Запретный плод

Одним из самых порицаемых социумом видов охоты является охота на маленьких девочек. Но некоторые юные особи женского пола с пониманием относятся к подобным слабостям мужчин за 40, ибо сами высоко ценят детскую сексуальную привлекательность. Так, например, несовершеннолетняя художница Катя ЗАШТОПИК не видит ровным счетом ничего зазорного в демонстрации наготы ребенка. Хотя в силу нимфеточного своего очарования облеплена потенциальными гумбертами со всех сторон. Поскольку сия умная Лолита не только хорошо рисует, но и внятно излагает свои неординарные мысли, мы и попросили ее прокомментировать проблему. И вот что она нам написала по поводу запретного плода с педофилического дерева. Что характерно, написала от лица мужчины. Ибо, по ходу, в прошлой жизни старым педофилом и была.

Вселенская красота, как мощнейшая сила воздействия на человеческий разум. распределялась по неровным отрывкам текущего времени всегда причудливо и замысловато. Такое явление, как абсолютная и вечная красота, – понятие растяжимое, и, ясное дело, все грани этого алмаза не могли предстать в полном объеме перед каким-то одним поколением. Всегда и везде рождались люди, которые благодаря своей фантазии, умению созерцать и обусловленной богатым жизненным опытом мудрости могли увидеть ту самую абсолютную красоту сквозь призму простых вещей, в которых обыватели не видят, как правило, ничего кроме рутины. Они-то, эти эстеты духа, и додумались до той простой истины, что эталона и идеала у красоты не существует, ибо она вездесуща и присутствует практически везде.

Радует одно: с каждым годом, благодаря титаническим усилиям креативных и творческих людей, рамки восприятия красоты расширяются. И в этом вопросе человечество несомненно прогрессирует, несмотря на периодические «сворачивания в сторону» (коими являются, например, всякие убогие и примитивные извращения-отходы в виде табу и запретов, которые окутывают своей липкой паутиной практически все достижения эротического искусства). Увы, всегда находятся задроты, желающие представить прекрасную вещь чем-то аморальным.

Почему я так отчаянно отстаиваю право красоты проявляться в самых неожиданных вещах вместо того, чтобы припечатать ее обычной формулой «белое – черное, плохое – хорошее, красивое – некрасивое»? Да потому, что мы эту формулу правильно не понимаем. И потому, что такая «принципиальность» будет успешно работать только при идеально отлаженной эстетической системе, которой пока в нашем обществе нет. Нам бы с реальностью научиться справляться, а уж потом начинать грезить об идеальном мире и какой-нибудь там целостной системе взглядов со всеми ее спутниками вроде политического строя и экономической политики, которая вообще-то не является необходимостью. Поэтому я предлагаю отойти на время от радикализма суждений, ибо это пройденный этап. Лучше рассмотреть данный вопрос, например, оценивая красоту женского образа.

Не секрет, что красивых (симпатичных, приятных, необычных – одним словом, привлекательных) женщин в мире существует много. Они все очень разные, и выявить среднее арифметическое женской привлекательности просто невозможно. Да и не нужно. Потому что на каждую обязательно найдутся свои ценители.

Нелепо утверждать, что богини pin-up’а первой половины XX века менее привлекательны и сексуальны, чем красавицы начала 90-х. Нелепо даже сравнивать одних с другими, равно как глупо было бы сопоставлять неповторимую Бьорк с красавицей Клаудией Шиффер. Образец идеальной женской внешности менялся и будет меняться, ибо красота очень разноликое и разномасштабное явление. А сейчас всеобщая любовь и поклонение очевидным образом пали на девушек с инфантильными чертами. Не до конца сформировавшиеся тела, неуклюжее местами поведение, наивный и даже детский взгляд, беспомощность и прочая внешняя и интеллектуальная атрибутика модного образа подростка – вот качества, свойственные таким девочкам. Причем по сугубо внешним данным такая девушка может и а-ля Барби застенчиво посасывать ярко-розовый леденец, а может и демонстрировать агрессивность, оставаясь юной, хоть и не по-взрослому сексуальной, особой в черных берцах, безжалостно громящей всякую неугодную для нее чепуху на очередной политической демонстрации.

Девочки, ориентирующиеся на это новое течение в моде и стиле, резко отличаются от стандарта. И совершенно очевидно, что мода на конкретно выраженную чистую зрелую женскую сексуальность потихоньку сходит на нет. В журналах все чаще стали мелькать фотосессии с простыми, свободными и непосредственными моделями, которые не обладают «сексуальными» фигурами. Проще говоря, секс перестает требовать привычной атрибутики. Откровенными и манящими теперь могут быть и панталоны, и бесформенные балахоны. С каждым днем мода на таких девушек-подростков набирает обороты. И ее вполне можно считать некой безобидной формой педофилии, из серии, когда два маленьких ребенка стоят друг напротив друга и любуются своими свежими, молодыми, розовыми тельцами, не обремененными пока еще пороками. Теми, что неизбежно вырастут из глупых мелочных проблем, которые правят бал во взрослой жизни.

