ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

Вот уже 13 лет бессменным командором “Кинотавра” является Марк РУДИНШТЕЙН, то и дело удивляющий нас своей жизнедеятельностью и все новыми талантами. Когда-то он стал организатором первого рок-фестиваля, затем затеял киноконкурс, плавно переросший в огромный кинофестиваль. Потом снялся в кино, через некоторое время запел, а в этом году попробовал себя и на театральном поприще. И при этом при всем организовывает ежегодные “Лики любви” в Москве и “Кинотавр” в Сочи.

– С “Кинотавром” неразрывно связана эстрада. Кинофорум сопровождают эстрадные выступления, многие киноартисты поют, несколько лет назад запели и вы. В этом году в свет вышел ваш первый альбом. Не хотите ли вы устроить в Сочи его презентацию?

– Сказать, что вышел альбом – это слишком громко, поэтому никакой презентации не будет ни в Сочи, ни в Москве, нигде. Вообще – это делалось ради любимой женщины, пожелавшей увидеть эту кассету на мой день рождения. Больше за этим ничего не стоит. Этот альбом появился, что называется для дома, для семьи, для шутки. Я предпочитаю на эту тему шутить, потому что мое время ушло и для эстрады, и для театра, и даже для кино. В 20-30 лет можно сказать, что альбом вышел, а в мои 56 – больше подходит, что он прихромал. На фестивале, конечно же, много культурных мероприятий, но это все привходящее, и надо все-таки понимать, что главное на “Кинотавре” – это кино.

– В этом году к вашим талантам добавился еще один, мы увидели вас в качестве театрального актера. Что это: поиски себя, внутренняя потребность лицедейства или что-то другое?

– Театр для меня – это нереализованные мечты. Ведь я учился на театральном факультете, хотел играть в театре. Когда я согласился на роль в спектакле “Губы” Театра Луны, думал, что не выдержу даже месяца, сбегу. А вот задержался и получаю огромное удовлетворение оттого, что мной командуют.

Когда ты в течение многих лет каждый день вынужден принимать командные решения, теряется очень много человеческого, притупляется чувство боли. А на сцене я выполняю чью-то волю: плачу, танцую, смеюсь, пою и… забываю о работе, о решении каких-то важных проблем. Сначала это ощущение меня просто держало на сцене, а потом я, как наркоман, втянулся, и начал получать кайф от этого. После шести часов, проведенных на сцене, я вообще себя ощущаю другим человеком. А ведь когда-то я сам ставил спектакли в народном театре, все это было в моей жизни лет 20-30 назад. Условия жизни меня отодвинули от этого занятия. И если у меня появятся новые серьезные роли в театре, то это может стать главным для меня.

Но здесь есть опасность заболеть, потому что, как я для себя понял, актер – это женское существо, он капризен, он ревнив. У меня уже появилось такое чувство по отношению к моему партнеру по роли, когда увидел, что он какие-то реплики произносит лучше, чем я, но вовремя поймал себя на этом и остановил. Говорят, продюсеров и детей не переиграть, вот и меня театральные критики пока не ругают, и на том спасибо. Значит, что-то все-таки получилось.

– Помимо творческих талантов вы всю жизнь неразрывно связаны со спортом…

– Рекорд, как всегда, один – добежать до сетки. Добежал до сетки, вернулся обратно на подачу – это уже успех. Сейчас я в хорошей спортивной форме, начал заниматься плаванием и прекрасно себя чувствую. А недавно стал абсолютным чемпионом правительственного пансионата “Снегири” по настольному теннису. Причем сначала я думал, что меня хватит от силы на две партии. В итоге, играл целый день и выиграл. Правда, после этого турнира не мог ходить целую неделю, все болело.

– А как насчет морских заплывов?

– Морские заплывы я предпочитаю делать в Тихом океане. Я же одессит и достаточно долго держусь на воде, могу и два, и три часа просто спокойно плыть. Так сложилась жизнь, что я понял, что такое настоящее морское плавание: в чистой теплой воде, когда на дне виден каждый камушек…

– При такой бурной многообразной жизни остаются ли минуты для отдыха. Чему отдает предпочтение в минуты спокойствия Марк Рудинштейн?

– Минут для отдыха, когда работаешь, нет. Но я все-таки стараюсь раз в месяц исчезнуть дней на пять, куда-нибудь на Тихий океан и провести их в тишине и с любимой женщиной. В Москве в свободные минуты отдаю предпочтение чтению. Сейчас закончил “Московскую Сагу” Аксенова и “Тяжелый песок” Рыбакова. Ну а если бы меня спросили, что бы я взял на необитаемый остров, то, наверное, хотели бы услышать, что это “Робинзон Крузо”… Дудки, я бы взял что-нибудь эротическое, например “Эммануэль”. Потому что на необитаемом острове, надо честно признаться, не хватает только любимой женщины.

– Вы и каждый фестиваль посвящаете любимой женщине. А какой должна быть женщина, которой посвящен 13-й фестиваль?

– Безусловно, она не должна быть мужчиной, поскольку сегодня это стало так модно, что скоро уже мужчины начнут посвящать фестивали мужчинам. А вообще, к 13-му фестивалю очень подходит образ женщины. Она должна быть загадочной, как и число 13. Мне нравятся женщины с прошлым, о которых абсолютно ничего не знаешь и можешь сам себе нафантазировать его. Ведь по-настоящему ни прошлого, ни будущего никто не знает, поэтому-то и существует хорошая фраза: воспоминание о будущем…

Беседовали Дмитрий ТКАЧЕНКО & Влада ЛЕППКЕ, www.kinotavr.com.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ДЕЛО “КИНОТАВРА” ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР ЗАПИСАЛСЯ
ОЛЕГ ЯНКОВСКИЙ: К ТЕМЕ ДЬЯВОЛА СТАРАЮСЬ НЕ ПРИКАСАТЬСЯ
ДЕНЬ ЗАЩИТЫ НТВ-6
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ИСКУССТВ «ЯЛТА-2002»
ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ “ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ”
ВОЙНА В НАТУРЕ
Почему статьи телекритиков превращаются в политобозрения?


««« »»»