ОЛЕГ ЯНКОВСКИЙ: К ТЕМЕ ДЬЯВОЛА СТАРАЮСЬ НЕ ПРИКАСАТЬСЯ

Понять, в чем заключается магнетизм Олега ЯНКОВСКОГО, просто невозможно. Он – один из немногих актеров нашего времени, которые пользуются стабильным интересом и любовью, как и у режиссеров, так и у публики. Причем, ему, как и любви, покорны все возрасты зрителей.

Вот уже много лет для большинства людей Олег Янковский – не просто имя, а уровень актерского мастерства, что подтверждали очереди в кинотеатры, театры на фильмы и спектакли с его участием, а также многочисленные премии и звания, полученные им за годы служения искусству. Но талантливый человек, как известно, талантлив во всем. Поэтому любое проявление его таланта, впрочем, как и появление на публике, – праздник. Он улыбается, как могут улыбаться только мужчины с очень большой буквы, и заряжает своим жизнелюбием всех, кто находится рядом с ним. Возможно, именно поэтому “Кинотавр” славится своей положительной аурой, ведь Олег Янковский его бессменный Президент.

– Олег Иванович, как вы себя чувствуете в роли Президента ОРК?

– С годами полегче, и хочется надеяться, что самые трудные годы уже прошли. Более счастливого года по производству новых картин еще не было… Это и наши классики, и средний возраст и самое главное, что как-то неожиданно в российский кинематограф ворвалась молодежь. Фестиваль не имел права не отметить эту хорошую тенденцию. Мы возобновили второй конкурс “Зрительский взгляд”. Теперь мы делим картины на психологическое, авторское и жанровое кино. Отрадно, что понемногу выпрямляется позвоночник нашего кинематографа, хотя еще очень много проблем: с тем же прокатом, с производством.

И самое главное, что материалы, к которым сегодня тянутся режиссеры, принципиально отличаются от прошлых лет. Появилась попытка возвращения к серьезному кино. Хотя есть и жанровые ленты, появляются в нашем конкурсе и триллеры, и криминальные картины. В будущем это, может быть, будет какой-то особый конкурс, и мы будем к нему подходить по иному принципу. Но те тенденции, которые сейчас существуют, просто радуют.

– Вы прибегали к волшебству в “Обыкновенном чуде”, придумывали небывалые истории в образе Мюнхгаузена, а как вы сами относитесь к различной чертовщине, приметам? Фестиваль-то в этом году – 13-й.

– Я – верующий человек, и во все приметы тоже, естественно, верю. К 13-му числу отношусь как-то… настороженно (смеется).

– А не хотелось бы вам продолжить череду подобных героев и сыграть, например, Мастера или Воланда?

– Попытка снять “Мастера и Маргариту” ведь была предпринята в очередной раз. Со стороны режиссера Бортко мне поступило предложение сыграть именно Воланда, и я долго мучился перед тем, как дать ответ, но к решению так и не пришел. Внутренне я понимал, что от таких ролей не отказываются. А с другой стороны, чувствовал, что это не просто роль, что за этим стоит какая-то странная сила. Уж больно много вокруг этого материала загадочного. И я задал себе вопрос: ведь никому же не пришло в голову, кроме кукольного спектакля “Божественная комедия”, сыграть Бога. Иисуса Христа играли и будут играть, этот человек был, а вот что такое Бог и Дьявол – на этот вопрос я не могу ответить, поэтому стараюсь не прикасаться к этой теме.

Думаю, что артист, человек, живущий на земле, не имеет на это права. Что касается предложения Бортко, то он по каким-то другим обстоятельствам не стал снимать этот фильм, решил делать Достоевского, и вопрос отпал сам собой.

– Еще несколько лет назад в прессе то и дело появлялись статьи о постепенном умирании российского кинематографа. Как, на ваш взгляд, обстоит дело сейчас? Есть ли у него шансы все-таки вытеснить из кинотеатров американское кино?

– Мы просто обязаны это сделать, но в каких-то разумных пропорциях. Пока в прокате по-прежнему главенствует американское кино. Но это только пока, ведь многие страны с этим уже как-то справились, зарабатывая на прокате голливудских картин, они получили деньги для создания своего отечественного кино. И теперь пропагандируют именно его. Это происходит и в Англии, и во Франции, в ряде других стран.

В американское кино, в эту киноиндустрию вложены огромные деньги, интеллектуальные силы, и я думаю, справиться с этим в России не удастся никогда. Как и в ряде других областей. Ушло время. Но у нас тоже бывают взрывы в кинематографе, и мы тоже можем удивлять другие зарубежные фестивали, и в мировом прокате обязательно что-то будет появляться наше. Но стать такой индустрией, какую смогли сделать заокеанские кинематографисты, к большому сожалению, мы уже не сможем. Но я надеюсь, что доля российского кино в прокате постепенно увеличится.

– В этом году в конкурсе ОРК вновь представлен фильм с вашим участием.

– По этому поводу я уже давал интервью и получал удары в спину от журналистов, которые говорили, что разочарованы во мне. Я отвечал и отвечаю, что я, прежде всего актер, и это моя профессия. А то, что я взял на себя общественную нагрузку в виде фестиваля, став его президентом, то это была лишь благодарность кинематографу за мою счастливую судьбу.

Обласканный вниманием критики, зрителей я просто не имел права не помочь фестивальному движению в те годы, когда ему было очень трудно. Отойти в сторону в своем белом костюме и сказать: выкручивайтесь, как хотите, я не с вами – было бы несправедливо. Я согласился возглавить фестиваль, но это не значит, что не должен заниматься тем, что умею и люблю.