Об этом растущем интересе к элегантности неэлегантного детского тела свидетельствует появление новых художников, рисующих в стиле baby art (в народе их пока именуют извращенцами или обзывают больными людьми). Говорят об этом и нюансы, вводимые в имиджи моделей, а также нездоровое увлечение творческой молодежи образом ребенка, равно как и открытый интерес всяких похотливых охотников за красотой и сексуальностью к молодой и еще неопытной плоти. Отсюда же вытекает взрослое и не в меру сознательное (по сравнению с прошлыми временами) поведение подростков. Люди от 8 до 18 лет зачастую находят вполне конкретное применение своей природной детской сексуальности: в чем-то современные дети гораздо взрослее своих советских сверстников. Одним словом, косить под малолетку так или иначе становится беспроигрышно модным. Тем более что такая стилистика пользуется спросом у весьма неординарных людей.

Конечно, продвинутая увлеченность детской и подростковой сексуальностью в сфере искусства порождает и некоторые проблемы, связанные с изначальным значением термина «педофилия». Ведь, как известно, попить райского нектара слетаются не только белоснежные райские птички, но и разного рода мухи и букашки, чье существование в нашем мире никто не отменял. Поэтому среди адекватных ценителей незрелой красоты находятся и свои паразиты.

Агрессия душевнобольных и неудовлетворенных людей приводит порой к неприятным событиям, в которые оказываются впутанными объекты поклонения этих взрослых, и кончаются такие контакты печально. Желание насладиться привлекательностью юных созданий иногда нарушает допустимые границы и в конечном итоге приносит всем лишь неприятные воспоминания.

Лично я всегда был против детской порнографии, где маленьких детей грубо и безжалостно вынуждают предаваться извращенным взрослым забавам. Секс по принуждению (не только по отношению к детям) вообще вещь не очень приятная, она может травмировать даже вполне взрослых особ. Не говоря уже о молодых, которых приземленное и неуважительное отношение может не просто шокировать, но и травмировать. А этого лучше избегать хотя бы потому, что морально больных и опущенных у нас и без того предостаточно. А вот против безобидной детской эротики, где детей никто не обижает и не заставляет заниматься всякими неприятными для них вещами, я ничего не имею.

Если фотографировать обнаженных и полуобнаженных красивых детей и подростков (но только при их личном согласии) в простых позах, без явной демонстрации гениталий и без создания какой-либо неестественной, наигранной сексуальности, где-нибудь на морском берегу, солнечной лужайке или ином красивом месте, а потом делать из этого частные фотоколлекции и открытки, то из этого может получиться вполне прибыльный бизнес, не наносящий ни малейшего вреда детям. Коли уж мода пошла на такое (в чем, между прочим, я не вижу ничего странного, аморального или необычного), то следует подавать товар массам красивым, правильным и продуманным образом, а не дешевым, грязным и подпольным, как это делается сейчас.

Так что не бойтесь неприличных мыслей, если таковые у вас возникли. И помните, что вы в этом мире не одиноки.

Катя Заштопик – девочка-явление. В свои 16 лет она уже была cover girl журнала Moulin Rouge, активисткой разных политических движений: побаловалась наша юная героиня гламурным фашизмом, поиграла в антифу, – одним словом, оставила о себе яркие воспоминания в самых разных социокультурных микросообществах.

Но Катя не просто явление. Она еще и талант. Ее рисунки повергают в ступор маститых профессионалов: никто не может поверить, что девочка без специального образования может ТАК рисовать. Трудно поверить и журналистам, что она может ТАК писать. Однако может. Поэтому будущее Кати туманно, ибо куда именно будет развивать себя ребенок, который уже экстерном закончил школу, бегло говорит по-английски и неплохо по-французски, пишет, рисует, лицедействует и, главное, напряженно думает, – совершенно непонятно. Впереди у нее сад расходящихся тропок, и никакому Борхесу не под силу обрисовать все ее потенциальные свершения. Жизнеописание маленькой Кати Заштопик когда-нибудь станет большим научным трудом, а пока можно поизучать ее первые шаги в искусстве. И в первую очередь – в искусстве жизни.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Moulin Rouge”, март 2007 г. (издатель Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Исход из России
От скромности не умрут
Боба Грек – шансонье года
DVD-обзор


««« »»»