Власть готовится к выборам

В последнее время произошла заметная активизация президентской команды и правительства, которые после начала думских каникул стали единственными игроками на российской политической сцене.

“ДВУЕДИНАЯ ЗАДАЧА” ЕЛЬЦИНА

Получив полную свободу действий, президент приступил к подготовке к 2000 г., угрожающему ему и его близким потерей власти. Хотя в одном из интервью президент и заявил о своей готовности передать полномочия главы РФ новому президенту, многие эксперты убеждены в том, что это намерение может исполниться лишь в том случае, если Ельцину удастся решить “двуединую задачу”. Первая часть ее определяется стремлением Кремля создать для президента новое политическое пространство, которое позволило бы обеспечить его присутствие во власти и после 2000 г. Вторая часть состоит в том, чтобы получить гарантию стабильности этого политического пространства.

Вопреки многочисленным ожиданиям Ельцин весьма позитивно отреагировал на выдвинутое белорусским президентом А.Лукашенко ультимативное требование ускорить процесс объединения двух стран и сделал особый акцент на стимуляции процесса российско-белорусской интеграции.

Для российского президента вопрос интеграции двух государств приобрел сегодня стратегический характер. Высокопоставленные российские чиновники заявляют, что в ходе работы над проектом договора о создании союзного государства России и Белоруссии прорабатывается идея коллективного руководства в лице Высшего совета (президенты, главы высших законодательных органов, премьеры). Подобная непрочная и громоздкая конструкция импонирует прежде всего российской элите, которая явно опасается, что на российскую политическую сцену ворвется “опасный харизматик” Лукашенко. И тем не менее существуют определенные предпосылки для того, чтобы встроить интересы президента и его ближайшего окружения в процесс интеграции.

Прежде всего, это фактор времени. Весь пакет документов и мер по объединению России и Белоруссии должен быть разработан к началу избирательной кампании в России. В ходе работы над проектом договора, особенно на стадии его доработки, еще вполне может возникнуть вопрос о персонификации нового государственного объединения и введении соответствующего почетного поста главы и гаранта сохранения Союза.

В пользу подобной гипотезы свидетельствуют некоторые уже принятые решения относительно нового государственного образования.

Во-первых, Минск признал российский рубль в качестве общей валюты Союза. Во-вторых, Парламентское собрание Союза России и Белоруссии рекомендовало недавно президентам ввести в проект договора о создании Союза Суверенных Республик пост главы государства, избираемого прямым волеизъявлением всех граждан Союза. Наконец, И.Сергеев предложил создать объединенное командование Вооруженными Силами России и Белоруссии для проведения совместных учений и маневров.

Вторая часть “двуединой задачи” Ельцина также была на прошедшей неделе весьма рельефно обозначена в действиях глав государства и правительства. Уходя в отпуск, Ельцин вновь публично подчеркнул, что главное для него – добиться, чтобы депутаты нынешней думской оппозиции оказались в будущей Думе в меньшинстве. Президент явно не намерен пускать на самотек процесс подготовки к выборам и особое внимание уделяет актуальным вопросам социально-экономической ситуации в стране.

По мнению ряда политиков, к осени может значительно ухудшиться социально-политическая обстановка в России и вырасти давление на правительство.

В этой ситуации правительству придется пройти через очень узкий коридор возможностей, решая задачу, как сбить рост цен за счет дешевого импорта и гуманитарной помощи и при этом не допустить окончательного разорения отечественного сельского хозяйства. Пока действия властей в области социальной политики носят достаточно рутинный характер. Внимание в первую очередь обращается на положение крупных и организованных социальных групп, таких, как военные и шахтеры, выступления которых могут дестабилизировать ситуацию.

Кроме того, президент стремится создать механизмы, способные ограничить участие в выборах тех сил, которые он рассматривает как опасные для реализации своих планов. Одним из таких механизмов, вероятно, должно стать Министерство по делам печати, телерадиовещания и массовых коммуникаций, которое возглавил близкий к “семье” первый зампред ВГТРК М.Лесин.

Приближающиеся выборы влияют и на региональную политику правительства. На состоявшейся встрече с руководством приграничных регионов премьер намекнул, что в обмен на определенные льготы со своей стороны ожидает, что региональные власти сделают все возможное, чтобы не допустить голосования населения за “партии и движения экстремистского или националистического толка”.

ЛУЖКОВ И ПРИМАКОВ

Тема критики московского мэра Ю.Лужкова и его движения продолжает оставаться наиболее заметной чертой в поведении околокремлевской политической тусовки.

На явно антилужковские позиции на предстоящих выборах начало выходить управляемое Чубайсом “Правое дело”. Ужесточились нападки на Лужкова со стороны публицистов, близких к Чубайсу и Березовскому.

Вместе с тем Кремль приступил к осаде основных бастионов московской команды. Во-первых, был нанесен прицельный удар по московским финансовым структурам (были лишены лицензий относящиеся к столичной ФПГ Мосбизнесбанк и Межкомбанк). Во-вторых, не без участия Кремля начали срываться важные для города контракты. В-третьих, против московской группы была мобилизована ФСБ, которая сосредоточила свои усилия на отслеживании и анализе СМИ, контролируемых “московской группой”. В-четвертых, Центр продолжил линию на усиление давления на потенциальных союзников столичного мэра.

В то же время “Отечество” Лужкова продолжало адаптацию к ставшей более жесткой политической среде, вступив в стадию непосредственной подготовки к избирательной кампании, оно начало активно вести переговоры с бывшим главой Кабинета Е.Примаковым. По последним сообщениям СМИ, стороны почти договорились о возможности вхождения Примакова в тройку лидеров “Отечества”.

