Некогда испытывать ностальгию

Антон ТАБАКОВ – ныне великолепный ресторатор – в недалеком прошлом не менее великолепный артист, всегда привлекал к себе самое остро-пристальное внимание общественности. Особенно женской ее части. Милых дам интересовало в Табакове буквально все: кто он? как он? что он? с кем он? зачем он?

Все эти, а также многие другие вопросы, вероятно, так бы и остались без ответа, если бы внезапно к Антону Олеговичу не нагрянула делегация любопытствующих женщин в составе: Екатерина Коновалова (телеканал «Россия», ведущая программы «Вести – Москва»), Элла Меркулова (одна из ведущих актрис театра “Московская оперетта”) и Алина Великая (телеканал ДТВ, ведущая программы «Этот безумный, безумный мир»).

– Антон, не испытываете ли вы легкой ностальгии по актерскому прошлому?

– Почему обязательно «легкой»? (Смеется.) Нет, ностальгия, конечно, прекрасное чувство, но… Но мне как-то некогда его испытывать. Постоянно отвлекаюсь на какие-то там дела, на переговоры какие-то, встречи… На вас, девушки, в данном случае, простите за откровенность. Но это прекрасное «отвлечение», прекрасное…

– Но вы согласны с тем, что бывших артистов – как и бывших чекистов – не бывает?

– Почему же не бывает? Очень даже бывает! И я тому наглядный пример. Хотя я, пожалуй, и мог бы тряхнуть стариной и сыграть рольку второго плана, если, например, кто-то из друзей-режиссеров позовет в свой новый фильм. Да вот что-то не зовут пока, друзья-режиссеры.

– С какой грустью вы это сейчас сказали!

– Ну, что ж, тогда так и запишите в протокол: о друзьях-режиссерах, которые «не зовут», сказал с грустью.

– Скажите, Антон, а когда вы учились в театральном институте, на кого из актеров вы хотели быть похожи? Кто был для вас образцом для подражания? Только не говорите, что папа!

– Не бойтесь, не скажу. Вы знаете, наверное, это прозвучит неожиданно, но больше всего на свете на заре своей туманной юности я хотел быть похож на Никиту Михалкова. Он вызывал у меня почти физиологический восторг. Причем во всех своих проявлениях. Я пытался ходить, как он, говорить, как он, знакомиться с девушками, как он. Я даже официанта в ресторане старался подзывать, как он! Эффект, конечно, был комический, учитывая, что он был большой, важный, представительный, а я был маленький, тощенький, щупленький, замухрышка такой. В общем, мне все его манеры и повадки были как корове седло. Это был такой Мишка Квакин, старающийся изображать Паратова. Кроме смеха, никаких других эмоций подобная манера себя вести вызвать не могла. Хорошо, что однажды я это все-таки понял.

– А как на заре вашей туманной юности у вас складывались отношения с женщинами?

– По-разному складывались, по-разному… Они и сейчас по-разному складываются, и с моей стороны было бы глупостью утверждать, что в отношениях с женщинами у меня всегда все удивительно, волнительно и восхитительно. Женщины – это субстанция, вступая в отношения с которой, ты не застрахован НИ ОТ ЧЕГО. Но это-то и прекрасно.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Moulin Rouge”, июнь 2007 г. (издатель Евгений Ю.Додолев).


Александр Коган


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Многое может Стелла Джанни
Клипсы
Горькая судьбина русской женщины
Не вставляет, не втыкает, не качает
Абриколи в цвету
Рожденный для музыки


««« »»»