Еще один сгорел на работе

Рубрики: [Рецензия]  

Наш корреспондент посмотрел фильм «Парфюмер» (Perfume: The Story Of A Murderer, США – Германия – Испания, 2006) и решил поделиться своими впечатлениями с читателями. Режиссер Том Тыквер, в ролях – Бен Уишоу, Рейчел Херд-Вуд, Дастин Хоффман (на фото), Алан Рикман, Биргит Минихмайер, Каролина Херфурт.

17 июля 1738 года «в самом вонючем месте Парижа» – на городском рынке, построенном на месте так называемого Кладбища Невинных, на свет появился младенец – сын неизвестного отца и нищей торговки рыбой. Вопреки ожиданиям матери, малыша не постигла участь четверых ее предыдущих детей, рождавшихся мертвыми или жившими не более нескольких часов. В самый неподходящий момент новорожденный подал голос, подписав тем самым матери смертный приговор. Родильницу схватили и через несколько недель повесили, обвинив в многократном детоубийстве, а малыша отдали в сиротский приют, дав ему имя Жан-Батист Гренуй. Прошло восемь лет – и мальчика определили в помощники кожевника, а когда наш герой, чудом выживший в дубильных мастерских, стал почти юношей, случай столкнул его с одним из тринадцати лучших парижских парфюмеров – престарелым итальянцем Джузеппе Бальдини. Эта встреча и определила дальнейшую судьбу пятнадцатилетнего Жана-Батиста, а также судьбы еще множества жителей Франции, прежде всего – жителей городка Граса, где через несколько лет Гренуй, человек, наделенный двумя нечеловеческими особенностями – распознавать любой запах почти сколь угодно далеко и не источать собственного аромата, – совершил серию убийств юных девушек. До поры до времени никто не мог его схватить, покуда жертвой Гренуя не стала красавица Лаура, дочь местного богача, второго консула Граса – Антуана Риши.

Кажется, только ленивый не написал о том, кто из режиссеров с мировым именем в разное время не отступился от идеи экранизировать «Парфюмера». Как теперь, наверное, известно каждому, в этом списке (скорбном? почетном?..) значатся Тим Бертон, Ридли Скотт, Мартин Скорсезе, Милош Форман и Стенли Кубрик. Немецкий режиссер Том Тыквер оказался то ли храбрее, то ли наивнее своих коллег (что, впрочем, не исключает одно другого) и попытался-таки воплотить в жизнь казавшуюся невозможной затею – не просто перенести на большой экран любопытный сюжет о жутком маньяке, убивавшем девственниц, чтобы добыть из их тел дивный аромат, но еще и передать средствами киноязыка сразу две истории. Одну – о гениальном чудовище по имени Жан-Пьер Гренуй, то ли дьяволе, то ли недочеловеке. Другая история связана с запахами и, в сущности, повествует о них же (поскольку не одна страница романа Зюскинда посвящена подробнейшему описыванию запахов, и приятных, и омерзительных – так что очень скоро начинаешь слышать их словно наяву).

Результат тыкверовской попытки оказался сродни Греную. То есть, мягко говоря, неказист. При этом следует признать, что с литературным первоисточником режиссер обращался в целом весьма бережно, хотя кое-где и сократил отдельные сцены, кое-каким второстепенным персонажам «переписал» судьбу (как, скажем, в случае, с первой воспитательницей Гренуя, мадам Гайар), а кое-где подпустил чрезмерного «оживляжа» (как в сцене дистилляции кошки Бальдини, в романе начисто отсутствующей). Тем не менее составить непредвзятое впечатление об истинном масштабе и значимости одного из самых знаменитых романов XX века благодаря тыкверовскому фильму столь же сложно, сколь и благодаря приведенному в этой рецензии синопсису «Парфюмера».

И если в первые минуты картины еще присутствует ощущение, что режиссер хоть как-то стремился передать, пардон за каламбур, дух произведения – отсюда весь этот нехитрый и предсказуемый, но все же эффектный натурализм (голый, покрытый кровью и слизью, младенец в ворохе рыбьих кишок, разлагающаяся рыба, клубок трупных червей и проч.), – то уже через полчаса картина резко меняется. Никакого намека на симфонию запахов больше нет и в помине (даже такой незамысловатый прием, как крупный план ноздрей главного героя, впоследствии уже не будет применен) – зато есть стойкое чувство, что смотришь посредственную экранизацию малоизвестной сказки. Это ощущение мало-помалу сменяется понемногу крепнущим подозрением, что фамилия Тыквер явилась лишь грандиозной мистификацией и приманкой для дистрибьюторов, а на деле фильм снимал некто, представляющий собой помесь страдающего мигренью (и потому неспособного сосредоточиться) Тима Бертона с заметно ожесточившимся, но еще не полностью утратившим веру в человечество Лассе Халльстремом – отсюда и эта любовь к «сказочным» спецэффектам, и неизбывная тяга к необязательному гротеску, и сентиментальные нотки, явно проскальзывающие при обрисовке образа главного героя. А сцена на площади, в которой Гренуй наблюдает псевдооргию (о которой стоило бы сказать отдельно – как-то уж очень вяло и безрадостно изображают свальный грех занятые в массовке актеры, и как-то чрезмерно целомудренно поджимают они ноги, прежде чем продемонстрировать городу и миру свою неприглядную наготу), перемежающаяся флэшбеками, заставляет вспомнить неприличную фразу из бородатого анекдота (посмотрите фильм – непременно догадаетесь, какую). Сам Тыквер утверждал в одном из интервью, что снимал картину о всеобъемлющем чувстве любви. В итоге же получилось кино про трудоголика, слишком поздно сообразившего, что можно было не работать, а просто… как бы это помягче сказать? – наслаждаться интимным общением.

Отдельного упоминания заслуживают поистине чудовищный дубляж ленты, благодаря которому эмоции почти всех героев кажутся утрированными, и вопиюще плохая игра суперзвезды мирового кино Дастина Хоффмана, для которого роль парфюмера Бальдини, похоже, является худшей за всю карьеру.

Вот с кем режиссеру действительно повезло – так это с исполнителем главной роли. Двадцатипятилетний англичанин Бен Уишоу, звезда лондонского театра «Олд Вик», прекрасно воплотил на экране образ помешанного на любимом занятии уродца, не являющегося человеком в полном смысле слова. И никакой Тыквер не смог ему в этом помешать.

Белла ЧЕРНОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


2 комментария

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

DVD-обзор
Амурская осень
Невинная


««« »»»