УЗНИК КАМЕРЫ № 5

Мой первый друг,

мой друг бесценный…

А.С. Пушкин

Что общего между Иваном Ивановичем Пущиным и Матвеем Ивановичем Муравьевым-Апостолом? Вопрос на первый взгляд достаточно прост. Оба принадлежали к активным участникам движения декабристов. Кроме того, Пущин в течение тринадцати лет жил в Ялуторовске, где находился и Матвей Иванович. Об этих фактах из жизни декабристов знают многие. Но есть еще одно обстоятельство, которое сближает их, и оно не всем известно.

Раскроем Общий Гербовник дворянских родов Российской Империи, начатый в 1797 г. Этот Гербовник издан в Санкт-Петербурге в 1890 г. Вот что в нем сказано: “Пуща и брат его Муравей Васильевичи в 1500 году переведены были из Рязани на службу в Великий Нов-Град, и от них произошли фамилии: от Пуща – Пущины, а от Муравья – Муравьевы”. И далее об отце Пущи и Муравья: “Василий Алаповский, рязанский сын боярский жил около половины XV века”.

Стало быть, у Пущиных и Муравьевых был один предок – боярин Василий Алаповский. И потомки приумножили славные дела древнего рода. В Гербовнике также сказано, что “потомки помянутого Пуща Васильевича служили Российскому престолу разныя дворянския службы и жалованы от Государей поместьями. Все сие доказывается сверх справки разрядного Архива, родословною Пущиных”.

А вот как описывается герб рода Пущиных: “Щит разделен на четыре части, из коих в первой и четвертой части в голубом поле изображены две серебряные шпаги, положенные крестообразно острием вниз, и над ними золотая корона. Во второй и третьей части в золотом поле белый одноглавый орел с распростертыми крыльями, держащий в лапах скипетр и державу. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нем короною, на поверхности которой виден черный одноглавый орел с распростертыми крыльями, имеющий во рту цепочку золотую. Намет на щите голубой положен золотом”.

Пущины преданно служили Отечеству. Дед Ивана Ивановича, адмирал Петр Иванович Пущин, был награжден высшим орденом Российской Империи – орденом Андрея Первозванного. Отец, Иван Петрович, был генерал-интендантом флота. Кроме того, дед, отец и дядя были в свое время сенаторами.

После окончания Лицея, где он учился с тридцатью своими товарищами шесть лет, Ивану Ивановичу Пущину светила карьера гвардейского офицера, но 26 января 1823 г. он уволился из армии в чине поручика и поступил сначала сверх штата в Петербургскую уголовную палату, а затем перевелся судьей Московского надворного суда.

Переход на гражданскую службу произошел из-за столкновения с братом царя – великим князем Михаилом Павловичем. Но это был, пожалуй, лишь внешний повод. Пущин хотел поднять престиж судебного ведомства. Он считал, что честный человек на любом месте может быть полезен Отечеству.

Еще в лицейские годы Пущин стал посещать “Священную артель”, в 1817 г. был принят в “Союз спасения”, а затем и в “Союз благоденствия”. Активное участие в этих союзах создало предпосылки для вступления молодого Пущина в “Северное общество”. После смерти царя Александра I Иван Иванович Пущин в декабре 1825 г. приезжает в Петербург и занимается вместе с членами “Северного общества” подготовкой вооруженного восстания. Восстание провалилось. Пущину предлагали покинуть Россию, но он отказался, ссылаясь на то, что должен быть со всеми. От своих принципов он никогда не отступал. 16 декабря (по старому стилю) Пущина арестовали и поместили в Петропавловскую крепость в камеру № 5.

Приговор был суров. Как одного из активных участников восстания его осудили по I разряду к смертной казни отсечением головы, но затем казнь была заменена пожизненным заключением, а потом двадцатью годами лишения свободы. После приговора узник камеры № 5 переводится в Шлиссельбург, оттуда после долгого этапа 4 января 1828 г. попадает в Читу. В августе 1830 г. большая группа осужденных, в том числе и Пущин, пересылается на Петровский завод, где находится до лета 1839 г., а затем переводится в Туринск, где живет до июля 1840 г. Летом этого же года Пущин едет на лечение в Тобольск и там находится до 19 июля 1841 г., затем опять в Туринск и, наконец, с августа 1843 г. проживает на поселении в Ялуторовске. В этом городе от пробыл до ноября 1856 г., когда пришло известие об амнистии. Тридцать один год осужденные ждали этого дня.

Иван Иванович Пущин, которому было запрещено жить в обеих российских столицах, поехал в Царское Село, где прошли счастливые шесть лет юности в Лицее, а затем в Марьино, что неподалеку от уездного города Бронницы Московской губернии. Здесь он прожил последние три года, женившись на вдове своего друга Михаила Ивановича Фонвизина Наталии Дмитриевне. Именно здесь он написал воспоминания о своем лицейском друге Александре Сергеевиче Пушкине.

Похоронен Пущин в Бронницах близ Архангельского собора, рядом с могилой Михаила и Ивана Александровича Фонвизиных, тоже участников движения декабристов. На могиле установлен памятник из белого мрамора с черным крестом и белым ангелом. К сожалению, скульптура ангела не сохранилась.

Вот что написал А.И. Герцен в № 46 “Колокола” от 22 июня 1859 г.: “Мы только теперь получили известие о кончине в подмосковной деревне Ивана Ивановича Пущина. Мы упрекаем наших корреспондентов, что они так поздно известили нас. Все, касающееся до великой, передовой фаланги наших вождей, наших героических старцев, должно быть отмечено у нас”.

Находясь в ссылке, Пущин много лет благодаря своей обширной переписке был “соединительным звеном”, как свидетельствуют его современники, между декабристами, разбросанными по Сибири, и всегда помогал нуждающимся товарищам, будучи сам ограниченным в средствах.

Евгений ИВАНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ, ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ
ВУЛЬФ, ЭТО НЕ ФУРЦЕВА
ЛАЙМА ВАЙКУЛЕ: ИСПОВЕДЬ
Новости


««« »»»