Дело Алисы Китлер

Рубрики: [Мнение]  

Английский историк и антрополог Джон Сеймур начинает свою книгу о колдовстве в Ирландии ссылкой на описание острова, где сказано: «В Ирландии змей нет». То же, по мнению автора, можно было бы сказать о ведьмах и колдовстве – «В Ирландии колдовства нет». Понятно, что некие действия, которые в Европе XV–XVII вв. могли бы быть квалифицированы как колдовские, в Ирландии тоже имели место, однако там они как ведовские и преступные просто не расценивались.

Ведуньи и знахарки, иначе говоря, женщины, которые лечили травами и заговорами, конечно же, были, но их действия являлись естественной и органичной частью жизни ирландской деревни. И в этом поведении никто не видел ничего преступного, причем касалось это не только местного крестьянского населения, но и представителей знати и буржуазии, не только ирландской, но и английской. Поэтому настоящих процессов над ведьмами там не было. Первое реальное дело о колдовстве, как полагает Сеймур, было делом Флоренс Ньютон, которая в 1661 г. была обвинена в том, что навела порчу на свою служанку Мери Лонгдон. Тем более странным выглядит дело о колдовстве 1324 г., которое даже для Европы предстает как слишком раннее. Мы имеем в виду знаменитое дело Алисы Китлер, богатой дамы из Килкенни, которая была обвинена в колдовстве и общении с демонами епископом Оссори францисканцем Ричардом Ледредом.

Этот процесс и все связанные с ним загадочные истории сейчас хорошо известны и даже в своем роде популярны, а сама Алиса (которая в 1325 г. скрылась предположительно в Англии и так и не была обнаружена) считается одной из первых жертв охоты на ведьм. Некоторые называют ее героиней-подвижницей, своего рода символом женской независимости, бросившей вызов мрачному миру средневекового церковного мракобесия, в котором правили мужчины. Но в наши дни называться «ведьмой» совсем не позорно, а даже почетно, и имя Алисы Китлер стало чуть ли не культовым. Поэтому в своей книге «Возвращение языческих традиций» Полин Кампанелли с гордостью пишет: «Для многих из нас, идущих путем ведовства, было бы очень желательно установить связь с теми нашими сестрами и братьями, кто стоял в круге мудрых в минувшие эпохи и кто, возможно, лишился жизни из-за своей веры, – хотя что-то подсказывает мне, что большинство из них живут сейчас среди нас».

Справедливо возникает вопрос: сколько людей из миллионов, казненных за колдовство, были ведьмами на самом деле? В книгах о колдовстве можно найти ответы, которые варьируются между следующими: «Нет, все они, вероятно, были добрыми христианами» и «Немногие введенные в заблуждение люди, думавшие, что они ведьмы». Прочитав очень много показаний, данных на процессах, причем не обвиняемыми, а свидетелями, я придерживаюсь мнения, что большинство действительно практиковали какую-то из форм нашей религии, поскольку обвиняемые с благоговением придерживались своей веры и платили за нее жизнью. Недавно я закончила вышивку с именами девяти женщин, обвиненных в колдовстве. Чтобы создать крепкую духовную связь с ними, я вышила их имена крестом на куске старинного домотканого холста. Первое из девяти имен принадлежит Элис Китлер, которая одной из первых в Англии была осуждена за колдовство. Остальные женщины, как я считаю, тоже были ведьмами.

Кем же на самом деле была Алиса Китлер? Жрицей тайной религии? Или несчастной темной женщиной, которая знала лечебные травы и заговоры? Или просто жертвой интриг и клеветы? Да и было ли само дело? Многие исследователи склоняются к тому, что весь отчет о процессе над Алисой Китлер – это просто фальшивка, составленная уже в XV или XVI в., однако, это не совсем так. Издание книг не было массовым и основным источником этого дела является анонимный и довольно пространный латинский текст, который хранится в библиотеке Британского музея. Он был издан в 1843 г. Т.Райтом под названием «Современное повествование о деле против госпожи Алисы Китлер». Сама рукопись действительно датируется XV в., однако, является скорее всего копией с более раннего документа. Но это не единственный источник: процесс над Алисой Китлер кратко упоминается и в ирландских анналах, причем наиболее надежным свидетельством здесь могут считаться Анналы Джона Клина, монаха-францисканца, который умер в середине XIV в. и таким образом описывал события, о которых он знал чуть ли не из первых рук. Имя Алисы и ее родных упоминается и в церковных книгах, и в записях магистрата города Килкенни. Так что, что-то все-таки было, но что именно?

