Кулачное право

The Economist

Для всего мира уже не секрет, что в сегодняшней России много опасных преступников. Наверное, это не удивительно, если страной управляет не столько официальное правительство, сколько мафия, прочно занявшая места на всех уровнях общественной жизни. Женщина 66 лет, с которой нам довелось познакомиться, вряд ли относится к этой категории граждан. Однако она, несмотря на свой преклонный возраст, вынуждена была провести почти два года в одной из грязных московских тюрем, которые уже официально признаны одним из опаснейших рассадников туберкулеза. Пожилая женщина провела эти годы за решеткой в ожидании суда за то, что, доведенная до полного отчаяния невыплатой пенсий и своим бедственным положением, позарилась на чужой кошелек. При этом личность человека, у которого она попыталась вытащить деньги, так и не была установлена. При составлении протокола потерпевший назвался чужим именем и указал вымышленный адрес. Позднее он так и не явился ни на одно из судебных разбирательств и, судя по всему, не выразил никакого волнения по поводу пропавшего добра. Тем не менее гражданка, заподозренная в воровстве, продолжает оставаться за решеткой, ожидая суда, который постоянно откладывается по той или иной причине.

Подобные случаи стали нередкими и довольно типичными для России. Представители российской правоохранительной системы, не имея возможности или опасаясь заниматься выловом более крупной рыбы, прибегают к такому виду промысла, чтобы показать, что они все-таки что-то делают. Все эти шаги, направленные на то, чтобы сделать Россию “правовым государством”, как некогда довольно оптимистично выразился первый президент тогда еще Советского Союза Михаил Горбачев, на самом деле ведут лишь к тому, что граждане этого государства теряют остатки доверия к своей стране и ее правоохранительным органам.

Милиция сегодня рассматривается большинством российских граждан как структура, немногим отличающаяся от самих преступных группировок. Грубое обращение с любым попавшим в милицию человеком стало визитной карточкой этой службы, призванной охранять покой своих сограждан. Исполнение закона, дающего разрешение продержать любого подозреваемого в камере предварительного заключения в течение 30 дней, порой приводит к тому, что человек, чья вина так и не была доказана, выходит на свободу покалеченным и больным.

Если же человек дождался суда без ощутимых увечий и потерь, это вовсе не означает, что его несчастья закончены: российские коррумпированные и выполняющие карательные функции суды далеки от понятий гуманности и законности.

Новое законодательство, утвержденное несколько лет назад, было избавлено от многих статей советского времени, таких, например, как спекуляция, зато приобрело несколько статей, свойственных капиталистическому обществу, например рэкет. Однако это совсем не означает, что новые статьи с успехом применяются. Рэкетиры, имеющие возможность откупиться от суда и следствия деньгами выбитыми из жертвы, никогда не будут привлечены к ответственности. А жертва, оставшись без денег, не сможет дать взятку в суде и никогда не докажет вину своего обидчика. В этом случае еще неизвестно, кто из них окажется в конце концов за решеткой.

Здесь следует отдельно сказать, что многие граждане этой большой страны предпочитают умереть, чем попасть в российскую тюрьму. Международная комиссия по защите прав человека, проводившая исследования в России, выяснила, что современная российская тюрьма мало чем отличается от тюрем царской России, с ужасающим правдоподобием описанных в романах Достоевского. В тюремных камерах на площади 100 кв. м вынуждены существовать 100 заключенных, которые спят по очереди на грязных нарах и дышат одним воздухом с людьми, больными туберкулезом. Результаты проверки показали, что из 300 тыс. человек, содержащихся в тюрьмах, две трети были либо признаны судом невиновными, либо приговорены к заключению, срок которого был значительно меньше времени, уже проведенного человеком в тюрьме под следствием.

Такое плачевное положение российской судебной практики является причиной возникновения новой спонтанной формы разрешения правовых споров, которая получила в народе название “разборка”. Выполнение условий коммерческих сделок в России также не обусловливается никакими законами. Если одна из сторон отказывается выполнять условия договора, представители другой стороны редко обращаются за помощью в суд. В подобном случае конфликт разрешается путем “разборки”, когда обиженная сторона просто нанимает пару крепких ребят, которые с помощью кулаков и оружия быстро восстанавливают справедливость. Этот подход необходимо иметь в виду иностранным бизнесменам, собирающимся вести коммерческую деятельность в России.

Подготовила Марина МЕДВЕДЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Русские холодные супы
Власть готовится к выборам
Целительное яблочко
Синема
Графология
Размышления на заданную тему
НОННА МОРДЮКОВА И ЕЕ ТОРБА
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ


««« »»»