Сила абсурда

На недавнем заседании коллегии Федерального агентства по культуре и кинематографии (сокращенно ФАКК) сильное впечатление произвело выступление Иосифа Кобзона. Всемогущий человек-оркестр, председатель Комитета по культуре Государственной Думы долго жаловался, что ни один из подготовленных его Комитетом законопроектов не проходит, поскольку разбивается об оппозицию правительства и/или Администрацию президента. Так, например, семь лет лежал без движения проект закона об авторских правах, а потом его быстро приняли за два дня «лишь потому, что этого потребовали американцы в качестве условия вступления России в ВТО» (цитирую по памяти, но почти дословно, вот уже точно ФАКК).

Моя первая мысль была – знать бы этого американца! Вторая – а не опубликовать ли его телефон в массовой печати, чтобы граждане России могли наконец добиваться принятия разумных законов? И третье заключение: для того чтобы быть принятым, любое управленческое решение должно формулироваться как жертвоприношение ныне царствующему божеству. Об этом и поговорим.

Когда божество формировалось в рамках религиозного культа, необходимость жертвоприношений как бы сама собой разумелась. Существовала даже конкуренция за право определять, как людям следует жить и каким богам поклоняться. Достаточно вспомнить христианские сюжеты и заповеди: изгнание торгующих из храма, «не сотвори себе кумира» или запрет на поклонение Золотому тельцу.

Позитивизм XIX века парадоксально привел к обожествлению науки. Формула «наукой доказано» в секулярном (светском) обществе стала эквивалентом «воли Божьей» Средневековья. Тогда же Марксом и Энгельсом были заложены основы «экономического детерминизма» – политэкономия постепенно превращалась в науку наук.

Обожествление марксизма-ленинизма еще живо в памяти старших поколений. В том же конференц-зале бывшего Госкино СССР, где проходила коллегия ФАКК, в свое время звучали песнопения во славу Политбюро ЦК КПСС, дававшего бессмертные и обязательные к исполнению указания, нелепость которых была всем очевидна и могла вызвать лишь негодование или снисходительную усмешку.

Нынешнее божество зовут «экономическое развитие». Заметьте, не развитие самого человека (human development), на которое ориентируются наиболее интенсивно развивающиеся сообщества, а голый экономический рост. Именно он становится единственным критерием оценки конечного результата. Отталкиваясь от него, определяются разного рода индикаторы и нормативы, один нелепее другого, во всяком случае, в сфере культуры. Да и в общей перспективе еще четверть века тому назад взлет Юго-Восточной Азии показал, что нормативы являются вовсе не стимулом, а тормозом прогресса.

Почему же мы с таким же внешним почтением и скрытой усмешкой внимаем нынешним благоглупостям, с каким еще вчера относились к марксистской риторике? Да потому, что таковы правила игры. Никто не посмеет сказать, что король голый, если он распределяет бюджетные средства. Отсюда и чудовищные формулировки докладов о деятельности что Минкультуры, что ФАКК (в этом они едины, хоть и воюют друг с другом именно по поводу дележки указанных и других средств).

Научиться нынешним песнопениям не сложнее, чем вчерашним, тем более что они так же далеки от какой бы то ни было реальности. В этом мы в той же степени преуспеем, и конечный результат – крах и смену риторики после неблагоприятного изменения ситуации на рынке нефти и газа – легко прогнозировать уже сегодня.

А жрецам нового культа экономического развития самое время воскликнуть вслед за Тертуллианом: «Верую, потому что это абсурд!» Только вряд ли у них на это хватит мужества.

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №48 (394) за 2005 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

В главной роли – Володя
Поправил макияж…
Паркер-3
Запах жизни
Родина знает


««« »»»