Выбор счастливчика

Знаменитый столичный ресторатор Антон Табаков про себя говорит:

– Я закоренелый гуманитарий, имеющий за плечами режиссерский факультет ГИТИСа.

Родители – прекрасные актеры. На счету самого Антона 41 фильм. Несмотря на то, что последняя картина с его участием (“Вор”) вышла пять лет назад, на улицах к нему по-прежнему кидаются, чтобы взять автограф. Тем не менее, Антон Олегович выбрал стезю иную:

– Репетиции для меня всегда были весьма обременительным процессом, поэтому всякий раз приходилось совершать над собой некое насилие. В конце концов, я решил: а зачем мучиться? Мне показалось, что я трачу время попусту, практически ничего не получая взамен.

Что “получают взамен” своих денег посетители табаковских заведений? То, что очевидным образом этих денег стоит. Так что выбор правилен. Хотя и видится А.О.Т. в роли, скажем, ведущего TV-show типа “Счастливчика”. Между прочим, когда-то он рассматривал вариант телевизионной карьеры. Речь о передаче под названием “Хочу жениться”… Была идея возродить в новой форме легендарное шоу “А ну-ка, девушки!”, одну из самых популярных советских передач времен молодости Антона:

– Тогда на глазах у всей страны Золушки превращались в принцесс. За прошедшие годы число Золушек у нас неизмеримо возросло, а вот хрустальных башмачков стало меньше… В тот момент, когда передача замышлялась, я был еще холост, поэтому предполагал вызвать огонь на себя.

И тут появилась Она. Настя Чухрай, внучка легендарного классика отечественного синематографа Григория Чухрая, дочь талантливого кинорежиссера Павла Чухрая. Ей было всего 17. Моложе Антона вдвое (на момент знакомства).

…Увертюра романа Гончарова “Обломов” – это глава, где герой переносится в свое детство: “Главною заботою была кухня и обед. Об обеде совещались целым домом. Всякий предлагал свое блюдо: кто суп с потрохами, кто лапшу или желудок, кто рубцы, кто красную, кто белую подливку к соусу…”. Мог ли предположить писатель в середине XIX века, что сон его героя станет увертюрой конфликта, возникшего в XXI столетии между двумя ресторанами “Обломов” в одной и той же Москве.

– Это давняя история, у которой два аспекта: нравственный и юридический. Что касается морально-этического аспекта, то никаких проблем с этим не было. Мой близкий товарищ Юра Андреев является, по совместительству, архитектором многих проектов, в частности ресторанов “Сохо”, “Пилот”, “Кафка”, “Штольц” и салона красоты. В свое время я заказал у него проект под названием “Обломовъ”, который предполагал построить на месте нынешнего “Шинка”. Но когда мы уже стали его делать, произошло разделение имущества с моим партнером (Андреем Деллосом. – Ред.), и площадь, на которой мы планировали поставить кафе, отошла к партнеру. А то, что осталось мне в результате нашего раздела, не соответствовало масштабам проекта. Но я уже оплатил одну треть стоимости. Проект он все-таки осуществил и продал его третьим лицам. А я в то время построил ресторан “Мао”, и у меня появилось помещение над ним. Я долго думал, что мне с ним сделать, и решил: сделаю зал “Обломовъ”. И когда я заканчивал строительство, случайно снова встретился с Юрой. Он был удивлен: “Как же так, ведь я уже строил ресторан “Обломов”. Ну а потом ко мне пришли владельцы ресторана на Пятницкой с тем же названием. Они-то и предъявили претензии. Я ответил: “Вы только собираетесь строится, а я уже открываюсь на днях”. Они настаивали: “Мы подали на регистрацию товарного знака”. Я сказал: “Вот здесь я вам помешать не могу, если наше государство считает возможным регистрацию названия литературного произведения в качестве товарного знака, значит, так тому и быть”. Когда мы расстались, у меня создалось впечатление, что они поняли ситуацию. Но, оказалось, я заблуждался. Наш “Обломов” более кинематографичен, что ли (как, наверное, и подобает ресторану Табакова). Над его созданием трудился Саша Адабашьян, работавший на картине “Несколько дней из жизни Обломова”.

Кстати, именно с Деллосом созданы были самые “тусовочные” места Белокаменной середины 90-х: клуб “Пилот” и ресторан “Сохо”. В ту пору Антона знали именно как создателя “Пилота”. Про этот славный “центр элитарного досуга” нынешняя молодежь даже не ведает. Почему проект был свернут?

– Любому коллективу отпущено определенное время на существование, на то, чтобы пройти путь от младенчества до полного маразма и медленного затухания. Когда задумывался “Пилот”, мы не ставили перед собой задачу создать еще одно место, где будет приличная кухня и большой выбор алкогольных напитков. Нам хотелось организовать именно артистический клуб. Каждое подобное место, повторюсь, существует определенное время. Это не я придумал. То, что эти клубы прожили так долго, на мой взгляд, чудо. Я не стал испытывать судьбу, чтобы потом самому загнивать на корню, поэтому я и закрыл эти заведения, попытавшись перепрофилировать их под другие цели.

В то время обложка американского Time с броским заголовком “Аnton Tabakov: A Man Of The Year” украшала кабинет в “Сохо”:

– Друзья, сделавшие для меня журнал в подарок, постарались на славу, подделка высококачественная, вполне можно принять за настоящий Time.

Но ведь в контексте нынешней эпохи обложка российской “Карьеры” куда весомее заокеанского Time’а, не так ли? Брак красивых представителей двух славных кино-династий и их карьеры символизировали смену приоритетов. “Выбор новых поколений” сопряжен с пресловутым “коммерческим фактором”. Супруги преуспели в бизнесе, далеком от ремесла родителей. Зато с каким артистизмом они работают!

Ян ДОЛГИХ.

Полностью материал опубликован в журнале “Карьера” №03 текущего года.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Медийный маскарад
Хочется извиниться
Весенняя усталость
Челобитная


««« »»»