Алиса Китлер родилась в 1280 г. в богатой англонорманнской семье в Килкенни, наверное, на то время самом богатом торговом городе Ирландии. Отец Алисы был состоятельным человеком и занимался в основном торговлей мукой. В неполных 18 лет Алиса вышла замуж за Вильяма Оутлау, и у них родился сын, тоже Вильям. У ее мужа была контора по выдаче денег взаем под проценты и ломбард, и юная жена стала активно ему помогать в работе. Вскоре он скончался, причем от чего – точно неизвестно. Против Алисы было возбуждено дело – ее, разумеется, обвинили в «удачной» смерти мужа, но за отсутствием улик оно было закрыто. Некоторые источники называют ее красавицей, но, строго говоря, у нас нет оснований быть в этом уверенными, хотя, судя по тому, что она потом выходила замуж еще трижды, причем за представителей англо-норманнской знати, можно это предположить. Ее второй муж Адам ле Блонд, а также третий Ричард де Валле также быстро умерли, после чего она вышла замуж за Джона ле Поуэра, с которым прожила довольно долго и имела от него еще троих детей. К 1324 г. он заболел странной болезнью, то ли психической, то ли особой формой паралича, при которой сохранял сознание, но был практически неподвижен. Их уже взрослые дети стали требовать от Алисы части семейного капитала, который был довольно велик и складывался из наследства от отца Алисы и трех ее мужей, имущества еще живого мужа и дохода от ростовщичества. К тому времени, живя в доставшемся от отца трехэтажном особняке, она купила себе еще дом на море (для тех времен – большая редкость), а в самом Килкенни – дом для старшего сына, которого очень любила. В общем, Алиса Китлер была поразительно успешна в делах и, как всегда бывает, вызывала зависть и жажду разоблачения. Летом 1324 г. дети Алисы от ле Поуэра приехали к ней на море и начали требовать денег, угрожая, что они обвинят ее в смерти первых трех мужей и в том, что она наслала странную болезнь на их отца. Более того, в магистрат Килкенни от них действительно вскоре поступила жалоба на Алису Китлер, однако, до суда дело не дошло. Тем не менее вся эта история получила огласку, и Алиса попала в сферу внимания Ричарда де Ледреда, епископа Оссори, который решил обвинить ее и ее старшего сына Вильяма в колдовстве. Вильям и служанки Алисы были задержаны, а ее саму тем временем отправили в Дублин, где благодаря заступничеству сенешаля Килкенни Арнольда ле Поуэра, ее деверя, дело было обжаловано и ее отпустили. Во время слушания дела о самом епископе было вынесено особое мнение: он был признан не полностью вменяемым, и комиссия пришла к выводу, что в дальнейшем жалобы и доносы этого странного англичанина вообще не следует принимать к рассмотрению, поскольку он много лет провел во Франции и теперь пытается перенести в Ирландию тамошние нравы, не понимая специфики страны, которая вообще не признает идеи колдовства. Таким образом, первое обвинение Алисы Китлер – в последовательном убийстве мужей при помощи магии с целью получения их денег – оказалось забыто. Сам Ледред, который присутствовал на заседаниях суда и пытался «вразумить» дублинских судей, был ими осмеян и даже, как написано в «Современном повествовании», побит ими и грубо вытолкан из зала.

