Наши за океаном

Уже несколько лет я регулярно получаю по электронной почте подробные отчеты об участии немецких фильмов в международных фестивалях и неделях европейского и немецкого кино по всему миру. Инициаторы этой рассылки – объединение экспортеров и государственная организация по продвижению национального кино – прекрасно понимают, что их главное преимущество состоит в широте охвата материала.

Действительно, пресса и телевидение снимают только сливки: «Нас интересуют только те звезды, которых знает наша аудитория, а это четыре-пять имен», – призналась мне как-то очаровательная журналистка, работающая на Первом канале. А ведь гораздо важнее представлять себе (и читателям – слушателям – зрителям) процесс в целом, что позволяет как можно раньше обнаруживать новые имена и таланты. Результат такой политики налицо – за несколько лет кино Германии из далекой периферии передвинулось в центр мирового кинопроцесса, не в последнюю очередь благодаря отказу от сектантства и от ориентации на устоявшиеся (где бы то ни было) авторитеты.

Я вспомнил об этом на закончившемся недавно Фестивале фильмов мира в Монреале. До его начала я дал несколько интервью отечественным радиостанциям, которые просили прокомментировать всего три названия, отобранные в конкурсные показы: «Отец» Ивана Соловова (основной конкурс), «Ласточки прилетели» Аслана Галазова и «Человек-ветер» Хуата Ахметова (конкурс дебютов). Поскольку на тот момент мне было известно, что в программе «Взгляд на мировое кино» будет показано и «Полное дыхание» Валерия Пендраковского, я всякий раз высказывал недоумение, почему журналисты решили ограничиться тремя лентами, забыв о душераздирающей мелодраме из крымской жизни, которая не могла не взволновать отборщиков (или, скорее, отборщиц) международных кинофестивалей?

Каково же было мое удивление, когда, оказавшись в Монреале, я обнаружил в программе Сержа Лозика (ему я уже посвящал похвальное слово в минувшем году) десяток самых разных отечественных картин, от «Ветки сирени» Павла Лунгина (биографии Рахманинова российско-испанского производства) до «ужастика» Павла Руминова «Мертвые дочери», не говоря о лауреате Московского международного кинофестиваля грузинского «Русского треугольника» Алеко Цабадзе. В той же панораме мирового кино был и победитель нашего фестиваля «Путешествие с домашними животными» Веры Сторожевой, и лауреат фестиваля телевизионных фильмов в Биаррице «Франц плюс Полина» Михаила Сегала.

Почему же обо всем этом не сказать, независимо от конкретных оценок конкретных фильмов, которые могут быть самыми разными? Зачем умалчивать широкое представительство нашего кино на фестивале класса А под причитания о том, что нас везде на Западе обижают и нигде не показывают?

Вряд ли на такую трактовку существует социальный или политический заказ. Скорее, речь идет о культурном стереотипе и психологической установке, игнорирующей реальные факты. Вот и продюсер, и режиссер «Человека-ветра» вроде бы разочарованы «всего лишь специальным упоминанием» жюри дебютов. А ведь это – единственное упоминание отечественного фильма в списке премий Монреальского фестиваля!

После Монреаля фильм этот вообще оказался одним из двух отечественных кинопроизведений (вторым был «Груз 200»), показанных на престижнейшем фестивале в Теллурайде (США). Это о нем влиятельный американский критик Роджер Эберт писал: «Теллурайд – это как будто Канн умер и попал в рай».

Не умалчивать и стыдиться, а гордиться надо и, как немцы, бить во все колокола. И тем лучше, что продюсер «Человека-ветра» Рауф Атамалибеков – азербайджанец, режиссер – казах, а автор сценария Одельша Агишев – татарин. Зато все живут и работают в Москве.

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №33 (476) за 2007 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Связной
Так это «Ленинград»?
Маленький большой человек
Беспечный ездок в Манеже


««« »»»