Милейший Виталий Яковлевич!

С глубоким душевным трепетом я, мальчик Петя (двенадцать лет и шесть месяцев), и мой лучший друг попугай Дима (триста шестьдесят два года и четыре дня) приступили вчера к просмотру вашей передачи «Серебряный шарф», посвященной жизни и смерти великой танцовщицы, которую поклонники называли «божественной Айседорой», а великий наш сермяжный поэт Серега Есенин называл просто Асей, или – когда был в подпитии, – более официально: товарищ Дункан.

Какое у этой истории обнадеживающе-романтическое начало! И какой, увы, жестокий финал, когда предательский шарф цепляется за колесо автомобиля и душит, душит, душит (тут рыдания почти перехватывают вам горло! – Прим. Димы) прелестнейшую шейку прелестнейшей из автолюбительниц! Какие проникновенные слова нашли вы, глубокоуважаемый Виталий Яковлевич, для молодого поколения, сказав, что из смерти Дункан нужно извлечь свои уроки и, вламываясь на остановке в троллейбус, первым делом необходимо удостовериться, что с вашим шарфом все в порядке, и левое переднее колесо не заглотило его, будто удав кролика! (Как будто наша молодежь носит шарфы! – Прим. Димы).

И, наконец, каким счастьем, любезнейший Виталий Яковлевич, было узнать, что и Серега Есенин, и столь безвременно уехавшая от нас в свое невозвратное путешествие Айседора, были вашими друзьями. Дима, правда, говорит, что тут по цифрам немного не сходится, и вы появились на свет божий тогда, когда ваши друзья его уже покинули… Но все это – обычная попугайская зависть, от которой не застрахованы даже лучшие особи!

Письмо к публикации подготовил Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Птичий грех
DVD-обзор
Василий Козлов: Хоть я и светский персонаж…
Третье безрыбье


««« »»»