Даниэль Ольбрыхский: Счастье иногда возможно

Рубрики: [Интервью]  [Кино]  

Ни для кого из мастеров экрана не секрет, что самое счастливое число в кинематографе – семь. Достаточно вспомнить фильмы, ставшие лидерами кинопроката: “Великолепная семерка”, “Семь самураев”, “Семеро смелых”, “Семь невест ефрейтора Збруева”, а многочисленные картины об агенте 007 (Джеймсе Бонде)…

Седьмым лауреатом Специального приза “За покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы К.С.Станиславского” под названием “Я верю!” стал польский актер Даниэль ОЛЬБРЫХСКИЙ.

Знаменитый поляк прервал традицию, существовавшую шесть лет подряд, когда эта престижная награда вручалась киномастерам только из США и Франции. Это стало подтверждением той ценной мысли, что по-настоящему талантливые актеры есть не только в этих двух, пусть и ведущих, кинодержавах. И совсем не случайно приз Ольбрыхскому вручал знаменитый французский кинорежиссер, автор киношедевра “Мужчина и женщина” Клод Лелуш. В ответном слове пан Ольбрыхский сказал:

Дорогие друзья, счастье бывает очень редко. Вообще Московский кинофестиваль – это мое профессиональное детство. Наша юность. Здесь я познакомился с Никитой Михалковым. Мы много выпивали, но, видно, умно очень – вы посмотрите на нас! (тут засмеялись оба – и Михалков, и Ольбрыхский. – Прим. авт.) Когда я жил а Париже, я встретил моего французского друга (Клода Лелуша. – Прим. авт.). И как прекрасно, что сегодня мы здесь опять вместе. Хочу ответить строчками из Булата Окуджавы:

Пока еще хватает времени и огня,

Дай же, Ты, всем понемногу…

И не забудь про меня.

И ведь Всевышний не забыл про Ольбрыхского, отмерил ему немало – мировую славу, счастливую актерскую судьбу, любовь женщин, материальный достаток. Актер увенчан множеством государственных и профессиональных наград, среди которых французский орден Почетного легиона и Орден Дружбы Народов СССР.

А вот в детстве Даниэлю ничто не предвещало блестящей актерской карьеры. Он родился на варшавской окраине, где символом самоутверждения в мальчишеской среде были кулак и умение дать сдачу. Чтобы не быть битым, в жизнь подростка уверенно вошел спорт. Об актерстве подросток Дани не думал, а усиленно качал мышцы. Детский максимализм требовал немедленной мужской славы, а ею могла быть только слава сильного. Хоккей, фехтование, бокс, дзюдо, велосипед, верховая езда – все равно что, лишь бы стоять на пьедестале почета под звуки мазурки Домбровского, лишь бы лента через плечо да медаль под стеклом в мамином серванте.

Мать воспитывала Даниэля одна. Чтобы не уронить мужского достоинства пятнадцатилетнего сына, она потихоньку подсовывала ему “нужные” книги, учила играть на фортепиано, водила в театр, а когда варшавское телевидение объявило набор в любительскую молодежную актерскую студию, сказала:

– А почему бы тебе не попробовать, может, что и получится?

Руководитель студии Анджей Копица сразу же приметил варшавянина с улицы, белокурого, мускулистого, длинноногого. А спустя несколько месяцев Ольбрыхский дебютирует в главной роли в фильме “Раненый в лесу”. На экране появился юноша с психологией родившегося в сорок пятом, свободный от комплексов военной поры, от того “психологического горба”, который несли герои Збигнева Цибульского (“Пепел и алмаз”). Сравнение Цибульский (актер №1 польского кино 60-х XX века) – Ольбрыхский напрашивалось само собой. А когда Цибульский погибнет в 1967 году, место героя своего времени на экране по праву займет Даниэль.

Так уж получилось, что лучшие роли Ольбрыхского хорошо знакомы советскому зрителю. Вот лишь некоторые из блестящих фильмов с участием актера: “Пепел”, “Охота на мух”, “Всё на продажу”, Макбет”, “Пейзаж после битвы”, “Свадьба”, “Пилат и другие”, “Земля обетованная”, “Зачёт”, “Семейная жизнь”, “Роль” (это у Кшиштофа Занусси), “Пан Володыевский” и “Потоп” у Ежи Гоффмана и многие другие. Он сыграл у советского мастера Юрия Озерова в киноэпопее “Освобождение”, и в дальнейшем будет не раз сниматься на “Мосфильме”.

