Марина Хлебникова: Кофейку не хотите ли?

Эффектная девушка спортивного типа (по имени Наталья по фамилии Петькина – многлетний пресс-секретарь певицы Хлебниковой), яростно орудуя рулем своего совсем не спортивного «жигуленка», заметно нервничает.

– Не боись, Натали, прорвемся, – примирительно вздыхаю я, стараясь вложить в этот вздох побольше философского смирения.

– Прорвешься тут с тобой, как же! К двум часам мы точно не успеем, точно! Марина так ценит пунктуальность в людях, а мы опаздываем, опаздываем, опаздываем! Может, и не люди мы вовсе? Ну почему, почему ты не мог прийти вовремя?.. Совесть у тебя есть?

Вероятно, у меня нет совести. Потому что никаких угрызений вышеозначенной совести я не испытываю. А испытываю лишь непреходящий восторг по поводу пейзажей Южного Бутова, проносящихся за окнами «неспортивного жигуленка» со скоростью 110 километров в час. И почему-то… почему-то я совершенно твердо уверен: к Марине Хлебниковой мы не опоздаем.

Ни при каких обстоятельствах.

***

Ой, мальчики-девочки приехали! И опоздали, конечно! На целых четыре минуты опоздали! Будь я в добром здравии, я бы такое вопиющее опоздание не потерпела! Я бы за такое вопиющее опоздание с лестницы вас спустила! Но… я больна, нездорова, слаба, чихаю, кашляю… Поэтому проходите, гости дорогие, на кухню – чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы… – сильнейший приступ кашля мешает Марине доформулировать классическую формулу русского гостеприимства. Покорные последней воле буквально угасающей на наших глазах певицы, мы – проходим, чувствуем, не забываем.

– Простыла вот, как последняя… – начинает разговор Марина, попутно оглядывая кухню в поисках так некстати затерявшейся метафоры. – Напривозили тут дождей, понимаешь! А я, между прочим, с температурой тридцать семь и три тут сижу, да еще слова говорить какие-то надо… Наталья, ты не знаешь, от ОРЗ всегда умирают?.. Или все-таки есть надежда?

***

Мы на днях пару-тройку новых композиций записали… И я, знаешь, в таком раздумье крепком сейчас нахожусь: от меня-то ведь все больше «Чашку кофею» новую ждут – дубль пять, дубль семь, дубль сорок семь, а эти песни – они больше на старые похожи, времен моей «интегральной» юности. Непростенькие такие песни – с примесью рока, джаза и всего остального. И вроде бы «двигать» их сейчас надо – радио, телевидение, туда-сюда, а боязно. Вдруг не пойдет? Вдруг начнут кричать: «Чашку кофею давай!»

***

Как мне понравиться? Для этого надо быть мужчиной. Как минимум.

– А как максимум?

Жадным не надо быть, глупым не надо быть, приходить вовремя… Сказал: «Приду в восемь», так и приди в восемь – не надорвешься! Так что, как видишь, никаких заоблачных претензий к вашему брату я не предъявляю.

– У меня нет брата!

Ах, Коган, я совсем забыла: ты же такой остроумный! Ну, просто Ильф и Петров в одном флаконе! А вообще с мужчинами надо договариваться «на берегу», чтобы потом не возникало разных там «непониманий»: я не знал, что ты в ночных клубах поешь, я не знал, что ты на гастроли ездишь! А куда мне и ездить-то, как не на гастроли?! Я же артистка все-таки!

***

Что я могу сказать о нашем шоу-бизнесе? Шоу-бизнес у нас такой, какой мы заслуживаем. Другого шоу-бизнеса у нас нет и в ближайшее время не предвидится. Так что, надо работать с тем, что есть, а не есть того, с кем работаешь. Ничего каламбурчик?

Александр КОГАН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Необыкновенный концерт
Уважаемый Владимир Владимирович!
Жесть. Как ее есть?
Любимый
В очереди за дивидендами
Рэп-хохлома в новом клипе Тимати
«Негламурные» артисты на юбилее
DVD-обзор
Как это будет
Мачехины дети


««« »»»