Они, я и ЭТО

Мне, как и любой женщине, иногда снятся неприличные сны. Чаще всего в них фигурируют малоизвестные немецкие актеры, но бывает, что и политики появляются. Точнее, мужчины, похожие на некоторых политиков.

Сон первый: человек, похожий на президента

Он часто мне снится. Молчаливый, сдержанный ариец, покупающий рубашки в «Детском мире». Он из тех мужчин, которые в ресторане информируют: «Пойду ручки помою» и аккуратно складывают свои вещи на стуле перед тем, как лечь в постель с женщиной. С ним не бывает сюрпризов: сначала он кладет руку мне на грудь, дожидается эрекции, затем встает, ищет ногой тапочки, идет к шкафчику. Шуршит там деликатно, как мышка, достает коробочку с презервативами, закрывает шкафчик, смотрит в окно: «Как там моя машина?», садится на кровать, изучает срок годности на упаковке, достает презерватив и смотрит его на свет, дует в него, надевает, поворачивается и советует: «Иди ко мне». После полового акта я тянусь к нему: «Володенька Владимирович!», а он дергается всей спиной, он занят – завязывает узелком резинку. «Боишься, что убегут?» – хихикаю я, а он притворяется, что не слышит. Уходит в ванную и что-то там делает целый час. Мне очень хочется узнать – что. Но он никогда не впускает меня. Я жалуюсь подругам на его холодность, на то, что он не дарит цветов, не берет меня за руку, не любит танцевать на вечеринках, и мне самой приходится организовывать наши встречи. Подруги утешают: «Его эмоции притупились из-за типично мужского воспитания и плохих фильмов про шпионов. Зато его все боятся». Я соглашаюсь, ведь именно это меня и возбуждает. Я сама боюсь его до одури. Самое страшное, что от него ничем не пахнет.

Сон второй: человек, похожий на помощника президента

Ах, Владислав Юрьевич, мечта моя. Влюбиться в вас было полной катастрофой, потому что по всем признакам вы не из тех, кто перезванивает. Я ни разу не спала с вами в своих фантазиях. Обычно я представляла поцелуи, объятия, ваше жаркое дыхание, смутно – красные боксерские трусы. А дальше – пустота. Не пойму в чем дело. Какой-то сбой в программе. Я понятия не имею, какой вы. Но картинка хороша. Эти черные, почти сросшиеся брови, эта родинка на правой щеке, эти пунцовые губы и ноздри, в которые можно засунуть по фасолине – зачем, для чего вам эта неземная красота? Когда вы идете рядом со своим Бледнолицым, смотреть хочется только на вас. И не верьте женщинам, которые говорят, что внешность не имеет значения. У нас эстетическое чувство развито еще сильнее, чем у мужчин, просто мы привыкли врать. А вы на фоне всех этих высохших мухоморов, которые не занимались сексом со времен Брежнева, просто Аполлон. Уверена, что и целуетесь вы прекрасно, иначе и Папа Римский – плохой папа. Об одном только прошу, заклинаю вас, Владислав Юрьевич – не кушайте на ночь. Иначе я выберу в герои кого-нибудь более стройного. Например, Бреда Питта. Хотя чего уж там – я с ним и так провожу гораздо больше времени, чем с вами.

Сон третий: человек, похожий на главного энергетика

Чудесный мужичок. Неулыбчивый, но не злой, деловитый, с хитроватым прищуром. Такой в колхозе работал бы агрономом и каждый день присылал бы домой тракториста с текстом: «Хозяйка, тут Борисович мешок комбикорма передал». В моем сне он именно агроном, хотя я рассчитывала на электрика. Ну да ладно. Так вот, каждый вечер я слышу, как взбирается на горку его уазик, и тут же вскакиваю с соседской скамейки: «Все, тетя Клава, побегу – мой ужо загудел». Честно говоря, в юности он мне не очень нравился. У кого-то рвотный рефлекс вызывают мужчины с кривыми ногами или женственной грудью второго размера, кто-то рыдает при виде маленького пениса или волосатой спины. А я вот не могла думать о сексе с рыжим лобком. Так что вышла я за него случайно, назло своему кавалеру Славке-красавчику. Но Славка давно спился, а Толик оказался настоящим золотом. Его, правда, часто ругают: «Озимые померзли, яровые не удались», будто это он отвечает за капризы погоды. Я волнуюсь за него. А он, всем смертям назло, входит с кульком клубники: «На вот». Потом, фыркая, плещется под умывальником, долго, с толком и расстановкой ест борщ, закусывая чесночком, потом точно так же, не спеша, с наслаждением занимается сексом. После одного раза мне даже хочется продолжения, и я заигрываю: «Какие у тебя фантазии, Толенька?» Он кладет мою голову себе на плечо и чмокает в самую маковку: «Сарайчик новый хочу. И пяток яблонек следующей весной надо посадить». В общем, хороший мужик, для семьи – самое то. В следующем сне я рожу ему троих. Рыженьких.

