СЕКС И ХИМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

Одна моя подруга клянется, что она всегда знает, когда у нее овуляция, по количеству внимания, которое ей уделяют муж-чины. “Они чуют это”, – настаивает она. И новые открытия о поло-вых гормонах и о том, как они действуют, доказывают, что муж-чины действительно чуют. Наши тела постоянно посылают сигналы, которые вызывают цепь химических реакций, переходящих одна в другую, пишет исследователь по сексу Тереза Креншо в своей книге “Алхимия любви и вожделения”. Этот подсознательный запах объясняет, почему у женщин, живущих вместе, менструальный цикл происходит одновременно, а мужчины могут “чуять”, когда женщины наиболее способны плодородить. Но это также дает ответ на то, почему порой людей притягивает друг к другу по непонятным при-чинам, почему они желают друг друга столь сильно, словно они наркоманы. Действительно ли любовь – самый мощный наркотик?

Теория, объясняющая притяжение мужчин к овулирующей женщи-не, проста. Эстроген, вызывающий чувственные запахи и подсознательно притягивающий мужчин, присутствует во время овуляции в больших количествах; то же можно сказать о молекуле ПЕА (PEA), которая, по предположению, действует на визуальном уровне, придавая женщине особый жар или манеру поведения, которая также притягивает мужчину. Как только он визуально стимули-рован, его собственные уровни ПЕА взлетают, создавая головокружительный натиск и вызывая вожделение. Когда его желание задето, он становится рабом своего тестостерона, который подстрекает его к сексуальному завоеванию. В ее же системе эстроген делает ее восприимчивой и питающей. Вскоре допамин начинает попадать в кровь, и теперь оба с трудом сдерживают предвкушение удовольствия. Они дотрагиваются друг до друга, отпуская отска-кивающий механизм, который делает их неспособными удерживать руки от прикосновения друг к другу, а ей дает возможность сократить свою матку для оргазма.

Мы пытаемся оправдать наше глубокое и внезапное влечение заявляя, что объект наших желаний красив, очарователен, талант-лив, забавен. Другие верят в судьбу. Но на самом деле любовь с первого взгляда – или с первого запаха – сводится к химии. После наших нескольких удачных встреч с кем-то наши тела по-падают в зависимость, потому что мы начинаем производить химичес-кие вещества, которые превращают нас в любовных наркоманов. ПЕА (подобно амфетаминам) поднимают наш обмен веществ, сдержи-вают наш аппетит и дают нам тот кайф, по которому мы начинаем сохнуть. Когда мы не можем закрепить за собой нашу любовь, мы переживаем настоящие синдромы выдергивания, что включает в себя и депрессию. Мы больше спим, больше едим и теряем нашу радость жизни.

Помимо того, что эти гормоны влияют на всю нашу эмоциональ-ную картину и помогают нам повысить настроение, они еще благо-приятно сказываются на нашем здоровье. Например, лечение эстрогеном отсрочило вспышку болезни Альзеймера и остеопоросиса у женщин после менопаузы, а также продлило их жизнь на 20 – 30 лет. Те и другие взаимосвязи, включая взаимосвязь между ПЕА и деп-рессией, нацелены на будущее, когда сексотерапия займет видное место. “Вы не можете пренебречь тем, что заключают в себе эти открытия, – говорит Креншо. – Природа лечения изменится. Для до-машнего врача будет просто невозможно ограничиваться в своем лечении чисто мыслительным уровнем. Ум, чувства и знания имеют весьма отдаленное отношение к этому. Вам кажется, что вы выби-раете свои связи, но на самом деле это биохимические силы”.

Многое из того, что мы сваливаем на нервную систему, может быть легко излечимо совместным применением гормонов и психотерапии. Эти находки несомненно приведут к новому подходу в лечении людей, которые жалуются на слишком большую склонность к любви. Даже “женщины, которые слишком много любят”, смогут легко быть контролируемы освобождением большого количества окситоцина, который буквально препятствует их визиту к любов-нику. “Заключение о том, сколько времени надо проводить с дру-гим человеком и при каких обстоятельствах, станет первостепен-ным”, – говорит Креншо.

Имеют значение и другие дополнения: существует много других запахов, которые имеют подобный эффект. Алэн Хирш, нейролог и директор Фонда “Запах и Вкус, Лечение и Исследования” в Чикаго, обнаружил, что комбинированный запах лаванды и тыквенного пирога увеличивает прилив крови к мужскому члену на 40%, становясь вполне мужским магнитом. Другими возбуждающими сочетаниями запахов считаются комбинация черного лакричника и жареного пи-рожка или жареного пирожка и тыквенного пирога. Означает ли это, что если нам хочется соблазнить мужчину, мы должны нате-реться лавандовой водой и пригласить его к себе, когда вы пе-чете пирог с тыквой?