Но, как сообщает то же «Повествование», пока Алиса находилась в Дублине, ее сын, служанка Петронилла Мит и еще несколько человек (по сохранившемуся описанию – всего 12, включая ее саму) были задержаны. Петронилла была четырежды подвергнута порке и призналась во всем, что ей и Алисе инкриминировал Ледред. А именно: что они отказались от христианской религии; что они приносили в жертву своим богам и демону Роберту Артисону (filius Artis) животных, особенно – петухов; что они гадали о будущем, призывая дьявола; что они использовали заклинания «Фи, фи, фи. аминь»; что они готовили приворотные и отворотные порошки, используя внутренности петухов, ногти мертвецов, тела новорожденных и умерших до крещения детей, а для хранения употребляли черепа казненных разбойников; что она путем магии извела своих мужей; что Алиса имела интимные отношения с Артисоном, который приходил к ней обычно в образе черного пса в сопровождении трех эфиопов с железными прутами. Позднее та же Петронилла рассказала, что они с Алисой мазались мазью из мозгов умерших детей и летали на палках, но – невысоко. Несмотря на все эти обвинения, которые были признаны свидетельницей и соучастницей, Алиса почему-то не только не была арестована, но и сумела при помощи ле Поуэра возбудить дело против самого Ледреда, обвинив его в ереси. Он был задержан, но вскоре отпущен. Однако, несмотря на единодушно отрицательное отношение к этому человеку, процесс против Алисы Китлер шел своим ходом, и, опасаясь ареста, она была вынуждена вместе с дочерью Петрониллы Базилией бежать в Англию, где ее пути затерялись. Неизвестно также, что стало с ее имуществом. Вильям Оутлоу, ее сын, покаялся в том, что он по наущению матери отчасти уклонился от пути христианства, и был приговорен к паломничеству в Кентербери, каковое и предпринял. Для Петрониллы Мит все сложилось хуже – в субботу 3 ноября 1324 г. она была публично сожжена. Судьба остальных слуг неизвестна. Сам же епископ Ледред впоследствии был отозван в Лондон и там задержан по обвинению в ереси. Он провел в заточении девять лет. Вернувшись в Оссори, он занялся сочинением латинских кантилен религиозного содержания, которые пытался приспособить к мелодиям ирландских народных песен. Он надеялся, что его примитивные духовные стихи будут коллективно исполнять в дни церковных праздников, но, надо сказать, успехом его тексты не пользовались.

Дело Алисы Китлер было таким необычным и странным, что некоторые исследователи считали его фальсифицированным. Причем даже если допустить, что за всем этим стояла политическая подоплека или просто желание врагов Алисы лишить ее имущества, все равно характер обвинений совершенно не соответствует началу XIV в. и тем более – Ирландии.

Сопоставление текстов анонимного «Современного повествования» и кантилен Ричарда Ледреда заставило ученых предположить, что отчет о процессе был написан… им самим! Многое из того, в чем обвиняли Алису, на самом деле было просто сочинено автором, выдававшим желаемое за действительное. Как пишет Дж. Рассел, автор книги «Колдовство и ведьмы в Средние века», «дело Алисы представляет смесь разнообразных элементов: одни из них были заимствованы Ледредом из континентальных процессов, в других звучат мотивы ирландского фольклора, а третьи, вероятно, обязаны своим происхождением богатому воображению епископа». Интересно, что в ирландских анналах все эти обвинения не приводятся, зато упоминается совершенно другое: Алиса Китлер якобы по воскресеньям, когда все были в церкви на службе, подметала метлой главную площадь Килкенни, а собранную пыль относила к порогу дома своего сына, где и высыпала, приговаривая: «Пусть все добро, что есть в Килкенни, придет к этому дому». За этим стоит распространенное у многих народов поверье, что благополучие и богатство могут символически воплощаться в пыли, мусоре, который остается у людей на подошвах. Собирая этот «мусор», люди как бы временно создают своего рода амулет на удачу (в русской деревне аналогичным «амулетом благополучия и богатства» считались живущие в избе тараканы…), который можно вынести из дома, но не следует передавать никому другому. В общем, «выносить сор из избы» следует очень осторожно! Собирая пыль на площади, Алиса как бы крала у людей их благополучие. И самое смешное, что это обвинение в принципе могло оказаться вполне обоснованным.

Так был ли вообще процесс? Скорее всего, был, и бедную Петрониллу действительно сожгли, однако, ни о каких взаимоотношениях с демонами и полетах на метлах на нем речи не было. Скорее всего Алису Китлер обвиняли в смерти ее мужей, и служанка действительно могла оказаться ее сообщницей. Не исключено, что Алиса действительно пользовалась какими-то заговорами (а кто тогда ими не пользовался?!). Но столь банальное обвинение Ричарда Ледреда не удовлетворяло, и он составил новый отчет, в котором изобразил Алису как тайную жрицу темной языческой религии, а себя – как жертву, страдающую за правду и чистоту веры. Желая «очернить и заклеймить» Алису, он невольно превратил ее в культовую фигуру, которой охотно поклоняются сейчас «ведьмы» нового тысячелетия.

Татьяна МИХАЙЛОВА.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Крестьянка” №01-2009.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“Казус Рудинштейна”
О мертвых либо хорошо, либо правду?
Идея ранга
Заявление председателя Исламского комитета Гейдара Джемаля
Генотип и русская ментальность
Внук Рапопорта о времени и о себе


««« »»»