Поэма для кинокамер

Недавно в Москве побывала одна из крупнейших актрис Франции Кароль Буке. Она представляла свою последнюю картину «Принцесса Аврора», показанную в рамках фестиваля французского кино, организованного ассоциацией «Юнифранс», и выходящую на экран в канун Нового года. В этой волшебной сказке для взрослых и детей актриса играет королеву, которая во имя любви отказывается от своей мечты стать балериной и чахнет от горя.

Судьба любой актрисы, даже самой успешной, не менее драматична. Она разыгрывает множество жизней и нередко теряет свою. Величие оборачивается драмой. Эмоциональное вживание в самые разные образы неумолимо ведет к нервным перегрузкам. И самое страшное – постоянная зависимость от желаний и вожделений других людей, и не только мужчин.

Признаюсь, я люблю актрис и сочувствую им. Поэтому меня особо тронуло признание Кароль Буке, что интервью, которое я у нее взял для своей телепрограммы «Культ кино», – лучшее в ее карьере. Она разыгрывала ответы на вопросы столь блестяще, что сорвала аплодисменты присутствующих. Казалось, Кароль могла рассказывать истории из своей жизни бесконечно, как Шехеразада, лишь бы ее не останавливали. Моя роль как собеседника по сути сводилась к точечным, по-видимому, верно угаданным вопросам и умению слушать, не прерывая. Я надеюсь убедить руководство канала «Культура» показать это интервью полностью, хотя по длительности оно выходит далеко за пределы формата моей программы.

Быть может, в какой-то мере это компенсирует невыполнение данных когда-то обещаний написать о таких разных и уникально одаренных актрисах, как Людмила Гурченко, Валентина Талызина или безвременно ушедшая в политику и бизнес секс-бомба рубежа 1970 – 1980-х годов Александра Яковлева. Чтобы искупить вину, я бы показал полностью и интервью самой знаменитой немецкой актрисы Мартины Гедек и включил в программу «Культа кино» не только ее «Неотразимую Марту».

Не я один имею основания считать, что я в долгу перед актрисами. Два года назад меня неприятно поразило решение жюри «Кинотавра» не присуждать премии за лучшее исполнение женской роли, хотя я и могу понять председателя того жюри Галину Волчек, которой, как и всем ведущим представителям ее цеха, хотелось бы остаться единственной великой. Но ведь в конкурсе была картина «Требуется няня» с блестящей по социально-психологической точности работой Марины Зубановой.

Как-то, представляя в Доме кино фильм Карлоса Сауры «Кармен», я попытался определить секрет обаяния исполнительницы заглавной роли Лауры дель Соль. Ведь танцевала она значительно хуже своей партнерши легендарной Кристины Хойос. И тут самопроизвольно возник термин «физиологический магнетизм». Вспомним, что утонченный эстет Марсель Пруст призывал уважать плохую музыку за то, что она стимулирует переживания толпы и со временем обогащается коллективными радостями и страданиями…

Особая поэма – лица и тела, любимые кинокамерой, от Виктории Толстогановой до Екатерины Редниковой. Сколько фантазмов они, сами о том не подозревая, рождали в темных залах! И сколько энергии из них высосали миллионы почитателей. По мере того как созданные ими образы наполнялись вздохами и слезами зрителей, их собственная жизнь опустошалась, и давление на психику становилось невыносимым, как в архетипической судьбе Мэрилин Монро.

Конечно, кому-то удается проскользнуть между Сциллой частной жизни и Харибдой публичного успеха. Брижит Бардо давно ушла из профессии и посвятила себя защите животных, а Елена Драпеко чаще заседает в парламенте, хотя и не покинула съемочную площадку.

Но общее правило – безумная лотерея и сумасшедший калейдоскоп чужих жизней и представлений – остается незыблемым. Не надо завидовать звездам. Надо им сочувствовать.

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” №47 (443) за 2006 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Жанна Жердер: Разве этого мало?
Московский вояж Дитера Болена
У этих песен одно негаснущее имя – Арно Бабаджанян
Декабрь – месяц урожайный


««« »»»