КОМЕДИЯ НУЖНА ТОЛЬКО ЗРИТЕЛЮ

Сегодня Великому режиссеру, Мастеру комедии и душевного фильма, Королю Новогодней ночи Эльдару РЯЗАНОВУ исполняется 73! Незадолго до праздника – который в принципе можно считать всенародным, ибо кто не знает и не любит Рязанова – наш корреспондент встретился с Мэтром и задал ему несколько вопросов.

– Эльдар Александрович, давным-давно в Доме Кино состоялась премьера любимейшего фильма миллионов…

– Когда была премьера “Карнавальной ночи”, меня никто не знал. Естественно – это была первая картина. А после премьеры восторженные люди – такие как Райкин, Утесов, сценарист Иосиф Прут, композитор Богословский – окружили Б.Ласкина и В.Полякова, авторов сценария, и стали их качать и подбрасывать! Я этого вообще никогда больше не видел в Доме кино – никогда, понимаете! Я смотрел на эту сцену, и у меня было смешанное чувство: я был очень, естественно, доволен, что картина понравилась настолько, что двух авторов (а причем Ласкин был довольно здоровый детина) подбрасывали к потолку!.. И мне, конечно, было жалко, что никто не качает меня…

– А разве не было тогда в Доме Кино традиции представления съемочной группы перед фильмом?

– Кажется, была. Да, по-моему, я вышел, сказал три слова… Ну как это запомнить – там, где-то далеко стоял какой-то человек… Не знали, не запомнили… Другое дело, что после этой картины мы с Люсей Гурченко, как про нас потом писала критика, “проснулись знаменитыми”, но я всегда уточнял: в разных постелях…

Замечательная и великолепная Людмила Гурченко совсем недавно, 12 ноября, отпраздновала свой юбилей. Актриса отметила это событие потрясающим концертом “Прощай, двадцатый…”, на котором был и Эльдар Александрович.

– Ой, это было замечательно! В особенности второе отделение. Она, по-моему, совершенно неувядаемая женщина! Столько силы, столько страсти, столько таланта! Два с лишним часа не сходить со сцены – и петь, танцевать, кувыркаться и черт-те что вытворять! Выкаблучивала просто потрясающе. Я вообще ею восхищаюсь, считаю ее феноменом. Я ее просто нежно люблю, дружу, она замечательная…

– Ведь она, кстати, под занавес выкрикнула вам, стоящему у сцены: “Ты меня породил – ты меня и превратил в старую клячу!”…

– Ну, она очень любит и эту картину, и эту роль. У нас жизнь прошла рядом, рука об руку. Мы начали, когда была “Карнавальная ночь”, страшно называть такие цифры – 45 лет назад… Мы с ней работали в фильме “Человек ниоткуда” (1961) – она играла небольшую роль, но единственную женскую. Потом была у нас картина “Вокзал для двоих” (которая, кстати, участвовала в конкурсе Каннского кинофестиваля 1983 года. – М.М.) и “Старые клячи”… Так что мы много вместе работали, а с ней работать – счастье, наслаждение.

– Чем хороши, кстати, ваши “Старые клячи”, так это тем, что там у вас, впервые за последние 15 лет после “Жестокого романса”, звучат потрясающие песни Андрея Петрова, которые могли бы по праву стать национальными хитами…

– Да, музыка замечательная. Петрова я обожаю, он великолепный композитор – мы вместе работаем 35 лет, очень дружим, и я считаю, что в “Старых клячах” он просто превзошел себя. Я счастлив, что с ним работаю. (Кстати, в “Тихих омутах” Рязанов использовал музыку ушедшего от нас четыре года назад Микаэла Таривердиева. – М.М.).

– А как обстоят дела с саундтреком картины?

– А он выпущен, только… хозяева картины – “Киномост” – сделали саундтрек, но – две тысячи экземпляров, для подарков. А что дальше, я не знаю. У меня осталось несколько экземпляров, но в магазине я их не видел. Я не хозяин картины, я не могу этим распоряжаться. Они, продюсеры, мне говорят: “Да, да, да, мы обязательно это сделаем”, все такое, прочее, но… То есть саундтрек есть, он существует, но в штучном количестве.

– Обидно…

– Да и картину мало кто видит. Наши фильмы с трудом, к сожалению, проходят на экраны, поэтому очень грустно…

– В свое время вы даже говорили, что перестанете снимать, а вот в этом году – сразу две картины…

– У меня сейчас настроение очень печальное. Я не могу устроить картины в прокат. А ведь обе мои картины в этом году получили Гран-при! “Старые клячи” – на фестивале в Санкт-Петербурге “Виват, кино, Россия”. Причем там нет жюри, там зрители голосовали билетами: выходили из кинотеатра, опускали билеты в тот или другой ящик – а там было около 20 картин в конкурсе – и оттого это самая ценная для меня премия. И вторая картина, “Тихие омуты” получила премию “Золотая лоза” – Гран-при фестиваля “Киношок” в Анапе.

И вот я не могу ни ту, ни другую картину устроить в прокат! Я вообще не должен ничего устраивать! Это они – директора, хозяева кинотеатров должны ко мне в очередь стоять. Почему я должен что-то доказывать?! И эта проблема у всех режиссеров… Для прокатчиков не важно: молодой – старый, опытный – неопытный, дебютант – классик… Не важно, потому что их не интересует отечественное кино в принципе. Сейчас влияет, по-моему, только толстый кошелек прокатчика…

– Но зрителя-то ваше творчество уж точно интересует, и зрительское признание вам обеспечено…

– Вы знаете, в советское время у нас была такая фраза: комедия не нужна никому, кроме зрителей. Но тогда мешали разные инстанции, а сейчас – цензура толстого кошелька…

Максим МАРКОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Даром лечиться – лечиться даром
Восток – Запад, или Кто кого сожрет?
Электричка – не роскошь, а средство передвижения…
ИОСИФ КОБЗОН: МОИ УБИЙЦЫ ОПОЗДАЛИ


««« »»»