Сон четвертый: человек, похожий на руководителя фракции

Дернул же меня черт с ним связаться. Все получилось случайно, во время какого-то банкета. Я – дважды разведенная депутатша, сбитая летчица, когда выпью, даю волю инстинктам. И вот смотрю – рядом сопит, давится пармской ветчиной мой любимый тип мужчины: здоровый и тупой. На подбородке ямочка. Ну, как такого пропустить? Мы не поехали к нему домой, не поехали ко мне, а занялись этим прямо на месте, в кабинке мужского туалета. У него ничего не вышло. Точнее, не вошло. Добиться от Димы твердости было так же трудно, как выхлопотать генералу Макашову место в раю. Но он, похоже, не сильно расстроился. Сообщил, что французский поцелуй – это непатриотично, застегнул ширинку и снова потащил меня за столик – жаловаться на грязь в Москве. Нес какой-то шовинистический бред, не хватало только анекдотов про блондинок. Потом еще долго звонил мне, когда хотел секса (или того, что он под этим понимает) и утешения. Я терпела, потому что на моем горизонте уже маячил климакс. К тому же Дмитрий Олегович по-своему любил меня, просил, чтобы я пела колыбельные: «За печкою поет сверчок, спи-спи, угомонись, сынок». Когда я его все-таки бросила, он написал на моей двери: «Здесь живет Жидовка!!!» Больше я не пускаю его в свои сны, и не знаю, где по ночам бродит дух этого несчастного розового пупса с сорок пятым размером ноги.

Сон пятый: человек, похожий на лидера «правых»

Я – молоденькая, упругая как каучук студентка, Мисс Урюпинск-2004. Он не предлагал жить вместе, просто я сама однажды осталась у него, притворившись больной. На второй день набралась храбрости и попросила: «Боря, купи мне пижаму, что ли». Он вздохнул: «Я уважаю твое решение», принес пижаму, чай с малиной и ключи от автомобиля «Волга». Я очень хотела за него замуж, и не только из-за московской прописки. Просто он обаятельный, как Кот Бегемот, и сам, между прочим, провинциал, родная душа. У нас нашлось много общего: он, как и я, предпочитал ароматизированные презервативы со вкусом и цветом апельсина, а вечерком любил погоготать над историями с анекдот.ру. Но прошел год, а предложения все не было. Иногда он пропадал на несколько дней и возвращался с исцарапанной спиной. Говорил, что это последствия теледебатов. А потом и вовсе перестал оправдываться, даже познакомил меня со своей женой. Я ревновала ужасно. Прокручивала в голове картинки его измен и возбуждалась. Не выдержав истерик, он меня отселил – купил квартирку в Выхине. Теперь мне приходится звонить ему перед приездом. Наверное, он боится, что я нагряну без предупреждения и застану его на очередной «девушке месяца». Но я продолжаю верить всем его клятвам и обещаниям. Дура.

Сон шестой: человек, похожий на министра

Даже если вам немного за тридцать, есть надежда выйти замуж за принца. С Германом мы познакомились в Сочи. После дискотеки, конечно же, в полночь, пошли к морю, искупались, посмотрели на звезды. (Затем я проснулась и выпила воды.) Потом еще погуляли, я позволила ему прочесть лекцию о Большой и Малой Медведицах. Я знаю: если вести себя правильно и выслушать всю эту астрономическую лабуду, то любой ботаник почувствует себя значимым, нужным, эдаким Великим Учителем. Так и получилось: он расслабился, и мы устроились прямо на песке. Я, правда, ляпнула: «Ты бородку отпустил, чтобы она напоминала тебе о том, что ты мужчина?», но он, слава богу, ничего не понял. Повертел в качестве прелюдии языком у меня в ухе и через три минуты облегченно заорал. Да так, что где-то испуганно залаяли бродячие собаки. Потом встал, отряхнул с колен песок и сделал мне предложение. Уважаю. Он милый, правда. Носки и галстуки меняет каждый день. Если бы только не эта привычка вылизывать посторонние ушные раковины! Не знаю, как с этим бороться. А еще как-то раз я на него посмотрела во время кунилингуса – лежит, Оскарович мой, занимается делом и ногами болтает, как ребенок на полянке с ромашками. С тех пор я изображаю оргазм, потому что не хочу быть невежливой.

Сон седьмой: человек, похожий на главного заключенного.

Случилось недопустимое: я, адвокат, влюбилась в своего клиента. Красивый, умный, тщательно выбритый. Очки, тонкие пальцы, тетрадь с какими-то записями, нимб мученика над стриженым черепом. Кто бы устоял? Уже на второе наше свидание я притащила ему «Чудо-творожок» с клубничным наполнителем. Он взглянул устало: «Спасибо, но это лишнее». Как я тогда плакала! Вышла на улицу, села в свою машину и упала на руль: «Мишенька-а-аа, узник ты мой несча-а-астный». Каждую ночь я представляла, как целую его, провожу пальчиком по закрытым векам, шепчу его имя по всему телу, сверху донизу и обратно. Какой это был заключенный, скажу я вам. Настоящий увлажнитель для влагалища! Если бы он захотел, я бы принесла ему пистолет. Да что пистолет – я бы сделала ему минет прямо в кабинете допросов. Но ему было не до меня, и во время наших встреч, чтобы не терять голову от страсти, мне приходилось сдерживаться, думать о несексуальных вещах: рассечении промежности во время родов, тараканах в супе и председателе правительства в обнаженном виде. Ефремович – это, кстати, уже другой сон. Кошмар.

Наталья РАДУЛОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Наш день в Каннах
Код конём
Так что же на обратной стороне?
Сиропные слезы


««« »»»