ДВОЙНИКИ

Когда сценарий требует от звезды полного обнажения, всегда найдется кто-то, кто избавит от хлопот и разденется “за того парня”.

Не секрет, что в “Принце воров” задницу показывает не Кевин Кестнер, не сокрушайтесь же и о том, что Алисия Сильверстоун в “Крушении” на самом деле тоже не открыла нам своей наготы. И красавица Энди Макдауэлл не захотела показать своих прелестей в “Прелестной вещице”, так же, как и Ума Турман в “Дженифер-9” постеснялась чужих глаз, хотя по роли и была слепой.

Все звезды этой плеяды сходятся в своем стремлении нанимать для сцен известного рода дублеров, наделенных более выдающимися достоинствами, чем сами актеры. В среде голливудских знаменитостей возможность пригласить дублера на “голые” сцены служит, в некотором смысле, предметом гордости.

– Иметь двойника, “прикрывающего” тебя, когда нужно, означает быть действительно известным, – говорит Стэн Родат, человек, замещавший Ральфа Маччио в фильме “Мой кузен Винни”.

И хотя вся сегодняшняя киноэлита находится в превосходной форме, никакие тренировки и никакая пластическая хирургия не сделают никого из звезд на двадцать лет моложе.

Спросите об этом Сильвестра Сталлоне – а еще лучше его многолетнего дублера Пола Монта. Двадцативосьмилетний Монт шесть лет кряду замещал Сталлоне, которому на самом деле уже за пятьдесят в “Рэмбо-3”, в “Танго и Кэш”, в “Рокки-5”, в “Разрушителе”… Артист подобрал Монта, когда тому было девятнадцать – они встретились на съемках “Кобры”, где Монт был занят в маленькой роли.

– Соответствовать Сталлоне нелегко, – признается Пол. – Чтобы выглядеть таким же молодцом, как он, тренироваться мне приходится непрерывно.

Кстати, не путайте дублера-двойника с дублером-каскадером. Трюковые сцены снимаются отдельно и потом монтируются в фильм. Двойник работает на съемочной площадке рядом со своим “объектом” – в некоторых фильмах, лишь только фокус сместится с лица звезды, в кадр сразу же входит дублер. Оправданием такой подмены служит безумная дороговизна съемочного времени именитых актеров. Когда расходы грозят превысить смету, замена актера дублером в тех сценах, где исполнитель неузнаваем, позволяет сберечь какое-то время и какие-то деньги. В “Красотке” мы видим, как Ричард Гир переключает скорости, ведя свой “Лотос” по Беверли-Хиллс, но на самом деле публике показывают руку-двойник – руку дублера Джеффа Ректора.

Вообще руки и ноги дублеров должны быть воспеты.

– Я продублировала море локтей и колен, – говорит актриса, заменявшая и Мэрил Стрип, и Мэри Стинбереге.

Чтобы сохранить на экране фактуру кожи звезд, претерпевшей “старящий эффект” калифорнийского солнца, многим дублершам приходилось “шершавить” свои конечности с помощью химикалий. Двойники окружены таким вниманием визажистов, как раньше одни лишь фотомодели.

– Я совсем помешалась на пемзе, – замечает псевдо-Мэрил Стрип.

Двадцатишестилетняя Шелли Майкл, чьи руки и ноги “сыграли” за Джулию Робертс в начальной сцене “Красотки”, руководит дублерским агентством, своеобразной биржей тел, а также членов-заменителей. По ее словам, сотрудники агентства выполнили более двухсот заказов на “подмену тела” для таких звезд, как, например, Мариша Томе и Дженни Триплхорн. Она говорит, что ее безукоризненно ухоженные руки заменяли руки Ким Бессинджер на съемках “Последнего расчета”, поскольку у самой Ким “руки фермерши”.

– Так создается идеальный образ, – говорит Джоселин Лью, заменившая Сару Джессику Паркер в сцене из картины “Эд Вуд”, где крупным планом показывают руку героини. – Публика думает, что звезды совершенны от макушки до кончиков ногтей.

Своим сотрудникам Шелли Майкл настоятельно рекомендует “всерьез трудиться” на маникюр и педикюр:

– Вас никогда не должны видеть оцарапанными или растрепанными!

