Игра в чехарду

По СМИ и сарафанному радио прошла новая волна слухов: в связи с проектом национальной приоритетной программы по культуре к комбайну Министерства культуры и массовых коммуникаций вроде бы собираются пристегнуть и Минсвязи – тоже ведь информационные технологии. Если уж давать большие деньги, то не на культуру же в конце концов, а на нечто более “серьезное”: на железки, чипы или, на худой конец, на полет на Марс – так их легче будет “приватизировать”.

Все это еще полбеды, если бы не ужас (а точнее, ужас, ужас, ужас!!!) – перманентная революция административных реформ и перестроек аппарата набирает темпы. Ступор, в котором ныне находится чиновничество снизу доверху, продолжится.

Корень зла, существовавший испокон веков, вылез наружу в бурные годы “перестройки”. Именно тогда стало очевидным, что власть того или иного министра вовсе не распространяется на отрасль, а строго ограничивается… аппаратом его министерства. Все попытки как-то повлиять на реальные процессы за стенами “штаба отрасли” неизменно кончались фиаско (правда, не всегда становившемся общественным достоянием). Так что “власть употребить” (и удовлетворить жажду власти, без которой чиновником такого ранга не станешь) можно было, только непрерывно (где десятки, а где и сотни раз подряд) реформируя аппарат. Последний, естественно, прекращал всякую деятельность, и каждый государственный служащий дрожал в одиночку, ожидая новых сокращений и перестановок.

Недавно я подсчитал, что за 16 лет работы в Российском институте культурологии не только сменилось семь министров культуры (каждый из них перестраивал аппарат в среднем два-три раза), но и само министерство трансформировалось туда-сюда (то в Министерство культуры и туризма, то в Министерство культуры и массовых коммуникаций) по меньшей мере четыре раза. Кульминацией этого процесса стала чехарда с министерствами и федеральными агентствами, которая обернулась ожесточенными внутриведомственными “гражданскими войнами”. А чтобы народу стало легче, у “старых”, ликвидируемых министерств не оказалось правопреемников. К счастью, отдельные оставшиеся в аппарате приличные люди иногда вспоминали, что они решали и обещали позавчера. А могли бы и не вспоминать…

Замечу на полях, что наш НИИ менял название и юридический статус абсолютно незаметно для коллектива, который спокойно продолжал работать.

Злые языки утверждали, что весь этот процесс задуман и осуществлен вредителями и врагами народа, чтобы легче было разрушить и разворовать великую страну. Думаю, что это не так: глупости здесь значительно больше, чем злонамеренности. Просто людям надо имитировать руководящую деятельность, а управлять приходится исключительно в рамках “своего” аппарата.

Полагаю, не ошибусь, если скажу, что власть премьер-министра вовсе не распространяется на министров (и уж тем более на их вотчины – сами министерства), а лишь на аппарат правительства.

В таком случае логично предположить, что президент страны реально управляет только своей администрацией, при этом весьма убедительно делая вид, что руководит страной, которая давно вышла из всякого повиновения. Дело в том, что отдельные показательные карательные акции (будь то Чечня или Ходорковский) доказывают вовсе не эффективность, а фиктивность “вертикали власти”.

Остается открытым вопрос, кто и как управляет самим президентом?

Тем временем чехарда перестроек аппарата и административных реформ продолжается. Можно только удивляться, что в народе остаются подвижники, ухитряющиеся при этом делать что-то полезное, а порой и прекрасное, и не только для себя и членов своей семьи.

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” №06 (402) за 2006 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Придется пострадать
Уик-энд с Марком Алмондом
Повесить кирпич
DVD-обзор
Снова в роли королевы


««« »»»