– Да, – смеется Хирш. – Мужчины часто реагируют на запах лаванды, восточных специй и колы; мужчины, сексуально удовлет-воренные (не количеством, а качеством), откликаются на клубни-ку; ваниль, похоже, лучше всего действует на пожилых людей. Можно ли это назвать рефлексом Павлова? Скорее, самые распространенные запахи, большей частью запахи выпечки, имеют ностальги-ческий эффект. Они пробуждают приятные детские воспоминания, а в некоторых случаях возвращают назад, к запретному удовольствию, связанному с чувством вины.

Возможно, поэтому мы сравниваем всеобильного любовника с ребенком, находящимся в кондитерской лавке.

Некоторые запахи, например, зеленого яблока, создают просто дружескую обстановку, так что мы можем расслабиться и прийти в гармонию со своими чувствами, другие в открытую стимулируют нас. Но одно точно, утверждает Хирш: эти запахи явно действуют непосредственно на “сексуальную часть мозга” – на лимбический отдел.

Подобное знание может быть использовано для того, чтобы создать такие субстанции, которые могли бы делать так, чтобы нас, когда мы не отдаем себе в том отчета, вели наши гормоны. “Любовный запах неизбежен”, – заявляет Креншо, которая попробо-вала “не имеющий запаха аромат” Эрокса, который утверждает, что выделил различные химические продукты из человеческой кожи, возбуждающие наши сексуальные гормоны. Но ни она, ни Хирш не обратили внимания на то, какой эффект это может иметь в даль-нейшем. Это то поле действия, где успех обеспечен. Уже сущест-вуют компании, которые пытаются упаковать по пузырькам пот знаменитостей, основываясь на той идее, что потовыделение звезд имеет божественное (и безобидное) происхождение. Представьте, что наступит такой день, когда можно будет приобрести брызги Брэда Питта.

А как насчет классической притягательности духов? “Женщины душатся ради самих себя тоже, потому что это позволяет им чув-ствовать себя сексуальней, – говорит Креншо. – И это зна-менательно, потому что открывает для нас целую область ароматерапии, которая имеет дело с окружающими запахами и изучает их влияние на поведение”. Именно тогда пища может стать плодо-родной почвой для новых любовных пищевых порций. Смешайте немно-го ПЕА – который найден также и в шоколаде – с небольшим чело-веческим контактом и окситоцином, и термин “шокаголик” приобре-тает новый смысл. Неудивительно, что монахиням запрещали есть шоколад, а за женщинами традиционно ухаживают, поднося коробки с шоколадом.

ПЕА найден также в диетических напитках. Быть может, скоро мы изобретем новую диету: два любовных приключения, порция кало-рий. Придут или не придут компании к такой стратегии в торгов-ле, но богатые ПЕА пища и напитки могут оказаться не только более ультрамодным эликсиром любви, чем, скажем, шампанское, но еще более эффективным. Алкоголь может помочь нам преодолеть запреты, но он также понижает уровни ПЕА, что в конечном счете приводит к затуханию полового влечения. Так что если вы думаете, что бутылка Харви Бристол Крим может стать “подпоркой” для парт-нера, лучше еще раз подумайте.

Быть может, рок-музыка со своим бьющим вокалом, электротонами и нагруженным ритмом и ударными действует как афродизиак? “Это практически девственная область, – говорит Креншо. – Музыка возбуждает ваши гормоны, способствуя высвобождению допамина: это усиливает сердцебиение, допамин не дает вам сидеть спокойно, и энергия дает вам огромный импульс, сравнимый с оргазмом”.

Так куда это все нас ведет? К миру женщин, которые пахнут, как кондитерские изделия? Внушающие вожделение компакт-диски и порции пищи с ПЕА? Несомненно. Но исследование помогает нам лучше любить друг друга. “Когда мы лучше знаем разницу между социальным и биологическим побуждением, – говорит Креншо, – тогда мы лучше сможем выбирать себе партнера”.

М.ЛЕСКО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МАРК РУДИНШТЕЙН: СЛЕДУЮЩИЙ “КИНОТАВР” ДЛЯ МЕНЯ СТАНЕТ ПОСЛЕДНИМ
Beatles все еще в цене
В ЖИЗНИ ДОЛЖНО БЫТЬ МЕСТО ВЫБОРУ…
В ДЕНЬ ДВА ФИНИКА – СЛАБО?
ПО ВЕЧЕРАМ ПО РЕСТОРАНАМ
СУД ЗАЩИТИЛ ПРАВО РОССИЙСКИХ БОЛЬНЫХ НА КАЧЕСТВЕННЫЕ ЛЕКАРСТВА
Киноновости
Хочу рассказать историю
Скандалы


««« »»»