Впрочем, продюсер не всегда интересуется в первую очередь педикюром. Шелли говорит, что 85 процентов дублеров-женщин искусственно увеличивали объем груди – значительно больший показатель, подчеркнула она, чем среди актрис в целом:

– Звезды хотят иметь похожих актрис, но с более пышным бюстом, чем у них самих.

К счастью, большая часть нашего тела поддается улучшению при помощи менее болезненных методов, чем пластическая хирургия.

Сама Шелли, профессиональная балерина, выглядит на 18 “в некотором аспекте” благодаря четко очерченным икрам и стройным бедрам. Она много работает, чтобы поддерживать форму “со спины” – именно на этот ракурс чаще всего требуются дублерши (это не Изабелла Росселини, а Катарина Белл выбирается голой из бассейна в ленте “Смерть стала ею”, демонстрируя зрителю спину и ягодицы).

Каждый день Шелли три часа проводит в гимнастическом зале и практикуется в искусстве киокушинкай, которое демонстрируют на экране Дольф Лундгрен и Стивен Сигал, чтобы сохранить свою классическую – 5 футов 8 дюймов при ста двадцати фунтах веса – фигуру.

– Звезду всегда выручает лицо, – говорит она, – а вот дублер весь должен выглядеть произведением искусства.

Ну а какую же выгоду приносит этот бизнес самим двойникам – кроме того, что можно сказать своим друзьям, что это вот твои ноги и руки на экране! Для начинающих актеров дублирование может стать хорошей школой. Эта работа оплачивается не столь высоко (впрочем, заметим, что исчезнувший профсоюз дублеров смог добиться оплаты в $750 за съемочный день), но может открыть перед молодыми некоторые двери.

Сталлоне и Монт, по словам последнего, были вместе постоянно: и на съемках, и вне. Монт же работал и с фотографами:

– Я заменял Слая до того момента, когда сцена была окончательно решена, и лишь тогда выходил он.

В принципе работа дублеров все же ближе к сцене, чем к подиуму. Работая с режиссером Гэрри Маршаллом в “Красотке”, Шелли Майкл была вынуждена забыть свое балетное прошлое:

– Джулия движется, скорее, как ковбой. И если прима ходит, как ковбой, то и ты ходишь, как ковбой.

Стэн Родат, двойник Ральфа Маччио, кстати, и талантливый менеджер в придачу, такого же мнения:

– Приходится растворяться к характере твоего ведущего, изучать, как он движется, когда рядом никого нет…

Дублер всегда работает на людях. Собственно, это одна из причин появления самой этой профессии.

– Многие актрисы не хотят раздеваться на глазах у съемочной группы, – говорит Джефф Ректор, дублер Ричарда Гира в “Красотке” и (вместе со своим братом-близнецом Джерри) Жана Клода Ван Дамма в “Двойном ударе”.

– Раздеваться, – вот что прежде всего предстоит большинству дублеров, – объясняет Шелли Майкл, которая предлагает своим молодым сотрудникам работать перед видеокамерой, чтобы научиться держаться естественно. – Они должны уметь свободно стоять, “держать” живот и при этом не выглядеть сосредоточенными, ходить так, будто рядом никого нет. Если ты напряжен, камера всегда подчеркнет это.

Постельные сцены, ставшие практические обязательными в нынешнем кино, заставляют многих актеров обзаводиться двойниками (бум кинодвойников начался в 1993 году, когда сорокалетняя Энн Арчер рассказала в телешоу “Сегодня” о своих секс-сценах в фильме “Тело как улика”, где ее заменяла Шон Лузэйдер тридцати одного года). Впрочем, для большинства кинозвезд дублер – это просто признак роскошной жизни, которую они (или студия) вполне могут себе позволить.

– Знаменитости хотят иметь под рукой хорошие тела, чтобы роль получилась, – утверждает Джефф Ректор. – Роль, которую они не хотят играть.

Нэнси ХАСС (USA).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТРИ “ПОХИЩЕНИЯ ВЕКА” ЭТО ХУЖЕ, ЧЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, ЭТО ОШИБКА
Кино
“РОССИЙСКОЕ ДОЛЖНО БЫТЬ КАЧЕСТВЕННЫМ!”
ВЛАДИМИР ХОТИНЕНКО: ВЫПИЛИ ВОДОЧКИ И ПОГОВОРИЛИ
ГОЛОВНАЯ БОЛЬ
СВИНИНА


««« »»»