Жанна Жердер: Так не бывает

Летняя пора при всех своих многочисленных достоинствах (комары, мухи, +38 по Цельсию в тени) имеет один существенный недостаток: летом закрывается театральный сезон, и все московские театры запираются на один большой общий амбарный замок. Закрывается сезон и в театре «Московская оперетта».

О самой громкой премьере театра в подходящем к своему естественному завершению сезона – мюзикле «Золушка» – мы разговариваем с режиссером-постановщиком данного спектакля Жанной ЖЕРДЕР.

– Жанна, прежде чем ставить «Золушку» на сцене, вы, вероятно, неоднократно «ставили» ее в своем воображении. Скажите, насколько отличается спектакль, который вы задумали, от спектакля, который увидели зрители?

Существенно отличается. Ведь от задумки спектакля до его воплощения на сцене очень далеко. «Золушка» была задумана как проект «Фонда Герарда Васильева по сохранению и развитию жанра оперетты». Мы с Герардом Вячеславовичем обратились к композитору Андрею Семенову с предложением написать мюзикл по киносценарию Евгения Шварца. Кстати, Андрей писал «Золушку» в Майкопе, в доме, где фактически прошло детство Евгения Шварца: семья доктора Шварца была дружна с семьей доктора Соловьева, потомком которого является Андрей.

– Что же было дальше?

– Дальше мы подали заявку в Комитет по культуре города Москвы на получение гранта в проекте «Открытая сцена». Но случилось так, что когда мы показали нашу «Золушку» (клавир и либретто) директору «Московской оперетты» Владимиру Тартаковскому, он заинтересовался этим материалом и, получив грант, мы тут же передали его в театр оперетты. Естественно, пришлось пересматривать решение не только костюмов и декораций, но и всего спектакля.

– Актеры как-то повлияли на ваши режиссерские решения?

– Конечно же, повлияли. И я очень им за это признательна: благодаря им спектакль заиграл такими красками, о которых я не могла и мечтать. А когда на генеральной репетиции увидела «картинку», созданную Галей Маркеловой, я подумала: «Так не бывает».

– Как вы оцениваете исполнительниц главной роли?

– Так случилось, что все, кто репетировал, сыграли в серии премьерных спектаклей. Притом, что Золушек у нас было целых три, а Принцев – четыре. У Золушек первенство, бесспорно, принадлежит Василисе Николаевой. Но и Оля Белохвостова очень убедительна в этой роли. Оле всего семнадцать лет, и как дальше сложится ее творческая судьба, покажет время, но старт был неплохой. Дебютом в «Московской оперетте» роль Золушки стала и для Юлии Гончаровой, хотя она уже спела несколько партий в «Геликон-опере».

– Вы допустили какие-то ошибки, работая над постановкой? Есть вещи, которые вы хотели бы исправить?

– Ошибки, наверное, есть, но я их пока не осознала. А что касается исправлений, я считаю, что от любых исправлений «продукт», как это принято сейчас называть, становится только хуже.

– Кто из актеров открылся для вас с неожиданной стороны?

– Солистки балета Надежда Захарова и Ирина Корнеева, сыгравшие сестер Золушки. Никогда не думала, что красивые женщины могут быть столь органичны в характерных ролях.

– Собираетесь ли вы ставить в своем театре новый спектакль? Если «да», то какой?

– У меня есть кое-какие наброски, но будут ли они воплощены на сцене театра «Московская оперетта» или в каком-либо другом театре – покажет время.

Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Страшная мстя
За здравие и упокой?
Как два пришельца
Любимая


««« »»»