Песни о любви и смерти

Cover-песню для нового «Джеймса Бонда», по неподтвержденным, но настойчивым слухам, исполнит Тина Тернер. Если это действительно произойдет, то потенциальная аудитория фильма самым решительным образом увеличится, а журнал Moulin Rouge снова обретет утерянную было веру в людей, ответственных за производство «бондианы».

У Джеймса Бонда теперь новое лицо. Изрядно побитого молью Пирса Броснана наконец-то отправили сниматься в третьесортных комедийных драмах типа «Матадора», взяв на его место англичанина Дэниела Крэйга («Проклятый путь», «Пиджак»). Не то чтобы Крэйг имел какую-то самостоятельную ценность, но один только факт того, что из британскоподданного агента во время исполнения особо сложных трюков больше не будет сыпаться песок, внушает оптимизм.

Впрочем, главное даже не это. Ни один нормальный человек все равно не помнит, о чем были фильмы «бондианы» (по крайней мере последние их пять частей). Но вот заглавная песня к каждой из серий становилась событием. На имидж агента 007 в разное время поработали великие люди и коллективы: Том Джонс, Ширли Бейсси, Нэнси Синатра, Duran-Duran, A-Ha, Шерил Кроу, Garbage, Мадонна etc.

Все они пели о любви и смерти, о власти и деньгах, о достоинстве и, простите за банальность, коварстве. Исполнять главную тему для «бондианы» почитают за честь звезды любой величины. Отбор идет среди достойнейших, и кандидатов отсекают, что называется, по живому. Вот и на этот раз среди наиболее вероятных претендентов на запись главной песни для фильма «Казино «Рояль» названы Робби Уильямс и Тина Тернер.

Кажется, что лучшую песню бондианы Goldfinger спела в 1965 году Ширли Бейсси, к болезненно безупречному исполнению которой ближе всего оказалась именно Тернер со своим Golden Eye. В голосах обеих прослеживаются совершенно несочетаемые вещи: спокойствие & надрыв, мудрость & страсть, гордость & кротость. Эти дамы знают, что такое настоящая жизнь, не по историям из книжек в мягких обложках. Самоубийство дочери и безудержный алкоголизм за внешне благополучным фасадом у Бейсси. Рукоприкладство мужа и неимоверные комплексы у Тернер. Это сейчас, в свои 67 лет, она – хрестоматийная ролевая модель успеха для всех угнетаемых в браке женщин. А вот 20 лет назад, когда она из отеля в Далласе ушла в ночь от супруга-садиста с 36 центами в кармане плаща, наспех накинутого поверх ночнушки, ей было не до пафосных деклараций. Прислушиваясь к густому, обволакивающему голосу Тернер, понимаешь, что так точно выражать ярость, триумф, чувство опасности и, конечно, неприкрытую сексуальность может только великая женщина, знающая, что такое страдание, и умеющая ценить жизнь.

На новую песню возлагают большие надежды. Ей предстоит стать главным рекламным козырем нового, 21-го по счету «Бонда». Именно она должна заманить в кинозалы миллионы зрителей по всему миру. И этих зрителей уже не удивишь спецэффектами. Они жаждут эмоций, да таких, чтоб по спине побежали мурашки, а по загривку начали прыгать искорки статического напряжения. Люди ищут такие эмоции, в которые можно поверить. Боб Вильямс для этого слишком молод, его опыт достаточен для песенок про любовь, но маловат для песен про любовь и смерть, власть и успех.

Не много найдется титанов, кроме Тернер, которые смогли бы справиться с такой задачей. Разве что безупречная англичанка Энни Леннокс да подданная США Шерелин Саркисян. Но они на этот раз в конкурсе не участвуют. А жаль.

Михаил МАНАННИКОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Две культуры?
Жизнь как остросюжетное кино


««« »»»