Клюква в сахаре

Среди знаменитых зарубежных гостей Первого международного кинофестиваля имени Андрея Тарковского “Зеркало”, который проходил недавно в городе Иваново, огромный интерес вызвала польская актриса Беата ТЫШКЕВИЧ – почетный гость фестиваля.

Самые лестные для женщины эпитеты предварили ее встречу с журналистами: блистательная звезда польского кинематографа, царица славянского кино, символ польской красоты. Беата прекрасно говорит по-русски, но когда ей нужно сказать много и с большим чувством, то, естественно, переходит на польский. Тогда ей на выручку приходит ее переводчица Наташа, которая всегда рядом с ней.

Пани Беата, расскажите, пожалуйста, нашумевшую когда-то историю о том, как из аэропорта в Варшаве пропали две звезды: одной были вы, а другой – советский режиссер Андрей Тарковский.

– Да, было дело. Давно, правда… У Андрея тогда все как-то не очень хорошо складывалось, он не находил себе места, хотел отправиться в “культурную эмиграцию”, и мне очень хотелось ему помочь найти работу. Он прилетел в Польшу. А я вместе с Кшиштофом Занусси (выдающийся польский режиссер. – Прим. авт.) встречала его – но не Ермаша (тогдашнего председателя Госкино СССР), который тоже прилетел этим же самолетом. Просто так взять и уехать вдвоем мы не могли, и тогда я сказала: пусть Андрей садится в мою машину, и я его доставлю в гостиницу. Я никогда не лгала до этого случая, вы же понимаете. Он сел ко мне, и я увезла его к себе в загородный дом в сорока километрах от Варшавы. Его искала вся советская группа, все недоумевали, куда он мог деться, но найти не могли. Была зима, холодно, но мы затопили печь, много говорили, потом захотели есть, нажарили яичницу, в доме стало тепло, уютно… Мне так хотелось сделать Андрею подарок, но не бесполезный. Андрей – он ведь человек такой – ему надо то, что надо. А что не надо, так не надо. И вдруг он обмолвился, что хотел бы иметь пластинку с музыкой к вышедшему тогда фильму Кубрика. А у меня эта пластинка как раз оказалась. Я так обрадовалась! Тут же пошла в другую комнату и вынесла ему подарок. Он был счастлив…

– Еще мы знаем о том, как вы в России лапу медвежью приобрели…

– Ну, это, в общем-то, глупость. Мы все любим экзотику, что-то необычное – особенно в молодости. Вот я и купила медвежью лапу, только потом поняла, что зря это сделала. А вот что действительно замечательно – так это клюква в сахаре, которую я у вас здесь попробовала. С тех пор это стало самым любимым моим лакомством. Больше нигде такое кушанье не делают.

– Вопрос к вам, пани Беата, как к Президенту Польского фонда культуры. Скажите, почему на нынешнем фестивале не представлено ни одного польского фильма?

– Не только на этом фестивале, но и на многих других фестивалях польских фильмов, к сожалению, нет. Время такое, наверное: разброд, неустойчивость, вот и некогда заниматься творчеством. Помните же, как было: то просоветский период, то антисоветский. И сейчас другими делами люди занимаются. Хотя к русскому языку, как я заметила, интерес пробуждается вновь. По-моему, во всем мире. Жизнь хоть и коротка, но всегда можно понять, кто есть кто. И всего можно дождаться. Вот маленький пример.

Я дружила с известным советским фотографом Валерием Плотниковым (кстати, Валерий считает, что во всем мире есть всего три непревзойденные по фотогеничности звезды – Грета Гарбо, Марлен Дитрих и Беата Тышкевич. Прим. авт.), который снимал абсолютно всех актеров. Мы с ним дружили, переписывались, он жил в Ленинграде, но на конвертах я всегда писала его адрес так: Санкт-Петербург, дальше название улицы, квартира. Не Ленинград, а именно Санкт-Петербург. И вот пожалуйста…

– Часто ли сейчас вас приглашают сниматься? В каких фильмах, кто режиссеры? Например, в картине “В августе 44-го”, снятой на “Беларусьфильме”, у вас совсем небольшая роль…

– Ну да, часто именно так и бывает – приглашают в качестве посыпки на пирог. Но зато режиссер Ю.Махульский всегда считал, что Беата Тышкевич должна сыграть обязательно в каждом его фильме. Талисман, своего рода.

Разговор был долгим и интересным. Пани Беата говорить умеет и делает это с удовольствием, поддерживая слова выразительными жестами, мимикой. Актриса поведала и о дружбе с семьей Михалковых, об их гостеприимном богатом доме, где собиралось много великих людей. Особенно теплые воспоминания у польской звезды об “очаровательном мужчине” Сергее Владимировиче Михалкове и Наталье Петровне Кончаловской, которую она любила как мать. “Циником, но самым любимым” назвала киноактриса Андрона Кончаловского, который снимал ее в “Дворянском гнезде”. В одной из сцен Беата должна была плакать, но слезы почему-то не хотели появляться. Долго мучились. Тогда режиссер выгнал всех и так ударил актрису по лицу, что от боли, обиды и злости она зарыдала (что и требовалось), а тут и оператор подоспел. Так что все получилось, как нельзя лучше, но две недели бойкота пани Тышкевич Кончаловскому устроила…

Актриса сказала, что она счастлива, что встретила на нынешнем кинофестивале Марину Арсеньевну Тарковскую и пообещала, что обязательно издаст в Польше книгу Марины об Андрее на польском языке. “Провалюсь сквозь землю, если не издам”, – сказала пани Беата.

А свою книгу “Не все на продажу” Тышкевич привезла в подарок кинофестивалю “Зеркало”. Со временем она наверняка будет переведена на русский, тогда и мы сможем поглубже познакомиться со многими сюжетами из жизни и творчества кинозвезды мирового значения. На такие дифирамбы в ее адрес Беата реагировала просто: “Ну, какая я мировая звезда. Я – наша, своя”. Как-то Тышкевич присутствовала на самом высоком приеме. Президент Польши Войцех Ярузельский, представляя пани Беату М.С.Горбачеву, сказал:

– А это наша знаменитая актриса Беата Тышкевич.

– А мы считаем, что наша, – ответил с улыбкой Михаил Сергеевич.

Сказать о Беате “простая” – язык не поворачивается, но ее манера общения совершенно лишена звездных “заморочек”. Автограф – “Читателям “Музыкальной Правды” – подарила нам с улыбкой. Публикуем его. Тышкевич не спекулирует своей красотой, хотя отлично сознает, чем наградил ее Бог. В ней, как в истинно талантливом человеке, есть все: и доброжелательность, и кокетство, и юмор, и роскошь зрелой женщины, и кислинка осенней клюквы-ягоды, которая ей так полюбилась когда-то, и сладость сахарной пудры, смягчающая эту кислоту, и маленький сюрприз: сверху белая, пушистая, а раскусишь – и как будто во рту капелька крови выступит, только не соленая, а гораздо вкуснее.

Подготовила Наталья МАКСИМОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Инерция мышления
Боренька и Ильдар, милые!
DVD-обзор
Сплошная радость от Ахонь-Ковой
Старая гвардия открыла новую звезду


««« »»»