БЕРЕЗОВСКИЙ И ЧУБАЙС: БОРЬБА НЕ ОСЛАБЛА

После поражения, которое потерпела группировка Березовского в борьбе за естественные монополии, в ней достаточно четко обозначился раскол между руководителем президентской Администрации А.Волошиным и остальными членами этой команды. Возможно, именно поэтому “Независимая газета” (от 8 июля), принадлежащая Березовскому, опубликовала интервью опального генпрокурора Ю.Скуратова, специально заострив его внимание на фигуре Волошина. По словам генпрокурора, следствие имеет к Волошину немало вопросов и разговор с ним еще впереди, однако думается, что устами Скуратова в действительности грозил Волошину сам Березовский.

Вместе с тем подтвердились сообщения, что президент “Сибнефти” Р.Абрамович начал искать зарубежных покупателей на часть принадлежащих ему акций. Несмотря на то что акции распродаются небольшими пакетами и при этом в качестве предлога выдвигается цель использовать средства для решения политических задач, встающих в связи с надвигающимися выборами, тем не менее очевидно, что группировка Березовского находится ныне в неустойчивом положении. Еще одним ударом по группе Березовского – Абрамовича стала передача материалов проверки МПС в Генпрокуратуру (в связи с делом “Трансрейла”, в котором замешан первый вице-премьер Н.Аксененко).

Контратаки, предпринимаемые Березовским и его друзьями, резко теряющими свои позиции, носят одиночный характер. Столь же импровизированным явилось наделавшее немало шума предложение об объединении на базе Минтопэнерго “Газпрома” и РАО ЕЭС, воспринятое как еще одна неподготовленная попытка клана Абрамовича поставить под свой контроль естественные монополии и заодно преодолеть расколы, которые грозят обрушить этот важнейший околокремлевский клан.

КРИЗИС СИСТЕМЫ

Мощные удары, обрушившиеся на наиболее близкую к Кремлю олигархическую группировку, – это лишь одно, далеко не главное проявление общего системного кризиса, переживаемого политической моделью Ельцина. Наблюдатели фиксируют весьма серьезные противоречия, которые становятся все более характерными для позиций Кремля как во внешне-, так во внутриполитических проблемах. Так, в ряде своих последних высказываний, сделанных в связи с попытками найти опору для ускользающей власти, Ельцин фактически вынужден соглашаться со взглядами оппозиции. В вопросах внешней политики президент показал, что он рассматривает Запад уже не как партнера, а как возможного агрессора. Более того, по мнению большинства наблюдателей, слова президента, грубо назвавшего брехней суждения о развале российской армии, были также обращены прежде всего к Западу. Этим замечанием президент подчеркнул свой главный тезис о том, что российские Вооруженные Силы сумели преодолеть кризис и возвращают утраченную боеспособность. По мнению некоторых наблюдателей, усилившиеся антизападные и антинатовские настроения в российском руководстве вызвали раздражение США и заметно ужесточили позицию МВФ.

Некоторые аналитики обращают внимание на то, что при более пристальном взгляде на отношения между двумя сторонами политической линии Кремля – интеграционистской инициативой и стремлением во чтобы то ни стало ограничить представительство оппозиции в нижней палате – в глаза бросается фундаментальное противоречие между этими частями “двуединой задачи” Ельцина: между воссозданием союзного государства, объединяющего Россию и Белоруссию, и контролируемыми выборами.

В частности, жестко конфронтируя с левопатриотической оппозицией, а также с “Отечеством” Лужкова, президент Ельцин ослабляет, как это ни парадоксально, наиболее надежных союзников в деле формирования российско-белорусского союзного государства. И напротив, пытаясь расширить влияние в парламенте сил, представляющих традиционную социальную базу президента, – российской олигархии, президент своими же руками укрепляет силы, которые категорически враждебно настроены в отношении идеи союзного государства (ввиду опасений российского истеблишмента, что вторжение “фактора Лукашенко” в российскую политику приведет к левопопулистскому реваншу). Позицию этих кругов наиболее четко выразил лидер “Яблока” Г.Явлинский, назвавший форсированное объединение России и Белоруссии “антиконституционной и бездумной политической авантюрой”, и даже “аншлюсом” (по аналогии с насильственным присоединением небольшой Австрии к “Третьему Рейху”), фактически сравнив Ельцина с Гитлером. Основные СМИ, контролируемые олигархами, также крайне враждебно восприняли шаги Кремля, направленные на ускорение процесса российско-белорусской интеграции.

Данное противоречие внутри “двуединой задачи”, которую стремится распутать Ельцин для того, чтобы обеспечить свое политическое будущее, по мнению экспертов, означает, что проблема дальнейшего персонального политического выживания президента натолкнулась на мощные объективные ограничители, и прежде всего на недостаточность на данном этапе политических ресурсов Ельцина, стремительно утрачивающего поддержку старых политических союзников, но не способного приобрести новых. Начав как приверженец радикальных демократических реформ, он вынужден в конце своей политической карьеры ставить перед собой те же задачи, которые ставят левопатриотические силы, воссоздавая им же разрушенный механизм союзной государственности, делая ставку на разгромленную армию, генералитет и ВПК. При этом, однако, он вынужден все более жестко конфронтировать с левыми силами и рьяно, вплоть до использования военно-полицейских методов, укреплять позиции тех политиков, интересы которых ныне стали объективно враждебны его планам политического самосохранения – российских правых, выразителей интересов отечественного олигархического капитала.

Департамент политического мониторинга

Фонда “Реформа”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Русские холодные супы
Целительное яблочко
Синема
Кулачное право
Графология
Размышления на заданную тему
НОННА МОРДЮКОВА И ЕЕ ТОРБА
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ


««« »»»