телепрограммы “Итоги” Евгения Киселева. С тех пор вторую половину своих “Итогов” Киселев неизменно посвящал личности Полторанина, полоща его примерно в том же стиле, который позднее столь эффектно освоил Сергей Доренко.

Причем в своем обличительном рвении Киселев так увлекался, что выходил за все мыслимые временные рамки передачи, в результате чего приходилось сдвигать всю вещательную сетку. Однажды гневный монолог Киселева затянулся значительно дольше обычного. Полторанин на этот раз не стерпел и приказал прервать трансляцию “Итогов” на самом “интересном” месте.

Киселев принялся публично возмущаться, но Полторанин ему ответил следующее: “Евгений Алексеевич, когда на трибуне оратор говорит дольше отведенного времени, ему после нескольких предупреждений отключают микрофон. Я вас несколько раз предупреждал. А вообще, я вам дам хороший совет. Почему вы всякий раз завершаете свои “Итоги” разговорами обо мне? Сделайте лучше по-другому. Откройте программу такими словами: “Добрый вечер, в эфире программа “Итоги”. Начинаем наш еженедельный разговор о Михаиле Полторанине”. Тогда вы и в отведенное время уложитесь, и никто вас от эфира не отключит”.

Естественно, Киселев и вся либеральная братия осерчали на информационного министра еще больше и только и ждали, как бы его подкузьмить. Но Полторанин, измученный непрерывными нападками, видимо, решил, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца, и сам положил голову под нож либеральной гильотины.

Вскоре после случая с “Итогами” министр был приглашен в телепрограмму Андрея Караулова “Момент истины”. Программа эта снималась у Караулова дома. Войдя в квартиру, кстати в те времена еще довольно скромную, министр немедленно снял ботинки и остался в белых носках. Другие видные политики, входя в дом, обуви не снимали. На все увещевания хозяина о том, что ботинки снимать не надо, министр не отреагировал. Да и было заметно, что увлечен он без остатка какой-то своей мыслью.

- Я вам сейчас хочу сказать одну вещь, – начал он. – Только вот не знаю, можно ли говорить об этом перед телекамерой. У меня родилось определение, на каком языке говорят наши так называемые демократические журналисты.

- На каком же, Михаил Никифорович? – спросили мы.

Полторанин задумался, а потом вдруг произнес:

- На лагерном иврите!

Тут уж мы включили камеру и попросили министра повторить эти слова еще раз. Полторанин повторил.

Ах, какой же был скандал! Радио “Свобода” уже в день выхода программы в эфир каждые полчаса сообщало об “антисемитской выходке” главного “душителя свободы слова” в России. А уже на следующий день после передачи об этом же проинформировали своих читателей все либеральные газеты. Вскоре министр был отправлен в отставку.

Что он хотел этим сказать? До сих пор не знаю. Во всяком случае, никаких признаков антисемитизма я за ним не замечал, да и в жизни Михаил Никифорович – человек простой, доступный и демократичный.

Между прочим, из-за подобной “оговорки” пострадал и Гайдар, сказавший все в том же “Моменте истины” “соколы Черномырдина” вместо “соколы Жириновского”. Известный тонким чувством юмора тогдашний премьер Черномырдин решил, что двух “юмористов” в правительстве многовато будет, и отправил Гайдара в отставку.

О ТОМ, КАК ВИЦЕ-ПРЕМЬЕР ПОЛЕВАНОВ ХОТЕЛ

УВЛЕЧЬ ЕЛЬЦИНА ПОЛЕТОМ НА МАРС

Владимир Полеванов установил рекорд, достойный Книги рекордов Гиннеса. На посту российского вице-премьера и министра по делам приватизации он пробыл всего 68 дней. О загадочном взлете и падении бывшего губернатора Амурской области говорили очень много, но только мне известны их подлинные причины.

Во время визита Ельцина в Амурскую область губернатор Полеванов отличился тем, что всего за три дня построил первоклассную шоссейную дорогу к какому-то отдаленному хозяйству, поскольку это хозяйство было неожиданно включено в программу визита президента. Когда Полеванова спросили, как это ему удалось, он ответил: “Я 20 лет добывал золото на Колыме. У колымских золотодобытчиков есть два принципа. Первый: во всем, что с тобой приключилось, виноват только ты сам. Второй: причиной невыполнения взятого на себя обязательства может быть только смерть. Вот этими двумя принципами я и руководствовался”.

Во время посещения одной из ракетных дивизий разговор с президентом зашел о национальной идее.

