Против течения

На прошедшем недавно в Калуге первом международном фестивале семейного и детского кино «Верное сердце» столкнулись между собой два фильма, удивительно близкие по общей философской концепции, хотя и весьма различные по стилистике и художественному решению: российская лента «Итальянец» и шведская «Элина». В первой приз за лучшее исполнение детской мужской роли (я не оговорился) получил Коля Спиридонов, вторая стала победительницей фестиваля в разделе полнометражных игровых фильмов. Как член жюри я могу сказать, что в равной степени возможным был и обратный вариант – главный приз «Итальянцу», а актерский приз – юной исполнительнице роли Элины.

Фильмы эти сближает общая концепция. В обоих маленькие герои дошкольного или младшего школьного возраста отстаивают свое представление о том, что такое хорошо и что такое плохо в противовес всем окружающим – и взрослым, и сверстникам. Оказывается, что кантовский категорический императив, нравственный закон внутри нас значительно крепче и устойчивей в «неокрепших детских душах».

Герой «Итальянца» Ваня Солнцев настойчиво и наперекор всему ищет мать, которая его бросила в детском доме, и отказывается от завидной судьбы стать «итальянцем», быть усыновленным богатой и вполне добродетельной западной семьей. Элина остается верной памяти умершего отца с его репутацией «неудобного человека» и вступает в непримиримый конфликт с учительницей, успешно насаждающей «правильные» представления о социальном успехе, требующем знания шведского языка и забвения родного финского.

Взрослый мир (и мир послушных детей-отличников), будь то в неустроенной российской провинции или на севере благополучной Скандинавии, в равной степени заражен конформизмом и стремлением быть, как все. Для его преодоления требуется подлинный героизм (в смысле, близком к античной трагедии), готовность идти до конца (а в случае необходимости и отдать свою жизнь) за правду, в которую никто не верит и которая кажется никому не нужной. Ведь всем ясно, что бросившая тебя мать не найдется или ты ей окажешься ненужным, что легче извиниться перед учительницей и есть школьные завтраки, чем отказываться от еды, рискуя здоровьем, а то и жизнью.

А ведь нет – вся история мировой культуры свидетельствует, что нравственный закон важнее материального благополучия (пусть не в реальности, а только в искусстве). И маленькие герои показывают пример взрослым. На их сторону переходят сначала сверстники и подростки, а затем капитулируют и противники. Не Элина извиняется перед учительницей, а учительница (в блестящем исполнении бергмановской актрисы Биби Андерссон) просит у ученицы прощения за неправильное поведение (пусть из самых благих побуждений усмирить бунтарку), а Ваня Солнцев оказывается не в участке или в детдоме, а в финале находит свою маму.

И тут, и там господствуют, конечно, законы не трагедии, а мелодрамы, а то и социалистического реализма. Но это не снимает принципиальности конфликта. «Итальянец» и «Элина» – не фильмы для детей, а фильмы о детях для взрослых и детей. Взрослые должны делать вывод, что их бунтующие наследники правы, что в условиях господства рыночной экономики и соответствующей системы ценностей спасение человека и человечества может обеспечить нравственный стержень, который оказывается незыблемым именно у детей, (еще) не испорченных цивилизацией.

Так и фестиваль «Верное сердце», стремящийся решить демографическую проблему пропагандой благочестия и религиозности, идет наперекор всем постулатам господствующей глобальной массовой культуры и надеется на успех, несмотря ни на что.

Правда, остается открытым вопрос о том, не решается ли демографическая проблема более эффективно распространением эротики и порнографии?

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №41 (437) за 2006 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Ленинградскому рок-клубу – 25
Одесская юность не прошла даром
Погром-трава


««« »»»