– Вся ваша семья неразрывно связана с кино: жена и невестка – актрисы, сын – актер и уже режиссер, в прошлом году внук дебютировал, а когда мы увидим на экране внучку Лизу?

– Династия у нас действительно большая, вы ведь не назвали еще и моего старшего брата и его детей, которые тоже занимаются кино. И, честно говоря, есть у меня одна мечта. Хочется собрать огромную семью Янковских и запечатлеть в хорошей истории, но для этого нужен материал, и пока это по-прежнему остается мечтой.

А Лизу, я думаю, вы обязательно увидите: или у Филиппа в картине, или может быть сам буду что-нибудь снимать. Это не потому, что я хочу, чтобы они занимались этой профессией, отнюдь. Да они и маленькие еще. Но когда они вырастут, надеюсь, в кинематографе все изменится, и профессия актера будет востребована и любима, как это было раньше.

– На “Кинотавре-2002” к кино добавился еще театр. Не хотели бы и вы привезти сюда “Шута Балакирева” или какой-то другой спектакль со своим участием?

– Всегда интересно показать перед своими коллегами что-то новое. Но уж больно неподъемный наш театр, тяжелая сценография, и у нас всегда стоит проблема перед любыми гастролями. Если же будут какие-то антрепризы с моим участием или участием других актеров “Ленкома”, то, может быть, это и случится. Что касается Театра Луны, то он более мобильный, поэтому он смог приехать на фестиваль.

А что касается “Ленкома”, то на одной из картин, где участвуют актеры нашего театра Караченцов, Певцов, Марьянов, мы записали очень забавный диск “Актеры “Ленкома” поют”, и перед показом этого фильма будет небольшое действо, и актеры не только представят картину, но еще и споют. Да и вообще все эти фестивальные вечера создают хорошую ауру. Конечно, бывают мероприятия удачные и неудачные, ведь из года в год делать фестиваль – дело трудное. Для этого нужны свежие мозги, какие-то новые инъекции. А поскольку фестиваль тринадцатый, тут можно накрутить много чего…

– Фестиваль постепенно становится поющим. Запел его основатель Марк Рудинштейн, поют многие участники и гости “Кинотавра”. Когда же мы услышим вокальный талант Олега Янковского?

– Ни-ког-да!

Я гарантирую.

Рудинштейн – другое дело, он любит эту профессию, и учился ей с удовольствием.

– На фестивале мы вас постоянно видим в строгом костюме, как и подобает Президенту. Приоткройте, пожалуйста, тайну, как вы отдыхаете и где вас можно углядеть в домашней обстановке на фестивале?

– Ну, это трудное дело… Я очень ревностно к этому отношусь, тем более, зная вашего брата-журналиста. Однажды на фестивале был интимный момент, когда я выбрал час свободного времени и решил скромно позагорать на лежачке, а в этот момент кто-то подставил мне пустую пивную бутылку и сфотографировал. Потом я увидел этот снимок в “желтой” прессе. Видел я в изданиях и фотографию Никоненко, выкручивающего трусы на пляже. Тут уж ничего не поделаешь, это жизнь, поскольку действие связано с морем и оголенными телами. Подобное бывает и на Каннском фестивале. Но здесь уже возникает вопрос этики: у кого рука поднимается снимать подобные вещи, а у кого – нет. Поэтому, я стараюсь редко раскрываться и держу себя официально.

– В прошлом году самым популярным блюдом фестиваля стал торт “Шоколадный Панчо”. А какое ваше самое любимое блюдо на “Кинотавре”?

– Ой, на “Кинотавре” можно в разных местах вкусно поесть. Окрошку люблю в хорошем исполнении, хотя не всегда таковую можно найти. Если выйти с территории “Жемчужины” и немного пройтись, можно набрести на маленький ресторанчик, где великолепно готовят плов. Очень люблю “Иверию”. Это популярное место, где собираются кинематографисты, гости. Там побывала Орнелла Мути, а Жерар Депардье делал свои шашлыки…

– Вот уже более 35 лет рядом с вами по жизни идет один человек. Чем Президенту ОРК помогает его первая леди?

– Всем. В двух словах и не расскажешь.

– Для всех приезжающих в Сочи Янковский и Рудинштейн ассоциируются с “Кинотавром”, а значит с праздником. А для вас “Кинотавр” – что это?

– На прошлом фестивале у меня навернулась соленая мужская слеза оттого, что прошли трудные годы. Что теперь на площади перед Зимним театром, где раньше была стоянка автобусов и кинематографисты скромно отпрыгивали от движущихся машин, идя на кинопоказ, висит на радость всем самый большой в мире экран под открытым небом. Сегодня артисты выходят под грохот оваций публики, ожидающей очередного показа под звездным небом. И это все искренне, город наполняется отдыхающими со всей страны.

Я понимаю, что до фестиваля с лоском еще далеко. В отрыве от экономических проблем в стране нельзя сделать отдельный праздник. Но, может быть, ради этого и тратишь силы. Бывает, что наступает отчаяние, когда я в очередной раз смотрю на Рудинштейна, знающего, что все уже собрались на церемонию открытия в зале Зимнего, а обещанные деньги не поступили. Это происходит каждый год. И я надеюсь, что к следующему году наш фестиваль примет статус государственного фестиваля и получит отдельную строку в бюджете. Это очень важно.

Беседовал Дмитрий ТКАЧЕНКО, www.kinotavr.com.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЗАПИСАЛСЯ
ДЕНЬ ЗАЩИТЫ НТВ-6
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ИСКУССТВ «ЯЛТА-2002»
ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ “ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ”
ВОЙНА В НАТУРЕ
ДЕЛО “КИНОТАВРА” ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ
ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ
Почему статьи телекритиков превращаются в политобозрения?


««« »»»