В начале 70-х годов Ольбрыхский впервые приедет с театром “Народовы” на гастроли в Советский Союз, где покорит своим Гамлетом театральных снобов. Это будет самый молодой герой шекспировской трагедии. Во время тех гастролей Даниэль подружится с Владимиром Высоцким, который играл Гамлета в Театре на Таганке. Эта дружба будет продолжаться до безвременной кончины Высоцкого. Тогда же Ольбрыхский откроет для себя творчество Окуджавы, привязанность к которому сохранит до наших дней.

Предельно занятый на съемках, актер вернулся на театральную сцену. В Москве он появился сразу же после отыгранного спектакля “Король Лир”.

– Пан Даниэль, вы начинали свою театральную карьеру в шекспировской трагедии. И завершить ее тоже решили в одном из шедевров великого драматурга?

– Шестьдесят два года – это не предел актерской жизни, так что ни о каком завершении карьеры речи не идет. Но в более старшем возрасте играть Лира было бы тяжеловато – слишком серьезные физические нагрузки достаются ему по роли. Это во-первых. А во-вторых, у режиссера-постановщика “Короля Лира” Андрона Кончаловского очень своеобразное видение Шекспира, которое мне показалось чрезвычайно интересным. С удовольствием выхожу на сцену. А параллельно снимаюсь и в Польше, и во Франции, иногда в России. Так что я прилетел всего на несколько часов.

– Клод Лелуш заявил на пресс-конференции, что свой следующий фильм будет снимать в России. Мсье не предлагал вам роль в этом проекте?

– Да, Лелуш будет работать в России. Идет выбор сценария, утрясается бюджет нового фильма, где у меня будет роль. Больше ничего не могу сказать. А поработать в интернациональной картине очень заманчиво.

– Свою самую первую международную кинонаграду вы получили именно на ММКФ. А сегодня вам здесь же вручают приз уже как мэтру.

– Да, когда-то я впервые получил приз за лучшую мужскую роль именно на фестивале в Москве. Это был фильм Анджея Вайды “Березняк”. И вот приз имени Станиславского. Это настолько волнительно, что меня бьет небольшой мандраж. Кроме того, у меня были такие восхитительные предшественники – Фанни Ардан, Жанна Моро, Мерил Стрип, Джек Николсон, Жерар Депардье

– Читателей всегда интересует личная жизнь кинозвезд. Вы не могли бы поделиться некоторыми секретами Даниэля Ольбрыхского?

– Давайте сначала договоримся, что я все-таки не кинозвезда из Голливуда. Я искренне считаю себя просто актером. Надеюсь, неплохим. А секретов особых нет. У меня в жизни было все. Любовные романы сменялись разочарованием, по молодости лет я любил похулиганить. Но сейчас это в прошлом. Возраст мой по российским меркам – пенсионный. Только, как сказал ваш гениальный Александр Блок, “покой нам только снится”. Много работы, которая порядком изматывает. Поэтому живу в тридцати километрах от Варшавы – там у меня дом, кругом лес, дышится легко. Правда, приходится много путешествовать – работа актерская кочевая, как известно, но когда возвращаюсь домой, ощущаю радость необыкновенную. У меня есть любимая женщина, близкие, друзья… Ну вот, пожалуй, и хватит откровений.

– Какой из эпизодов вашей жизни, связанный с Россией, вам особенно дорог и запомнился больше всего?

– Лет двенадцать назад ваш и наш, конечно, Булат Окуджава прислал мне телеграмму, в которой написал: “Даниэль, дорогой, я тебе желаю счастья. Если оно существует”. Я знаю, что счастье иногда посещает человека. Его не может быть много – это естественно. Но здесь в Москве я пережил момент счастья, получая приз имени великого Станиславского. Пережил вместе с моими друзьями, какими мне были Владимир Высоцкий и Булат Окуджава.

Владимир ВАХРАМОВ – специально для “Музыкальной Правды”.


Владимир Вахрамов


Один комментарий

  • Ольга Ольга :

    Даниэль Ольбрыхский снялся в фильмах “Пепел”, “Охота на мух”, “Всё на продажу”, “Пейзаж после битвы”, “Свадьба”, “Пилат и другие”, “Земля обетованная”, вообще-то у Вайды, ни много, ни мало…

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

В политике нет морали
Однажды в Америке…
Ограбить казино и не разориться
Новодел победил!
Скандалы
Сидишки
Кабачковая метафизика


««« »»»