Свободные люди и русские дикари

Наш корреспондент посмотрел комедию Павла Лунгина “Бедные родственники” (Россия, 2005. В ролях – Константин Хабенский, Сергей Гармаш, Эстер Гуетен, Леонид Каневский, Даниил Спиваковский) и теперь делится своими впечатлениями.

Молодой человек в крокодиловых ботинках на босу ногу, гавайской рубахе, белой шляпе и сиротском плащике (Хабенский) прибывает в южный городок Голотвин с целью осуществления аморальной, но безобидной аферы. Перед войной несколько семей покинули соседний город Голутвин, который вскоре был полностью уничтожен фашистами, и выехали на Запад. Теперь дети из этих семей выросли, разбогатели и мечтают разыскать своих родственников. За хороший гонорар молодой человек взялся им помочь, представив Голотвин – Голутвиным, а на роли родственников (за мзду в 20-30 долларов) наняв несколько местных семей.

Картина Павла Лунгина представляет собою грамотно и профессионально сделанную с точным соблюдением международных штампов работу, состоящую из предсказуемых гэгов, вовремя чередующихся с душещипательными моментами. То, что персонаж Хабенского напоминает Остапа Бендера, а типажи и атмосфера фильма отсылают к прозе Бабеля и Шолом-Алейхема – безусловно, хорошо. То, что развитие сюжета и его нехитрая мораль словно списаны со стандартных голливудских нравоучительных комедий, – удручает. Не нужно быть знатоком кинематографа, чтобы с первых же кадров понимать – хоть обман и откроется, но названные родственники, хорошенько поваляв дурака, полюбят друг друга по-настоящему. Все плачут, обнимаются и уезжают в Америку.

Характерно ровно на две части поделены персонажи – россияне, независимо от национальности, пьют, буянят, за пригоршню долларов (других денег не признают) готовы на любые унижения, но в глубине души милые люди. Представители цивилизованных стран культурны, вежливы и благородны. Французский юноша учит своего русского провинциального ровесника, как быть независимым от старомодной мамы. Израильский мафиозо (Каневский), приехавший хоронить прах своей матери, сентиментален, суров, но справедлив. Мы видим стандартную раскладку, в которой есть “свободный мир” и “русские дикари”. Причины этой дискриминации известны – такими желают видеть русских на Западе, и какое-то иное представление просто не воспринимается.

Но это – сугубо технический момент, такой же, как не в меру навязчивый продакт плейсмент. Понятно, что и в жизни люди пьют не анонимную водку, и если в кадре есть какой-то бренд – отчего на этом не заработать? Но когда в художественном фильме несколько эпизодов и планов сняты только ради этого, воспринимать картину как произведение искусства уже сложнее. Что касается юмора, то большая часть фильма проходит в молчании даже на сценах, очевидно снятых для смеха. А ряд эпизодов и вовсе производит откровенно тягостное впечатление.

Борис ГРИШИН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Фестиваль Фрешенет
Энергия ненависти
Творческий вечер Евгения Герасимова
У Кристины свой путь
Без сожаления


««« »»»