Алмазные реки

К 2007 году государство собирается полностью восстановить контроль над алмазодобывающей корпорацией «АЛРОСА», что трактуется отдельными «аналитиками» как очередной виток «огосударствления» экономики. Напомню, что данная компания по сути никогда не приватизировалась. Она была формально «якутизирована» – в типичном для раннеельцинской эпохи алгоритме. И с тех пор государство, осознав специфический характер алмазного рынка, всячески пыталось ее «деякутизировать».

До последнего времени примерно половина добычи сырых алмазов приходилась на компанию De Beers, четверть – на российскую «АЛРОСА». А все остальное – на разных мелких производителей. Сейчас эта структура меняется в сторону ухудшения показателей основных игроков. Алмазный рынок очень специфичен и уязвим. Эта сверхкапиталоемкая «циклопическая» промышленность базируется на тоненькой ноге – реализации ювелирных бриллиантов. Как только наступает ухудшение общей конъюнктуры, первое, от чего отказываются потребители, это покупка бриллиантов. Цены на сырье должны в этом случае обвалиться. Но колоссальная производственная цепочка такого выдержать не может.

Именно поэтому De Beers – не просто продавец, но и крупнейший добытчик сырых алмазов, – создал монополию, позволяющую контролировать цены. Компания De Beers скупала определяющую часть мировой добычи сырых алмазов, в том числе и контрабандное сырье, поступающее на рынок криминальным путем. В периоды плохой конъюнктуры эта компания создавала огромные запасы алмазов и регулировала их выброс на рынок.

Это, безусловно, была монополия. Но монополистом De Beers выступала по отношению к потребителям ювелирных бриллиантов. А это, конечно, «самая уязвимая» категория мирового населения! Именно на защиту их интересов должны быть направлены все усилия мирового сообщества! А также Евросоюз, который десятилетиями травил De Beers, вводя против нее санкции. И наконец каким-то чудесным образом дотравил, заставив отказаться от соглашения с Россией. Напомню, что предметом соглашения была продажа De Beers большей части нашего сырья с целью его централизованной реализации.

Думаю, южноафриканская компания смирилась потому, что просто устала бороться за сохранение «алмазного трубопровода» в рамках соглашений с основными игроками, в условиях когда мелких игроков становится все больше, а политика бывших партнеров – все менее добросовестной.

Для России это новое положение вещей создает колоссальные риски. Теперь нам самим придется обеспечивать реализацию наших сырых алмазов по ценам, которые будут стабилизировать наше производство. Раньше, с помощью De Beers, нам удавалось в течение десятилетий поддерживать и даже постепенно повышать цены. Теперь необходимо сформировать собственную стратегию поведения в условиях разрушающегося рынка, который сейчас никем не регулируется – во всяком случае, для нашего сырья.

Невозможно представить себе, чтобы в России кто-нибудь, кроме государства, был бы способен хотя бы осознать угрозы, существующие на глобальном алмазном рынке. Оговорюсь: государства, несколько отличного по масштабам и мощи от суверенной Якутии. Чтобы сохранить российскую компанию «АЛРОСА» как значимого игрока, федеральный центр должен взять над ней контроль. Иначе мы превратимся в некое подобие ангольских «копателей», которые уж точно никакими игроками на мировом рынке не будут никогда.

Михаил ЛЕОНТЬЕВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” №34 (430) за 2006 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).

 


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Мертвый язык
Ложные рубежи
DVD-обзор
“Пилигрим” нашел пристанище
РАН или не-РАН?
Битва титанов
Пустые места
Рок-н-ролл – это мы


««« »»»