- Нет идеи, понимаешь, – жаловался Полеванову Ельцин. – Я уж собрал всех этих своих советников, говорю: “Вот вам два месяца сроку, чтоб была идея!” Все сроки прошли – и ничего! Совсем разленились, мышей не ловят.

- Есть такая идея, Борис Николаевич! – неожиданно нашелся Полеванов. Здесь, на базе этой ракетной дивизии, надо построить новый космодром. Отсюда запуски ракет нам обойдутся значительно дешевле, чем с Байконура. Давайте в качестве национальной идеи провозгласим достижение национального приоритета в полете пилотируемого космического корабля на Марс.

- Куда? – изумился Ельцин.

- На Марс! Утрем нос американцам! Для этого все необходимые ресурсы у России есть. Представляете, как это объединит людей, какой импульс даст развитию науки и технологии! Сколько же можно говорить, что мы отсталые, нищие, зависимые? Будем первые в мире!

Ельцин задумался.

А вскоре Полеванов был приглашен в Москву на пост вице-премьера и председателя Госкомимущества.

…Идеолог российской приватизации Анатолий Чубайс был сама любезность. Он часто приглашал Полеванова поиграть в шахматы. Надо сказать, что играл главный российский приватизатор неважно и все время проигрывал. С каждой проигранной партией росли его претензии к новому министру. Дошло до того, что заместители Полеванова, в числе которых был небезызвестный Альфред Кох, стали по указанию Чубайса откровенно саботировать его распоряжения.

- Пишите заявления, – сказал им Полеванов.

Они написали, да так и не ушли. Вскоре состоялся последний разговор с Чубайсом.

- Вы пришли в чужой монастырь со своим уставом, – заявил Чубайс Полеванову. – Программа приватизации не вами разработана. И не вам ее пересматривать. Нам важно как можно быстрее создать класс крупных собственников. А вы только тормозите этот процесс, рассуждая об эффективности, роли государства и прочих не относящихся к делу вещах. Последний раз предупреждаю: будете выступать против моей линии – будете уволены.

Полеванов стал ссылаться на пример Китая, где после 10 лет приватизации стратегические отрасли все еще остаются в руках государства и где приватизация реально привела не к разгулу воровства, а к экономическому росту и повышению эффективности производства.

- Мы не китайцы, – холодно отрезал Чубайс.

А вскоре Полеванова пригласил к себе президент Ельцин.

- Я знаю, что вы честный человек, и мне очень понравилась ваша мысль о полете на Марс. Но есть вещи, которые даже президент не может изменить. России нужны кредиты. Запад даст их только “под Чубайса”. Вам не следовало ссориться с ним.

На следующий день Полеванов был уволен. Потом он создал движение “За Родину!”, которое участвовало в думских выборах. Один острослов заметил, что с такими словами можно либо пить, либо умирать, но решительно невозможно куда-либо избраться.

Впрочем, Полеванов, кажется, не сильно огорчился. Сегодня он академик, входящий в пятерку ведущих мировых специалистов по добыче золота, один из крупнейших золотопромышленников России. В политику его много раз звали, но он так и не пошел. Наверное, для занятия какого-либо ответственного поста он слишком хорошо играет в шахматы и не умеет поддаваться.

Продолжение следует


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ПРИХОДИ НА МЕНЯ ПОСМОТРЕТЬ”
Австрийские врачи любят осматривать Геру
Прошлой весной Путин сменил Ельцина. Чего больше принесла нам эпоха правления первого Российского Президента: плюсов или минусов?
ГУСИНСКИЙ ДЕМОН
Слово не воробей
Его величество пельмень
Hollywood
“Я!”
«РОМАНОВЫ. ВЕНЦЕНОСНАЯ СЕМЬЯ»
“МОСКВА”
Как складываются в последнее время отношения государства и СМИ, и почему президент уделяет такое внимание этому вопросу?
В детство можно только впасть!
КАЛЕНДАРЬ СМЕРТИ. 1-7 АПРЕЛЯ
Что стоит за конфликтом вокруг НТВ: политика или экономика?
Цыгане накажут Березина?
ВОПРОСЫ СЕЗОНА:
Безумная Анна на шее Соколова
ДЕМОКРАТИЯ ИЛИ РОССИЯ?
ПОВЕСТЬ О ВЕЩЕМ ОЛЕГОВИЧЕ
Анекдот
ЗВОНКАЯ ПЕСНЬ ПОБЕДИТЕЛЕЙ


««« »»»